Общество
  1. Общество
Общество
Москва
0

«Парад Победы должен стать первым мероприятием после спада эпидемии». Ученый о пике заболеваемости коронавирусом

коронавирус
Пик заболеваемости возможен в середине апреля

Ученые назвали оправданной мерой решение президента продлить самоизоляцию до 1 мая. Этому есть научное обоснование, и связано оно с этапами распространения пандемии. Когда ждать пика заболеваемости коронавирусом и когда эпидемия пойдет на спад, является ли коронавирус новым видом оружия или нет, в интервью «ФедералПресс» рассказал кандидат медицинских наук, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения Курского государственного медицинского университета Владимир Тимошилов.

Владимир Игоревич, каков ваш прогноз по пику коронавируса? Когда это произойдет?

— Мы не раз переживали крупные эпидемии гриппа. Была атипичная пневмония. Но у коронавируса есть ряд особенностей: например, более длинный инкубационный период с момента проникновения в организм. У гриппа это 2–3 дня, а у коронавируса – до 2 недель. Причем длительный и период, в течение которого у человека нет симптомов, но он уже заражает других.

Сейчас мы имеем дело по большей части с завозными случаями. Люди заразились, приехали в Россию и попали в больницы. Но они приехали тогда, когда строгих ограничительных мер не было. Есть официальные контакты, которые устанавливаются. Это могут быть пассажиры одного купе в поезде, одного самолета, совместно проживающие и работающие. Помимо этого, человек мог заразить в магазине, городском транспорте через предметы, дверные ручки.

Если говорить о заражениях, то наибольшее количество могло произойти в прошлые две недели. Пройдет инкубационный период, и пик нас ожидает в середине апреля. Тогда заболевание проявится и у тех, кто вернулся, и у тех, кто заразился. Причем больных, заразившихся в нашей стране, никуда не выезжавших, будет больше. Поэтому надо расширить показания на тестирование: не всех, кто официально контактировал, а кто попадает в поле зрения с тяжелыми респираторными заболеваниями.

Президент ввел ограничительные меры до 1 мая. Насколько они оправданны?

— Чтобы ограничительные мероприятия дали свой эффект, они действительно должны продлиться месяц. Эффект от ограничения контактов, повторюсь, виден через две недели – это длительность инкубационного периода.

За первые две недели проявится заболевание у всех, кто его принес и заразился до введения режима самоизоляции. А вторые две недели – закрепление результата. То есть люди, которые заболели, должны вылечиться к этому времени. Надо, чтобы у всех, у кого есть вирус, он проявился. То есть меры оправданны.

Как будет развиваться вирус дальше?

— Мы можем пойти двумя путями. Вирус может измениться естественным путем, как это происходит с птичьим, свиным гриппами, атипичной пневмонией. Вирус мутирует и на каком-то этапе перестает быть опасным. Второй вариант – он остается у нас. Есть люди, невосприимчивые из-за особенностей иммунитета. Есть переболевшие, но в более легкой форме. Если вирус сохранится как патогенный возбудитель, то в той или иной форме его перенесут все. Но важно, чтобы тяжелыми формами одновременно не заболевало много людей, чтобы не допустить кризиса здравоохранения, как в Италии.

Пока мы видим, что по сравнению с гриппом и ОРВИ потребность в госпитализации при коронавирусе выше. Что касается летальности, то она бывала и больше.

Мог ли вирус быть создан искусственно в качестве оружия?

—Я не сильно верю в версию того, что это оружие. Если коронавирус – оружие, то гибридной войны. Биологическая плюс информационная война, направленные на подрыв экономики.

Но некоторые его свойства для боевого вещества нежелательны. Давайте посмотрим на это дело глазами нападающей стороны. Ей надо, чтобы поражало быстро людей трудоспособного и призывного возраста. А тут много чего наоборот. Долгий инкубационный период. Носители успевают совершить кругосветное путешествие, будучи заразными, но в строю. Для боевого вируса это невыгодно, он может вернуться к создателю. Высокая летальность старшего поколения тоже не сильно на руку потенциальному врагу.

Но это и серьезная вакцина для общественного мнения. На примере этого вируса мы видим, какой экономический ущерб может наносить заболевание. Не только при расходе на лечебную работу. У нас косвенные потери превышают прямые. И мы видим, что потери происходят также от невыхода на работу больных. Это должно заставить задуматься о приоритете профилактических мер в охране здоровья. На данный факт необходимо обратить внимание и государству, и медицине, и бизнесу.

Есть версия, что коронавирус вообще нельзя было создать в искусственных условиях. Как вы к ней относитесь?

—Сложно сказать, что это могло быть. Могли быть опыты, лабораторные работы в том же Китае. И могла произойти авария, оплошность или диверсия, в результате которой возбудитель был выпущен на волю. Например, вынесен на одежде, инструменте или случайно упущен. Возможно, скрыли какое-то происшествие. Пока это можно только предполагать.

Я слышала, что в Израиле хорошо лечат заболевания, при этом у них профилактика хромает. При заражении это тоже сыграло свою роковую роль…

—Я не знаю о ситуации в Израиле. Мне известно об успехах в израильской лечебной медицине. Но могу привести пример Италии. Там много проблем со своевременностью применения помощи. Можно не дождаться в тот же день участкового врача. Длительное ожидание вызова, попустительское отношение к противоэпидемическим мероприятиям. У них качество продуктов, уборка в городах высокие, но биологическая безопасность в больнице, обращение с медицинскими отходами – это далеко не на нашем уровне.

Там любой человек может прийти в роддом, в палату со всякими воспалительными процессами, а врачи часто придерживаются выжидательной тактики. И еще такой момент. В Италии старшее поколение социально активно, а рекомендации по изоляции даются редко. Пенсионеры в Италии собираются в клубы, литературные студии, общества садоводов. Их старики мобильны и часто бывают в больших группах. Это и сыграло свою роковую роль. Врачи тянули, инфицированные продолжали ходить на свои массовые мероприятия и заражали все новых. Раз ограничительных мер нет, эпидемия вспыхивает быстро. В результате мы имеем высокое число больных, которые нуждаются в госпитализации. Просто нет палат, коек, которые могут принять людей.

Наша цель – недопущение такого «завала». Принимаемые меры мне видятся достаточными. Но непонятна ситуация с маршрутными листами. Как отличить, человек поехал в магазин, к родственникам, которые нуждаются в помощи, или самовольно гулять пошел? Что объяснять патрульным? С такой легендой можно объехать половину региона.

А как быть с перемещениями?

—Когда речь о военном времени, землетрясении, там понятны ограничения на личный транспорт. Чем меньше единиц перемещается, тем лучше. Нам надо, чтобы в приоритете стал личный транспорт, а не общественный. Никакие волонтеры с реальным числом больных стариков не справятся. Они помогают 10–15 % тех, кому это реально надо. Нужна действенная помощь дома, которую волонтеры не окажут. Поэтому возможность посещать родственников людям необходима. Другое дело, что все повседневные потребности человека удовлетворяются в пределах муниципального образования. Я бы ввел какие-либо пропуска и маршрутные листы.

Что касается Москвы, в масштабах города это сложно проконтролировать. Но можно говорить о регионах. Живет человек в районе, из него можно выехать не более чем по десятку дорог. На них легко выставить посты с конкретным пониманием, что если человек не работает, то его потребности в продуктах и товарах повседневного спроса удовлетворяются. А если человек работает в городе, тогда ему нужен пропуск, который позволит пересекать границы районов. То же самое и по поводу города. Проблемы должны возникать, когда собралась компания. Таких сидящих на лавочках, «шашлычников» надо разгонять со штрафами.

Если человек выезжает из города, на выезде у него должны проверить пропуск. Если его нет, это нарушение режима карантина. Когда горожанин работает на стратегическом предприятии, у него будет пропуск. Тогда все, что мы имеем, локализуется в городах.

И приоритетом должен стать личный транспорт. Это минимум контактов. Даже если у нас в автобусе и маршрутке едет 1-2 человека на достаточном расстоянии, на эти сиденья сядут другие. А все коварство коронавируса заключается в том, что мы не знаем больного в лицо. Потом, не всякое заболевание протекает как тяжелая пневмония на ИВЛ. Некоторые его перенесут как рядовой случай ОРВИ. Но те, кого они заразят, попадут на ИВЛ.

Почему умирают молодые?

—В медицине нет аксиом. Ту же краснуху можно перенести как легкую аллергию, а могут присоединиться пневмония, дыхательные расстройства и поражение сердечной мышцы. А последствиями могут стать аутоиммунные заболевания. Это зависит от многих факторов, действующих как самостоятельно, так и в сочетании. Понятно, что более тяжелое течение коронавирусной болезни будет при наличии диабета, ВИЧ-инфекции. У них сразу присоединяется бактериальная инфекция. Будут пневмонии смешанного характера. Если у человека были хронический бронхит или астма, у него и так вентиляция легких нарушена. Любой воспалительный процесс приведет к усугублению дыхательных расстройств. Если проблемы сердечно-сосудистые, то сердце и мозг и так находятся в состоянии неполучения кислорода. А при воспалительном процессе в дыхательных путях кислорода будет приходить еще меньше. Поэтому важно обеспечить сейчас стационары кислородным оборудованием.

Можно ли изобрести вакцину?

—В принципе любой вирус реализует свое действие в клетке. Почему вредоносную компьютерную программу назвали вирусом? Она работает похожим образом. Это генетический код. Он встраивается в клетку и заставляет, разрушая, воспроизвести себе подобных. Противовирусные препараты препятствуют переходу вируса. И они должны применяться с первого дня, пока инфицированных клеток немного. Можно задавить на этом этапе. Получится ли сделать препарат от коронавируса, вопрос к генетике. Препарат будет нужен. Чтобы говорить о вакцине, надо видеть картину. Во-первых, будет ли вирус мутировать? Иначе разработают вакцину, которая даст невосприимчивость организма к определенному генетическому коду, а через одну-две недели мы получим вирус с изменившимся генетическим кодом.

Вакцина же будет работать, если в вирусе наблюдаются стабильные структуры. Как вирус гепатита B. Там есть стабильные структуры, которые иммунная система может распознать и по этим признакам его атаковать. И вакцина содержит такие вещества. Будут ли такие у коронавируса и будут ли они стабильны – вопрос первый. И вопрос второй – это устойчивость самих антител. А это мы увидим только при длительном наблюдении, то есть когда пройдет массовая волна.

Будут ли повторно заболевать люди, которые достоверно перенесли коронавирус?

—Если да в какой-либо форме и опять коронавирусом, значит, стойкого иммунитета у нас не возникает и вакцина будет бесполезна. Если повторные заболевания при доказанном контакте происходить не будут, вакцинация будет перспективна вплоть до включения в календарь прививок.

Когда можно ожидать спада коронавируса?

— Спад как раз ожидается через месяц. Когда все вылечатся и будут выписаны, а новых заражений будет минимум, тогда мы будем ожидать спада. Нужен стимул. Считаю, что нам надо провести парад Великой Победы. Ответственность и дисциплина, о которых сказал президент, нам важны для того, чтобы провести этот парад. По-хорошему он и должен стать первым мероприятием в стране, где заболеваемость пошла на спад.

Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Сюжет по этой теме
4 февраля 2020, 17:59

Пандемия коронавируса

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1