Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Республика Башкортостан
0

Радий Хабиров: «Комплекс экологических проблем в Башкирии очень большой»

Глава Башкортостана, как и практически все региональные лидеры, принимает участие в ПМЭФ-2021
Глава Башкортостана, как и практически все региональные лидеры, принимает участие в ПМЭФ-2021

Глава Башкортостана, как и практически все региональные лидеры, принимает участие в Петербургском международном экономическом форуме. О новых проектах, которые планируется реализовать, чем может гордиться республика и что попробовать в Башкирии глава региона Радий Хабиров рассказал в совместном интервью делового издания «Ведомости» и РИА ФедералПресс.

Радий Фаритович, что вы считаете визитной карточкой Башкирии?

—Прежде всего, нефте- и газохимию. Второе – это уникальный природный потенциал, и третье – особая характеристика, межнациональное и межконфессиональное единство республики.

Какая главная достопримечательность республики?

—Их очень много, могу высказать только свое мнение. Практически всем своим друзьям и коллегами я советую посмотреть уникальную пещеру Шульган-Таш, где сохранены наскальные рисунки, датируемые периодом 17 тысяч лет назад. По сути, это рисунки первобытного человека – изображения мамонтов, шерстистого носорога, тех животных, которые в то время бегали по горам и степям Башкортостана. Это уникальная достопримечательность.

Какую еду и напитки вы советуете попробовать своим гостям?

—Конечно, стоит попробовать кумыс. Второе - башкирского гуся, которого по-разному готовят, его вялят, коптят, варят, жарят. И, безусловно, мед.

С чем вы приехали на ПМЭФ? Какие проекты хотели бы выделить?

—Проектов у нас много. Один из главных – по развитию нашего газохимического и нефтеперерабатывающего комплекса, два года мы живем идеей создать предприятие, аналогичное «Газпром нефтехим Салават», по более глубокой переработке газа. Мы за это время осуществили технико-экономическое обоснование, акционеры заключили соглашение с «Газпромом» на поставку сырья. Это 28 млрд кубов газа. Для нас горизонт планирования – 30-40 лет, и мы создадим предприятие по переработке. Также мы демонстрируем развитие нашей перерабатывающей промышленности, у нас на стенде стоит генератор. Это уникальная история, когда боевой двигатель находит применение в мирной жизни.

Планируем целый ряд переговоров и соглашений в сфере сельского хозяйства и производственно-строительных материалов. Здесь мы уже договорились с компанией «Сода» заключить соглашение по модернизации производства соды на 27 млрд рублей. У нас насыщенная переговорная и договорная программа.

Одно из главных направлений, которое стало наиболее актуальным после прошлого пандемийного года – цифровизация медицины. Перед регионами была поставлена задача увеличивать ее глубину. Что делает Башкирия в этом направлении?

—Когда мы плотно занялись здравоохранением, два с половиной года назад, у нас среди жалоб жителей недовольством здравоохранением стояло на первом месте. Сейчас – на пятом-шестом месте, даже несмотря на то, что продолжается пандемия. Чтобы перейти к высоко технологическим вещам по цифровизации, нужно, прежде всего, обеспечить «железо». Сейчас в республике более двух тысяч ФАПов, наша задача была все их «закольцевать» в единый цифровой контур. Важно, чтобы сельчанину, который заболел, не пришлось ехать в районный центр за листком нетрудоспособности. Сейчас фельдшер может отправить все материалы врачу, тот поставит цифровую подпись, ездить никуда не нужно.

Также мы достроили ЦУР – центр управления регионом. Это территория в 6 тысяч квадратных метров. Мы специально решили, что это должно быть отдельное здание, быстро его построили, и вся аналитика, которая существует, в том числе в сфере медицины, есть в ЦУРе. Это более высокий технологичный уровень, к которому мы можем перейти, когда решим простейшие задачи. Элементарно – провести интернет в ФАП, обучить людей, перевести медицинские карты в «цифру» и так далее.

Весь прошлый год длилось противостояние в Куштау. Проблему удалось решить с позитивным итогом. Скажите, что сейчас происходит с экологией в регионе? Какие болевые точки еще остались?

—Учитывая, что наши предприятия – добывающие, перерабатывающие, тяжелые химические производства – развивались долгие годы, конечно, комплекс экологических проблем очень большой. Я точно могу сказать, добыча соды - не самая большая проблема, которая у нас есть. Если взять площадку «Уфахимпрома», то она требует гораздо больше средств и усилий. Тут история тяжелая, мы ведем переговоры с правительством. Силами республики вред, который причинен территории в более чем 100 га, мы не ликвидируем. Нужно все вопросы решать системно. Но мы понимаем, что если не будем развивать новые предприятия, то не будет ни зарплат, ни социалки, ничего другого. Во всем нужен баланс.

А если говорить о соде, то мы сейчас готовим программу ликвидации так называемых «белых морей соды». Деньги для этого есть, мы ведем переговоры со Светланой Радионовой (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования - главный государственный экологический инспектор Российской Федерации – прим. ред.), мы знаем, как решать эту проблему. О ней всегда говорили, но не приступали. Мы приступим и решим.

Фото: ФедералПресс / Дмитрий Шевалдин

Сюжет по этой теме
5 мая 2021, 12:47

ПМЭФ-2021

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати