горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Приморский край
0

«Все очень сложно». Может ли опека просто так забрать ребенка из семьи?

«Все очень сложно». Может ли опека просто так забрать ребенка из семьи?
Ювенальная юстиция в РФ отличается от шведской

В России очень часто работа органов опеки и попечительства становится предметом обсуждения. Истории о разлученных детях и родителях вызывают отклик в СМИ и в обществе. Однако в итоге работа органов опеки обрастает домыслами и мифами. Многие из этих слухов приписывают российским чиновникам возможность отбирать детей даже у самых благополучных и любящих родителей. Масла в огонь добавила история уроженца Хабаровского края Дениса Лисова. В 2012 году он выехал в Швецию вместе с женой и дочерью. За рубежом у них появилось еще двое детей. Пока Лисов искал работу и находился не с семьей, с его женой случилось несчастье – обострилась душевная болезнь. Ее поместили в больницу, а девочек забрали соцслужбы. Когда отец попытался забрать их, зарубежные чиновники ему отказали, так как у него не было официальной работы и жилья. Дети оказались в семье опекунов-мусульман. В итоге Денису Лисову пришлось практически выкрасть своих дочерей и в срочном порядке выехать в Россию.

Однако ювенальная юстиция в РФ отличается от шведской – в российских реалиях такая история попросту невозможна. У местных органов опеки есть две основные задачи: сохранить жизнь и здоровье ребенка, а также по возможности оставить его жить с родными родителями. О работе приморских органов опеки, социальных проектах и жизни социальных сирот – в материале «ФедералПресс».

Дети-сироты – какие они бывают

В России есть несколько категорий детей, оставшихся без опеки родителей. У некоторых из них родные погибли, от других отказались еще в младенчестве, а третьи – их порядка 70% от общего числа воспитанников – живут в казенных учреждениях при живых родителях или других кровных родственниках, которые по каким-то причинам не могут заниматься воспитанием детей. Последняя категория – это так называемые социальные сироты. Их органы опеки изъяли из трудных семей, а взрослых - либо полностью лишили родительских прав, либо ограничили в них по собственной вине.

В Приморье существует десятки организаций, которые принимают таких детей, из них 25 – это центры содействия семейному устройству. Для ребят с ограниченными возможностями здоровья есть 16 учреждений – коррекционные школы-интернаты. Для малышей до трех лет в крае работает дом малютки.

Начальник территориального отдела опеки и попечительства Первореченского района Владивостока Ольга Черноливская рассказала корреспонденту «ФедералПресс», что под надзором оказываются не семьи в целом, а сами дети. По ее словам, чаще всего в поле зрения – ребята из семей алкоголиков.

Однако далеко не все неблагополучные семьи берутся под надзор. Учитывают только те, в которых детям в какой-то момент угрожала опасность, то есть взрослые не выполняли свои родительские обязанности. Такие случаи не оставляют без внимания даже когда семья выправилась, а ребенок оказался в нормальной обстановке.

Черноливская рассказала, что половина сотрудников опеки – это государственные служащие. Все они работают в соответствии с должностными инструкциями и не отходят от регламента.

«К подопечным семьям сотрудники опеки приходят до пяти раз в год. В число таких семей попадают опекуны, которые недавно взяли детей под свое крыло. Кроме того, следят за теми семьями, в которых родители нарушили закон. Опека работает с ними до тех пор, пока ребенку не исполнится 18 лет», – добавила глава отдела.

Ольга Черноливская подчеркнула, что отобрать ребенка просто так никто не может. Забрать у родителей их сына или дочь возможно только в том случае, если ему или ей грозит серьезная опасность. Угроза жизни и здоровью – главная и единственная причина, по которой можно забрать несовершеннолетнего из семьи.

«Детей у родителей забирают крайне редко. Если вы, например, кричите на ребенка, то забрать у вас его не могут. Однако если такое себе позволяют опекуны, то мы рекомендуем им обратиться к психологу. Кричать на детей, конечно же, нельзя, воспитывать их нужно спокойно», – уточнила чиновница.

0b3af43e445d0a2c2fe7d8d365b3eba3.jpg

«Их главная задача – охрана здоровья ребенка»

Семейный психолог из Владивостока Оксана Лосова рассказала «ФедералПресс» о своем опыте общения с органами опеки. У нее самой на попечении находится двое детей-сирот.

«Да, есть такой стереотип, что органы опеки – это что-то страшное. Но я сама брала под свою опеку двоих детей. Их самая важная цель – охрана здоровья ребенка. Люди, которые там работают, в первую очередь смотрят на самих детей, а не выполняют формальную функцию», – рассказала Лосова.

Психолог добавила, что есть люди, которые неискренни с чиновниками и преследуют какие-то свои цели.

«Взрослые могут манипулировать органами опеки, а не пытаться решить проблему ребенка. Это не только те случаи, когда кто-то берет под опеку сироту из приюта, а когда еще решается вопрос проживания с родственниками. Бывает, что отцы хотят оставить ребенка у себя, но только затем, чтобы получить доступ к жилплощади или по другой меркантильной причине», – добавила специалист.

Оксана Лосова сообщила, что сталкивалась со случаем, когда общественная организация помогла одинокой маме решить ее проблемы и оставить ребенка. Женщина оказалась в тяжелой ситуации и не могла заботиться о своем малыше должным образом.

Психолог добавила, что ее решение стать опекуном было похоже на решение завести родного ребенка. Она уточнила, что при оформлении документов органы опеки ее во многом поддерживали. «Да, процедура на первый взгляд была трудная, сбор документов проходил две недели, плюс школа приемных родителей. Однако для меня все произошло очень быстро и легко. В первый раз я это проходила в 2012 году, во второй раз – недавно. С течением времени многое изменилось, однако оба раза меня поддерживали чиновники», – добавила Лосова.

Кроме того, у жительницы Владивостока после оформления опеки над вторым ребенком начались неприятности. Появились люди, которые начали возмущаться тем, что она взяла под свое крыло двоих детей. Недоброжелателей, по словам Лосовой, не устраивала личность ее мужа.

«На меня и мужа писали заявления в прокуратуру. Опека меня отстаивала по всем фронтам. Я многого даже не знала, пока чиновники не попросили меня саму написать ответ в правоохранительные органы. Заступились за меня потому, что они видели, как живут дети, общались с нами. В рамках закона чиновники сделали все, чтобы дети остались с нами», – рассказала специалист.

Пункт назначения – школа

Один из создателей социально значимого проекта «Ребенку нужна семья!» Екатерина Цой рассказала, что чаще всего о детях, находящихся в неблагополучной обстановке, узнают либо из школы, либо от сердобольных соседей.

«Чаще всего «лакмусовой палочкой» для выявления проблемы становится успеваемость детей в школах и их поведение на уроках. Это логично, ведь ребята большую часть времени проводят именно в учебных заведениях. А если не проводят – это тоже повод задуматься о том, все ли в жизни ребенка в порядке. Через школу и классных руководителей органы опеки узнают о тех детях, которые нуждаются в помощи или имеют все предпосылки к тому, чтобы совершить преступление», – отметила специалист.

По мнению Екатерины Цой, тотальная нехватка ресурсов российских органов опеки и попечительства приводит к тому, что о детях с проблемами в семье узнают уже тогда, когда случилось что-то плохое.

«Мы «бьем по хвостам» - ведем борьбу с уже разгоревшейся проблемой нарушения детско-родительских отношений, вместо того, чтобы обратить внимание на семью тогда, когда ей еще можно помочь. Например, все соседи знают, что мама двоих детей из второго подъезда периодически срывает свой гнев на малышей потому, что от нее ушел единственный кормилец, а с устройством на работу не складывается. Девушка все чаще и чаще глушит горе в бутылке, в пьяном угаре забывая о детей нужно банально покормить. Через некоторое время в территориальную опеку поступит звонок от сердобольных соседей, «уставших» смотреть на то, как дети медленно умирают от голода. В итоге – ребята отправятся в детский дом, а мама – окончательно сопьется. Ячейка общества распалась. А ведь все могло бы пойти совсем иначе, узнай опека о проблеме мамочки в самом начале – ей могли бы помочь найти работу, детей – устроили в детсад. Семья осталась бы жива. Эта история основана на реальных событиях, происходящих в каждой второй неблагополучной семье», - добавила эксперт.

08fe44b644cb90e233b782563379e1ff.jpg

В России, к сожалению, система ранней профилактики неблагополучия еще не разработана на государственном уровне, но реально работающие проекты, направленные на оказание помощи детям и родителям в «зоне риска». Например, приморская служба экстренной помощи «Социальный патруль» и ее выездная бригада «Друг, помощник, консультант», которые ежегодно возвращают мир и благодать в сотни нуждающихся семей. Все что нужно для получения бесплатной квалифицированной помощи психологов, медиков и социальных работников – поднять трубку и позвонить по номеру 8 (423) 290-20-11.

«Очень важно, чтобы люди поняли, что ни у опеки, ни у сотрудников системы профилактики нет цели непременно изъять ребенка из семьи. В России реализуется большая программа по возвращению детей кровным родственникам, по семейному устройству осиротевших ребят в семьи граждан, а вот программы и уж тем более планов по разлучению малышей с родителями – нет, не было и никогда не будет. Наша задача – оказать максимальную посильную помощь оказавшимся в беде семьям, чтобы ни один ребенок на собственном примере не узнал, как это страшно – потерять маму и папу. Изъятие – это крайняя мера, принимаемая уполномоченными органами только если жизни и здоровью ребенка грозит опасность», – добавила создатель проекта.

Для чего органы опеки

И это верно - органы опеки в России изначально созданы для того, чтобы защищать детей, даже от их родителей. В стране, где семья – одна из основных ценностей, невозможно без веских оснований разлучить родственников. Благополучные родители, которые обеспечивают ребенка всем необходимым, не бьют его, могут вообще ничего не опасаться. Конечно, кто-то может потребовать проверку от органов опеки, но инспектора в данном случае уйдут ни с чем. При этом абсолютно неважно, кем является взрослый. Семью заводят и бывшие преступники, и пока ребенок благополучен, никто не посмеет его отнять.

Более того, система идет навстречу даже тем, кто, казалось бы, давно упустил свой шанс. Дети растут очень быстро. Многие уже очень скоро сами будут решать, стоило ли родителям давать возможность восстановить семью. Здесь уже никакие ведомства не помогут.

Фото: Елена Майорова / ФедералПресс, Виктор Вытольский / ФедералПресс, Евгений Поторочин / ФедералПресс

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Теги
дети опека
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1