Общество
  1. Общество
Общество
Кемеровская область
0

Из Кузбасса в Крым и обратно. Как коронавирусные ограничения влияют на отдых в России

Крым с начала сезона посетили уже миллион туристов
Крым с начала сезона посетили уже миллион туристов

Многие российские регионы еще в июне отменили обязательную самоизоляцию для жителей других субъектов, на черноморском побережье туристический сезон в самом разгаре. В Крыму, к примеру, в этом году уже побывали 1 млн туристов. Но тем не менее ограничения въезда в некоторые города и регионы, запрет на работу общепита, бассейнов, отдельных предприятий продолжают действовать. Журналист «ФедералПресс» в июле побывала в Крыму и Нижегородской области и оценила, мешают ли коронавирусные ограничения отдыху. Подробности в нашем материале.

Аэропорты России: полные шаттлы и отсутствие масок

Июльскую поездку в Нижний Новгород к родственникам и затем на Черное море я запланировала еще в марте. Тогдаэпидобстановкав России не была столь пугающей – в большинстве регионов действовали только небольшие ограничения на передвижение, никакой принудительной самоизоляции нигде еще не было. Уже в мае из-за неопределенности ситуациия начала подумывать об отмене поездки, но, к счастью, с 12 июня нижегородские власти отменили обязательную самоизоляцию для жителей других регионов, а с 1 июля Крым открыли для туристов.

Мой маршрут был сложным, поэтому в течение двух недель я побывала в четырех аэропортах: кемеровском, новосибирском Толмачеве, московском Домодедове и нижегородском Стригино. Терминалы были полупустыми, притихшей выглядела даже обычно многолюдная московская воздушная гавань.

Отмечу, что везде сотрудники аэровокзалов соблюдали масочно-перчаточный режим, чего не скажешь о пассажирах. Лучше всего ситуация с масками обстоит в столице: еще на входе в Домодедово сотрудники зоны первоначального досмотра просили всех надевать средства защиты. Иначе не пустят. В Кемерове и Новосибирске по терминалам прогуливались полицейские и периодически напоминали пассажирам о масочном режиме. В зоне вылета ни одного из аэропортов таких сознательных правоохранителей я не заметила.

Социальную дистанцию пассажиры худо-бедно старались соблюдать, но при предполетном досмотре не обошлось без очередей. Сотрудники терминалов даже не пытались контролировать ситуацию. При посадке нас тоже никто не разводил по сторонам. Наоборот, до самолета в кемеровском, московском, симферопольском аэропортах мы ехали в битком набитом шаттле.

Выгодно отличилось в этом плане только новосибирское Толмачево, где потоки пассажиров развели. Посадку объявили за 45 минут, люди подходили не толпой, а поодиночке, затем спускались по лестнице и пешком шли до воздушного судна. Такое внимание неудивительно: новосибирский аэропорт – крупный транспортный узел, а в самом регионе слишком много коронавирусных больных.

На 29 июля в Новосибирской области врачи зарегистрировали 9140 случаев заражения опасной инфекцией, 722 человека выздоровели, 218 пациентов скончались.

На самом борту самолетов S7 Airlines и «Алросы», заполненных процентов на 75, маски и перчатки носили только стюарды – пассажиры нет. И я с этим согласна: невозможно сидеть с повязкой на лице четыре-пять часов полета.

Нижегородская область: закрытые рестораны и полупустые улицы

Мое путешествие по Нижегородской области включало три пункта. В деревне Савелово Богородского района о коронавирусе, конечно, слышали, но считают его, скорее, страшилкой для детей и происками капиталистов. Социальная дистанция тут соблюдается сама собой, учитывая удаленность домов друг от друга. Собираются местные жители по вторникам у машины с молоком и ежедневно на пляже у деревенского озера.

Магазина в деревне нет – за продуктами жители ездят в соседний Богородск – провинциальный захолустный город с неотремонтированными фасадами старинных зданий и базарными рядами на центральной площади. При этом город есть город: на дверях всех магазинов вывесили объявления о необходимости соблюдать масочный режим и социальную дистанцию. В основном жители следуют рекомендациям.

Такими же плакатами увешан и общественный транспорт. Но тут богородцы следуют уже другому принципу: строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Поэтому в автобусе до деревни в маске ехал только водитель.

В центре Нижнего Новгорода с соблюдением противоэпидемических норм и запретов дело обстоит средне: посетители магазинов, аптек – в масках, а продавцы – нет. На улице дистанцию никто не соблюдает, но и народу не так много. В общественном транспорте некоторые пассажиры едут в защитных повязках, но большинство предпочитает обходиться без них. Кондукторы не возражают.

В Нижнем Новгороде для меня стало проблемой найти место, где можно поесть. Несмотря на то, что власти разрешили работу летних веранд, многие кафе в Нижнем Новгороде по-прежнему были закрыты, работали только доставка и самовывоз. Я смогла найти только один работающий ресторан с террасой. Он находится на Нижне-Волжской набережной. Отмечу, что все требования и нормы там строго соблюдаются: у меня измерили температуру на входе, на столах и в туалете есть антисептики, официанты протирают столы перед и после каждого гостя, используют одноразовые меню, весь персонал носит маски и перчатки.

В Нижегородской области, по данным регионального оперштаба на 29 июля, врачи зафиксировали 23489 случаев заражения COVID-19. Из них вылечилось 18674 человек, скончались 374 пациента. На данный момент власти разрешили тренировки детских спортивных команд, возобновили работы летних веранд кафе в парках.

Бескоронавирусный Крым: Черное море и толпы

Вторую неделю отпуска я провела в Феодосии на черноморском побережье. Крым живет отдельной от всей России жизнью. Во-первых, там уже все работает: и музеи, и аквапарки, и аттракционы.

Во-вторых, если в Кемерове, Новосибирске, Москве жители хоть как-то соблюдали дистанцию и масочный режим, то в Феодосии, в том числе и на городском пляже, никто и нигде не следует предписаниям. Все запреты формальны. Похоже, местные власти даже не пытаются следить за соблюдением норм, несмотря на все заверения крымского губернатора о том, что ситуация контролируется. Но в столовых и ресторанах требованиям следуют: быстро убирают мусор, постоянно протирают столы, умывальную зону оборудовали и мылом, и антисептиком, и одноразовыми полотенцами. В общем, поесть можно в относительно безопасной обстановке, хотя при покупке обеда не обходилосьбез очередей.

На пляжах в Феодосии туристов было не очень много, но и отдыхала я не в самом популярном месте Крыма. Кроме того, количество людей сильно зависит от типа места отдыха и наличия удобного входа в море. На галечном пляже, где я загорала, было довольно свободно, а вот на песочно-ракушечном – негде яблоку упасть.

По рассказам моих новых знакомых в Феодосии, сами жители полуострова в существование коронавируса не верят. На момент моего пребывания в Крыму было всего девять заболевших, из них семь – в Севастополе. Феодосийцы воспринимают инфекцию как что-то очень далекое и к ним не относящееся. А те, кто все же доверяет официальной информации, просто укрепляют иммунитет морскими прогулками и плаванием.

По данным крымского оперштаба, в республике на 29 июля зарегистрировали 1163 больных коронавирусом, за минувшие сутки – 24. Выздоровел от болезни 861 пациент. По словам главы регионального управления Роспотребнадзора Натальи Пеньковской, за последнее время в республике наблюдается рост числа заразившихся инфекцией. Причина – увеличение турпотока.

Возвращение в Кемерово

С 5 июля в Кузбассе отменили обязательную самоизоляцию для прибывающих из Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя, Анапы и Сочи, поэтому в аэропорту меня не встречали специалисты Роспотребнадзора, а люди, как обычно, толпились у стоек регистрации.

По моим наблюдениям, в самом Кемерове отношение к коронавирусу индифферентное: все знают, что он есть, но его никто не видел. На улицах много людей, рестораны, музеи, библиотеки работают, курорты принимают гостей, в общественном транспорте полно безмасочных людей... В общем, регион живет своей докоронавирусной жизнью. Мне кажется, это правильно: люди устали от «ковидных» новостей и бессмысленных ограничений. На мой взгляд, ни одни перчатки, антисептик и стерильная чистота в доме не уберегут от болезни. Тем не менее в Кузбассе продолжает действовать обязательный масочный режим, ограничения на въезд и выезд из региона. Поэтому в магазины я все-таки маску с собой беру, иначе могут отказать в обслуживании.

По информации кузбасского оперштаба, на 29 июля врачи зарегистрировали в регионе 3481 случаев заражения коронавирусом, из них 2144 человека выздоровели, 22 – скончались.

Фото: ФедералПресс / Екатерина Лазарева, Полина Зиновьева, Полина Петренко, Нина Обелюнас, Евгений Поторочин, Оксана Порицкая.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1