горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Иркутская область
0

Невыдуманные истории Тулуна. Что досталось сибирскому городу после наводнения

Последствия паводка в Тулуне – самая обсуждаемая тема в последние полгода
Последствия паводка в Тулуне – самая обсуждаемая тема в последние полгода

Последствия паводка в Тулуне – самая обсуждаемая тема в последние полгода. Много отчетов комиссий, заявлений президента и чиновников самого высокого уровня. По официальной версии именно Тулун стал финальной точкой в карьере экс-губернатора Иркутской области Сергея Левченко. Тем временем у тулунчан своя жизнь. В стороне от большой политики, но с нешуточными страстями. Как живут рядовые жители пострадавшего города, что чувствуют и на что надеются – в репортаже «ФедералПресс». Наш корреспондент съездил к тулунчанам и поговорил с ними о жизни после «большой воды».

Безработный и бездомный

Сейчас у Ивана Говорина от всего бизнеса остался только манипулятор. Грузовик с крановой установкой сейчас в Тулуне самая востребованная техника. Поэтому, по словам тулунчанина, на жизнь хватает. Хотя доходы с «допаводковыми» не сравнить. Еще в июне Иван был владельцем единственной авторазборки в городе. Расположена она была как раз напротив дамбы: место проходное, но расположение и подвело. Во время паводка вся территория оказалась под водой. Большая вода, по подсчетам Ивана Говорина, сделала его миллионов на семь беднее.

«Двигатели, коробки передач, генераторы, стартера – все, что удалось найти после того, как вода сошла, пришло в негодность. Даже пробовать сушить и ремонтировать не стал. Нет смысла. Загрузил на грузовик, вывез и сдал в чермет. Как запчасти это стоило где-то 1 миллион 200 тысяч. Я сдал за 36 тысяч рублей как металлом. Но другого варианта нет. А то, что салоны стояли, – что-то паводком помяло, краска от воды вспучилась, крылья, капоты те же… В общем, разборки теперь нет», – рассказывает Иван Говорин.

666c4cab93ca879a73e2895351161860.jpeg

Будет ли он претендовать на компенсацию, которая положена предпринимателям, тулунчанин пока не решил. Говорит: чтобы подать заявление на получение 1,5 миллиона надо собрать 47 документов. Да и останется ли за ним арендованная площадка, пока неясно. Вроде бы она должна попасть в затопляемую зону, на которой хозяйственная деятельность запрещена. Так что до подачи заявлений на компенсации у предпринимателя, по его словам, руки пока не доходят.

Под «другими делами» Иван Говорин подразумевает суды. На авторазборке строился, как казалось, на всю жизнь. Хотелось, чтобы все было удобно и рядом. Первый этаж под офис и магазин запчастей, второй – жилой. Вот только прожив три года, Иван так и не оформил помещение как жилое. Теперь в судах доказывает, что в этом здании он не только работал, но и жил.

Самый большой сертификат

Как показал паводок, архитектурная традиция русских купчцов (внизу лавка, наверху – хозяйские покои) прижилась в Тулуне сплошь и рядом. Вот только современное законодательство тулунские бизнесмены во внимание не приняли. Наглядный пример – семья Сейтановых. В 2001 году Валерий и Наталья купили территорию бывшего завода ЖБИ. По словам главы семейства в четырехэтажном здании планировалось обустроить большое семейное гнездо. А по соседству – производство. Вот только за хозяйственными заботами помещение как жилое оформить не успели, да и земля в генплане города значится как промышленная база. Теперь Валерий Сейтанов в судах и местной администрации бывает едва ли не чаще, чем на собственном производстве.

«Были в администрации, они вроде как готовы выдать сертификат, в котором указаны 93 квадратных метра. Откуда эта цифра взялась – непонятно. Если учитывать, что площадь одного этажа 138 квадратных метров. А у нас четыре этажа. Сейчас будем вновь обращаться в суд, чтобы здание полностью признали жилым», – рассказывает глава семейства.

58307b92b30fc4db3f0ca3957d993a8a.jpg

В суд семье посоветовал обратиться мэр города Юрий Карих. По словам градоначальника, только Фемида может признать помещение жилым. А если будет решение суда администрация примет документы на выплату. При этом, по словам Юрия Кариха, собственникам предусмотрит перевести и землю под жилую застройку, а администрации – учесть это в новом генплане города.

«Я регулярно встречаюсь с этой семьей, и, к сожалению, судебный путь, в данном случае единственный. Они подали еще в 2015 году заявление о переводе помещения в жилое. Но к ИЖС должна быть земля, а она значится как промышленное предприятие. И вот сейчас мы будем учитывать эти моменты при создании нового генплана города», – рассказал мэр.

Насколько настойчиво семья Сейтановых будет добиваться в суде положительного решения, несложно догадаться, если умножить площадь спорного здания, 538 квадратных метров, на 45 тысяч рублей – именно так по сертификату оценивается каждый метр утраченной жилой площади. Сумма солидная – более 24 миллионов. Поэтому некоторые соседи (а город маленький – все друг друга знают) считают, что Сейтановы решили просто подзаработать на здании. Но это будет решать суд.

С ног на голову

Сейчас суд в Тулуне – самый загруженный работой орган государственной власти. До сих пор, по словам Юрия Кариха, решений ожидают более сотни дел о признании права собственности. До паводка многие в Тулуне не спешили ее регистрировать. Теперь, что называется, догоняют. Хотя есть и дела, по которым можно писать книги. К сожалению, о человеческой корысти.

Сразу после паводка наследники одной пенсионерки (пожелала не называть имя – Прим. ред.) начали требовать для нее сертификат. Частный дом, в котором пожилая женщина прожила всю жизнь, оказался неоформленным. После серии репортажей в федеральных СМИ решением тогда еще губернатора Сергея Левченко пенсионерке выдали сертификат. На него родственники приобрели квартиру в Красноярске. В которую благополучно переехали. А вот пенсионерка осталась в насквозь сыром доме. Бывает и такое.

То, что дела семейные – дела темные, подтвердила корреспонденту «ФедералПресс» местная жительница, пожелавшая тоже остаться неизвестной. После паводка они получили сертификат за утраченное жилье вместе с мужем. Документ оформили на него. Вот только после этого супруг отправился не в риелтерскую и строительную фирму, а в ЗАГС. И подал заявление на развод.

Вообще паводок многое изменил в представлениях местных жителей о благополучии и удаче. Есть и горе, и желание отстроить свой город заново. А встречается и зависть людей, чьи дома не пострадали, к соседям, жилье которых унесло водой. Последние получили компенсации, а 45 тысяч за квадратный метр – немалые деньги для Тулуна. До паводка недвижимость здесь столько не стоила. Компенсации некоторым семьям за утраченное имущество, которые доходили до 400 тысяч рублей, для многих в этом городе – сумма астрономическая. А где деньги, там и зависть, и желание заработать. И такое есть в Тулуне.

  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019
  • Наводнение в Иркутской области - 2019

Фото: ФедералПресс / Давид Азизов

Сюжет по этой теме
23 декабря 2019, 10:48

Прощайте, десятые! Россия и «ФедералПресс» встречают 2020 год

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1