горячие темы Смотреть Скрыть
Промышленность
  1. Бизнес
  2. Промышленность
Промышленность
Москва
0

Спад почти по всем направлениям. Что поможет российским металлургам в новом году

Сталь
Спрос на сталь поддержат национальные проекты

Один из лидеров отечественной черной металлургии, «Мечел», оказался в центре внимание из-за резкого повышения курса его акций. Однако финансовое состояние «Мечела», имеющего огромные долги, от этого вряд ли улучшилось. Положение же дел во всей черной металлургии России тоже не внушает особого оптимизма. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Игра спекулянтов

Первая неделя 2020 года ознаменовалась беспрецедентным ростом акций «Мечела», взлетевших в стоимости за период с 6 по 8 января почти на 60 % – до 99,8 рубля за штуку. Затем они стали дешеветь и уже 14 января продавались по цене примерно 86,6 рубля за одну акцию.

Оснований для быстрого подъема акций «Мечела», получившего в третьем квартале 2019 года убыток в размере 571 млн рублей и имеющего чистый долг в объеме 408 млрд рублей (более поздние данные о своих финансовых результатах «Мечел» еще не публиковал), не было.

экспертное мнение
Максим Худалов
05.01.2020, 17:30

«Металлурги будут работать стабильно»

Есть версия, что акции «Мечела» подорожали под влиянием новостей о лесных пожарах в Австралии: поскольку зеленый континент является одним из крупнейших в мире поставщиков коксующегося угля, масштабные пожары могли привести к сбоям в транспортных потоках.

Это предположение не выдерживает элементарной проверки на достоверность. Дело в том, что добычей коксующегося угля в Австралии занимаются такие международные гиганты, как BHP Group и Anglo American, и в случае серьезных проблем они бы обязательно о них открыто заявили.

«Наши предприятия по добыче коксующегося угля в Австралии не пострадали от лесных пожаров»», – прокомментировал представитель Anglo American Марсело Эскивель.

Подтверждением служит ситуация с экспортом железной руды из Австралии. BHP Group и ее конкурент Rio Tinto, добывающие руду в Австралии, не публиковали сообщений о приостановке отгрузок. За первую неделю января поставки железной руды из портов Австралии сократились на ничтожные 260 тыс. тонн, и это было скорее связано с затишьем в деловой активности на время празднования Нового года, чем с горящими лесами.

Цены на железную руду с июля снизились со 121 доллара за тонну до 93,6 доллара и, похоже, расти не будут. Если бы пожары затруднили ее доставку из карьеров в порты, то объемы перевозок руды из портов Австралии упали бы сильнее, а цены на нее, напротив, начали бы подниматься.

Так что повышение курса акций «Мечела» носило чисто спекулятивный характер: кто-то решил немного поиграть.

Заводы стали буксовать

История с акциями «Мечела» невольно заставляет задать вопрос: что ждет российских черных металлургов в наступившем 2020 году? Для ответа на него, прежде всего, обратим внимание на тенденции, проявившиеся в минувшем году.

Судя по данным Федеральной службы государственной статистики, за 11 месяцев 2019 года (сведения за весь год пока не обнародованы) выплавка чугуна в России уменьшилась на 1,4 % (до 46,8 млн тонн), углеродистой стали – на 1,4 % (до 53,6 млн тонн), выпуск стального проката – на 0,3 % (до 56,1 млн тонн).

«В 2019 году отечественные металлургические компании сумели сохранить рентабельность бизнеса на фоне падающих цен на их продукцию. Правда, предприятия черной металлурги сократили поставки на рынок США, в то же время вырос спрос на сталь на российском рынке в связи с изменениями в строительном законодательстве: из-за них девелоперы старались закупить максимальное количество арматуры и др. В результате, по моим оценкам, выплавка стали в России осталась в 2019 году на уровне 2018-го, то есть порядка 72 млн тонн», – оценивает старший директор АКРА Максим Худалов.

«Ситуация в металлургии в 2019 году принципиально не отличалась от наблюдавшейся в ней на протяжении всего последнего периода экономического застоя, тянущегося в 2012 года, – тогда началось снижение среднегодового темпа роста денежной массы в стране. Этот показатель упал с 34 % в 2000–2012 годах до 10 % в 2013–2019-м. Параллельно шло ужесточение налогового бремени, вводились правовые нормы, снижающие экономическую активность (самый яркий пример – пенсионная реформа). Как следствие, российская металлургия стала пробуксовывать», – указывает аналитик «Фридом Финанс» Александр Осин.

Стимулов нет и не предвидится

В нынешнем году отраслевые эксперты не ожидают позитивных изменений в экономике нашей страны, могущих поддержать спрос на сталь.

«Российское потребление, скорее всего, снизится. Возможно, санкции против иранского стального экспорта, наложенные США, позволят россиянам несколько поправить пошатнувшиеся экспортные позиции, но я бы не рассчитывал на значительный эффект», – говорит Максим Худалов.

«В 2020 году рост ВВП будет от силы 2–2,5 %, влияя, в свою очередь, на потребление черных и цветных металлов: оно сильно не увеличится. Сдерживать ускорение ВВП и, соответственно, спрос на металлопродукцию будет отсутствие значимых стимулирующих мер во внутренней экономической политике российских властей», – считает Александр Осин.

Если же мы проанализируем внутриотраслевую структуру потребления металлов в России, то окажется, что в ней доминируют добыча нефти и газа, строительство и машиностроение. С заказами для нефтегазового комплекса все более-менее нормально, за исключением труб большого диаметра – для «Силы Сибири», «Турецкого потока» и «Силы Сибири – 2» они уже сварены, новые газопроводы находятся в стадии идеи.

Сокращение добычи нефти в рамках ОПЕК+ не вызвало негативного эффекта, так как запасы крупных и легкоразрабатываемых месторождений истощаются и приходится осваивать залежи с трудноизвлекаемыми запасами, что поддерживает спрос на бурильные, обсадные и насосно-компрессорные трубы.

Борьба больших производителей на маленьком рынке

Зато строительство в 2020 году будет снижать объемы введения новых домов из-за состоявшегося в 2019 году перехода на эскроу-счета, осложнившего работу девелоперов. Поэтому можно предположить уход со строительного рынка компаний, не сумевших приспособиться к изменившимся условиям ведения бизнеса.

Одновременно в строительстве ощущается нехватка крупных инфраструктурных проектов, способных дать много заказов металлургическим заводам. Прокладка Северного широтного хода, о необходимости которой разговоры ведутся на протяжении 17 лет, до сих пор не начата, точно так же обстоят дела с высокоскоростной магистралью Москва – Казань. Мост с материка на Сахалин не строится.

Как следствие, стагнация в строительстве приведет к падению числа заказов на стальную арматуру и ужесточению конкуренции среди ее производителей. Впрочем, между ними и без того идет настоящая борьба за клиента. Масла в огонь подлил состоявшийся в июле 2019 года запуск комбината «Тула-Сталь», построенного Промышленно-металлургическим холдингом.

«Туль-Сталь», способная выпускать ежегодно 1,8 млн тонн арматуры и других видов сортового проката, – фактически лишний игрок на узком рынке, поделенном «Евразом», группой НЛМК, «Северсталью» и Абинским электрометаллургическим заводом. Тем не менее она наращивает производство, потихоньку отбирая у них кусок рынка за куском.

Машиностроение – не альтернатива строительству

Пессимистична ситуация и в машиностроении. В его главной отрасли, автопроме, все ждут спада. Он может составить 8–10 %, больно ударив по российской металлургии.

Первой ласточкой грядущего уменьшения заказов стало обнародование бизнес-плана «КамАЗа» на 2020 год. Сопоставление цифр из него и бизнес-плана за 2019 год дает основание предполагать снижение продаж автомобилей в 2020 году на 8,4 % – до 35,7 тыс. штук. По грубой оценке, это может быть эквивалентно 70 тыс. тонн металла.

Как будут идти дела у другого лидера российского автомобилестроения, «Автоваза», сказать сложно. Скорее всего, он тоже может сократить производство и сбыт машин. Правда, с января возобновлены государственные программы «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль», направленные на поддержку отечественных автопроизводителей, и «Автоваза» в том числе. Но падение покупательной способности населения окажет негативное воздействие на «Автоваз».

По другим отраслям машиностроения роста заказов тоже не будет. Станкостроение так и не смогло возродиться после развала в 1990-е годы, горное машиностроение разрушается на глазах (достаточно упомянуть банкротство Юргинского машиностроительного завода), авиастроение делает слишком мало гражданских самолетов. Несколько лучше обстановка в судостроении: стало закладывать побольше кораблей.

«Машиностроение вряд ли покажет положительную динамику. Возможно, отдельные импортозамещающие сегменты смогут продемонстрировать рост, но их доля в общероссийском потреблении проката мала, – отметил Максим Худалов. – Стимулирование этой отрасли могло бы дать позитивный эффект как для металлургии, так и для экономики в целом».

Встают барьеры один за другим

В условиях ослабления спроса внутри России металлургическим компаниям волей-неволей придется наращивать экспорт. Конъюнктура же глобального рынка далеко не самая благоприятная.

«В условиях замедления мировой экономики повсеместно падают продажи новых автомобилей, стагнирует строительная индустрия, снижая спрос на продукцию черной металлургии, что сказывается на ценах, – размышляет Алексей Калачев, аналитик «Финам». – В такой ситуации промышленно развитые государства активно начинают защищать свои рынки запретительными импортными пошлинами».

Собственно, процесс возведения торговых барьеров идет полным ходом. Например, во время новогодних каникул власти Турции подняли пошлину на ввоз стальной арматуры с 10 до 30 %. Для Турции, являющейся ее экспортером и столкнувшейся с ограничениями на ввоз в США, Европейский Союз и даже в Австралию, защита своего рынка от возможных поставок арматуры из-за границы встала на повестку дня. Учитывая, что в Турции могут опасаться импорта арматуры из России, повышение пошлины на нее выглядит логичным шагом.

Поэтому опорой для черной металлургии в 2020 году станет все-таки российский, а не мировой рынок: помощь металлургическим предприятиям может прийти от национальных проектов, и именно в области строительства.

«Основой роста внутреннего спроса, прежде всего на сталь, в ближайшие годы должна стать реализация нацпроектов», – прогнозирует Сергей Дейнека, аналитик «БКС Премьер».

Алексей Калачев выражает аналогичную точку зрения: «Внутренний спрос на сталь может быть поддержан в ближайшие годы в рамках реализации нацпроектов, особенно таких как «Безопасные и качественные автомобильные дороги», «Жилье и городская среда», и более всего – «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры». Последний предусматривает расширение пропускной способности железных дорог, строительство новых железнодорожных магистралей, мостовых переходов и портовых сооружений. Все это напрямую связано, с одной стороны, со спросом на стальную продукцию, а с другой – расширяет транспортные возможности в направлении экспортных рынков».

Фото: pxhere.com

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Мечел
Регионы
Россия
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1