Общество
Общество
Свердловская область
0

«Они питаются вбросами». Как анонимные паблики в соцсетях создали барьер для СМИ

Как анонимные паблики в соцсетях создали барьер для СМИ
Как анонимные паблики в соцсетях создали барьер для СМИ

Социальные сети оказались неотъемлемой частью интернет-пространства. И стали рычагом для использования конкретных площадок под распространение компрометирующих материалов, фейков и слухов. Но главное – нашли в этом сегменте аудиторию, которую смело снабжают недостоверной информацией, не присущей для традиционных СМИ. Почему так называемые fake news обрели на российском медиарынке новый формат подачи информации, кто пользуется услугами анонимных сплетников и с чем в этих условиях приходится жить независимым СМИ – в материале «ФедералПресс».

Запрос на слухи

Расцвет социальных сетей несколько лет назад фактически дал положительный толчок для развития медиарынка в России: понятие «желтая пресса» начало сходить на нет, а те издания и порталы, которые не гнушались публиковать в открытую недостоверную и непроверенную информацию и активно зарабатывали на этом, фактически ушли в небытие. Но в действительности запрос общества на распространение слухов обрел новую форму восприятия этой информации.

«Ранее существовала группа изданий, которая основывала бизнес-модель на публикации, чаще всего на коммерческой основе, материалов негативного характера, не всегда подтвержденных документально. На основную массу бумажных СМИ это никак не должно было повлиять. Но могло повлиять только на те материалы, которые не помечались как рекламные, но печатались на коммерческой основе. Таких материалов стало меньше», – говорит член правления союза предприятий печатной индустрии ГИПП Андрей Авдонин.

5f5bbd1abf1624ce156fb28abdcd12e4.jpg

экспертное мнение
Сергей Беседин
13.03.2020, 19:21

«Эпидемия стала отличным полигоном для отработки социальных технологий». Эксперт об играх на фоне коронавируса

Что касается Всемирной паутины, то практически в каждом регионе присутствовала соответствующая интернет-площадка, «не гнушающаяся публиковать непроверенную информацию», отмечает секретарь Союза журналистов России Владимир Касютин. И именно такие порталы не выдерживали конкуренции с новыми медиа, в основной массе затронув крупные города.

«И если говорить о муниципальной прессе, то здесь изменений не было. Они затронули большие города. И в этом случае в газетах и на интернет-сайтах компромата стало заметно меньше. Поскольку его стало проще распространять для соответствующей аудитории в анонимных пабликах», – считает Владимир Касютин.

Одним из наиболее эффективных способов донесения информации до целевой аудитории в итоге стали анонимные телеграм-каналы, считает политолог Михаил Коробельников.

«В данной ситуации любая информация, которая распространяется целенаправленно, имеет манипулятивный характер. Ее истинность и правдивость отходят на второй план, так как важна манипуляция», – говорит он.

Аудитория выбирает

У телеграм-каналов есть два главных преимущества, говорит политтехнолог Эдуард Коридоров. Во-первых, в них удобно размещать в оперативном режиме горячую, скандальную информацию, которая в СМИ требовала бы подтверждения и доказательств. Во-вторых, тематические каналы – это чтение журналистов, политологов, политтехнологов, консультантов.

«Это некое премиум-сообщество, которое информацию перерабатывает, интерпретирует, использует и так далее. Как правило, это люди, которые погружены в политическую жизнь, то есть сами являются консультантами или политическими стейкхолдерами либо очень близки к ним», – объясняет Коридоров.

Новые медиа потребовали и новых авторов. В результате «отработчики» неких политических или коммерческих заказных материалов стали покидать традиционные СМИ. Если раньше каналы вели журналисты, то сейчас такая практика начала уходить в прошлое.

«Сейчас такие большие нагрузки, что сложно работать на разных хозяев – работать на официальном портале, в газете или телекомпании и на постоянной основе вести телеграм-канал. Люди определяются: либо они анонимно отрабатывают чьи-то заказы, либо работают традиционно», – говорит Владимир Касютин.

e597a16e126e6efffe8dcd988caf05c6.jpg

В то же время и заказчики почувствовали разницу между публикуемой информацией и стали подходить избирательно к новым площадкам.

«Заказчики стали гораздо лучше разбираться в медиа. Все стало более точечно, рекламодатель просто так деньги уже не платит. Но бизнес менее заинтересован в том, чтобы распространять негативную информацию. Чаще всего негатив – это политическая информация, связанная с какими-то назначениями и переделами», – утверждает Владимир Касютин.

Но и в последнем случае не все телеграм-каналы оказались одинаково эффективны для работы политтехнологов, считает специалист по социальным медиа Платон Маматов. Их можно разделить на две категории.

«Первая – когда телеграм-канал пишется, чтобы заработать денег, никто его особо не читает. Кто-то там размещается, потому что где-то слышал, что «Телеграм» – молодежно и прогрессивно. Это такое радио для никого. Вторая – внутриэлитная вещь, когда телеграм-канал читает небольшая аудитория, но это аудитория людей, принимающих решения», – добавляет эксперт.

Выборы, сквер, Высокинский

Хотя на примере Свердловской области привлечение условными заказчиками новых медиа частично сыграло роль в тех или иных случаях. Один из последних примеров – дело депутата Екатеринбургской городской думы, экс-начальника областного управления капстроительства Олега Кагилева. Тот случай, когда для компромата был задействован не региональный паблик, а федеральный: телеграм-канал «Караульный» первым опубликовал запись разговора депутата, якобы свидетельствующего о коррумпированности чиновника. В дальнейшем против Кагилева возбудили уголовное дело.

Более яркий пример – прошлогодние массовые протесты в Екатеринбурге против строительства храма святой Екатерины на Октябрьской площади. Формат «Телеграма» позволял не только с легкостью вести онлайн-трансляции с места событий, но и демонстрировать прямую ангажированность, непозволительную для традиционных СМИ. Аудитория некоторых каналов, выступавших в поддержку протестующих, за считанные дни выросла на несколько тысяч человек. Например, специально для освещения протестов был создан канал «Забор Св.Екатерины».

b6974af797c9ad80eeef01abde3d911e.jpg

На сегодняшний день одним из самых влиятельных каналов в уральской столице, по словам источников «ФедералПресс», считается «Екатеринбург в огне». В частности, здесь был опубликован информационный слив об отставке начальницы городского управления культуры Татьяны Ярошевской. Впоследствии информация подтвердилась. Канал систематически поддерживает городскую администрацию, как было, например, во время конфликта из-за «Супрематического креста» Покраса Лампаса. В протестных настроениях в городе канал винит бывшего вице-губернатора области Владимира Тунгусова и его команду. Кроме того, регулярно критикует спикера городской думы Игоря Володина и депутата Константина Киселева. В том же духе выступает и небольшой канал «Кудри Высокинского».

Платон Маматов называет «Екатеринбург в огне» «вестником серого дома» и сомневается в эффективности использования телеграм-каналов официальными структурами.

«Зачем читать официальную позицию мэрии или резиденции, когда ее можно почитать в любом СМИ?» – задается он вопросом.

По его оценке, аудитория таких каналов – «скучающие чиновники уровня заместителя начальника старшего помощника».

9770cea195dca031e2583313338ada77.jpg

Против главы Екатеринбурга «топит» телеграм-канал Zames (его, к слову, неофициально связывают с одним из екатеринбургских СМИ), ныне представленный и отдельным сайтом. Канал бравировал наличием источников в силовых структурах, а «сливы» канала, в частности, касались работы екатеринбургского штаба Алексея Навального.

Zames регулярно обменивается репостами с небольшим каналом «Упорный край», который освещает и события в соседних регионах. «Упорный край» несколько раз публиковал посты с косвенной поддержкой УГМК – например, о том, что акция руферов против сноса недостроенной телебашни якобы была связана с компанией «Атомстройкомплекс».

Особняком в регионе стоит канал «Екатеринбургерная», специализирующийся на новостях о госзакупках. Он критикует как областное правительство, так и администрацию Екатеринбурга. Чаще всего внимание анонима привлекают закупки пиар-услуг.

Отдельно стоит упомянуть о телеграм-каналах Нижнего Тагила, которые регулярно публикуют «сливы» из городской администрации. Крупнейший из них – «Пьяная Армата» – насчитывал более полутора тысяч подписчиков, но летом прошлого года он прекратил работу.

Эпоха информационной пустыни

Недолговечность – один из минусов анонимных телеграм-каналов. Одна из причин их закрытия – отсутствие качественных инсайдов и в целом поставляемой информации.

«Региональные телеграм-каналы, особенно в Свердловской области, – печальное зрелище. Во-первых, все интересное происходит в столице. Во-вторых, рецепт хорошего телеграм-канала – это инсайды, а инсайдов у тех, кто их здесь ведет, как правило, нет. Они питаются вбросами, обрывками слухов, информацией третьего сорта и третьей свежести. Вот в Приморье был телеграм-канал с реальными инсайдами из местной администрации, правда, потом его закрыли. А здесь это просто помойка», – категоричен специалист по соцмедиа Платон Маматов.

Эксперты отмечают, что аудитория обратилась в сторону анонимных площадок, тогда как традиционные СМИ работают по принципу публикаций достоверной и проверенной информации. И главное – ограничены серьезными барьерами на законодательном уровне. И на этом фоне закон о противодействии фейковым новостям, принятый в декабре прошлого года, ограничил СМИ в конкурентоспособности на этом фоне. Поскольку даже в юридическом отношении те же блогеры наделены куда меньшей ответственностью перед федеральным законом, а традиционным СМИ в аналогичной ситуации грозят внушительные штрафы, что является смертным приговором, особенно для региональных изданий.

Опять же, телеграм-каналы менее уязвимы для правоохранительных органов, несмотря на то что есть конкретные примеры уголовной ответственности в отношении конкретных лиц. В этом случае показательна история с автором каналов «Устинов троллит» и «ДИП дубернатора» Александром Устиновым, где публикации компромата на бизнесменов и политиков были поставлены на поток. Сейчас он находится под следствием в СИЗО.

Эксперты полагают, что на замену телеграм-каналам в скором будущем придут и другие площадки. Но в целом запрос аудитории на фейки не изменится, а только усугубит ситуацию.

«Технологически мы находимся на той стадии, когда любой средней руки пользователь, не имея особых программистских навыков, может либо сляпать на коленке новую площадку, либо разместиться на существующей. Вопрос: а что ты там будешь размещать? А здесь главная беда, потому что качество контента и инсайдов падает. Мы движемся в эпоху информационной пустыни, потому что вся информация тридцать три раза прикрывается. Те, кто что-то знает, ничего не говорят, а говорят те, кто ничего не знает», – утверждает Платон Маматов.

Именно нехватка независимых СМИ и обилие официоза дали толчок для анонимных пабликов в социальных медиа, считает политолог Алексей Ширинкин.

«Человек не верит тому, что в телевизоре, и точно так же не очень верит тому, что в телеграм-канале. Но здесь действует «фактор купленного из-под полы», когда любой товар, выбранный самостоятельно, кажется более качественным, более интересным, более красивым. Самостоятельно выбирая телеграм-каналы, человек, даже понимая, что там недостоверная информация, ценит их более высоко, чем информацию, получаемую из официальных источников», – объясняет новую тенденцию эксперт.

10bcd337e83bc11671688a8943882827.jpg

«Общество и власть должны быть заинтересованы в сильных, независимых СМИ, которые могут быть тем универсальным фильтром в борьбе с фейками, который так нужен сегодня», – считает генеральный директор агентства «Главный советник» Олег Орлов.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1