Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Нижегородская область
0

Безработные регионы и высокие зарплаты: как в ПФО переживают коронакризис

Количество безработных в регионах ПФО выросло
Количество безработных в регионах ПФО выросло

Несмотря на локдаун, по итогам I полугодия этого года, регионы Приволжья показали неплохие цифры по средней зарплате. Но эта хорошая новость выглядит «лучом света в темном царстве». Цифры по безработице остаются высокими и, в целом, предприниматели чувствуют себя не слишком уверенно. Особенно это относится к малому и среднему бизнесу. Какие регионы ПФО уверенно преодолевают кризис, а кто понес большие потери – в материале «ФедералПресс».

«В среднем хорошо, но в частности — не очень»

Согласно рейтингу, опубликованному агентством РИА Новости, средняя зарплата регионов ПФО, по итогам I полугодия 2020 года, колеблется в диапазоне от 44 тысяч до 29 тысяч рублей. В ТОП-5 вошли Башкортостан (44 700 руб.), Нижегородская область (43 600 руб.), Пермский край (42 800 руб.), Татарстан (42 100 руб.) и Самарская область (40 900 руб.). Самые низкие зарплаты в Марий Эл (29 800 руб.). В остальных регионах средняя заработанная плата составляет 30 – 37 тысяч рублей.

Зарплата статистика

Данные цифры отражают состояние экономики конкретных регионов. Так, в областях и республиках с развитой промышленностью и нефтепереработкой, зарплаты значительно выше, чем в аграрных регионах. Пережитый локдаун и коронакризис не слишком отразился на средних показателях индустриалов.

Но если принять во внимание не среднюю, а медианную зарплату, а она более приближена к реальности, то цифры будут на порядок меньше. Так, по данным «Авито», медианная зарплата по России, по итогам III квартала этого года, составила 35 тысяч рублей. При этом она еще и выросла на 15 %, то есть, в разгар локдауна была меньше. Причем если в Казани она равнялась 35 тысячам, то в Саратове и вовсе была 28 тысяч.

По мнению экспертов, хорошие статистические показатели можно скорее отнести к крупным промышленным предприятиям, которым государство помогало. А вот малый и средний бизнес, рухнувший во время пандемии, в статистику просто не вошел.

«В первую очередь нужно отметить, что рейтинг базируется на данных Росстата, а они традиционно показывают высокие цифры по средней заработной плате, фиксируя стабильный рост даже в период локдауна. Поэтому к ним нужно относиться избирательно, выявлять динамику, но не доверять абсолютно. К тому же, показатели основываются на данных оплаты труда крупных и средних предприятий без учёта малого и среднего бизнеса, сферы услуг – достаточно развитого экономического субъекта, особенно в развитых городах», – считает научный сотрудник Научно-исследовательского и информационного центра БАГСУ Арсен Шаяхметов.

Он отмечает, что частично МСБ в России находится в «серой» зоне, скрывая истинный уровень заработной платы, но не учитывать этот сегмент нельзя. Без данных по МСБ статистка не дает полной картины.

«Наиболее показательно, что в период пандемии безработица, сокращение зарплат и уровня дохода коснулись в основной массе именно третий сектор экономики, что не нашло отражения в данном рейтинге. Крупные предприятия, хоть и значительно пострадали, но сформировали уже запас прочности, чтобы пережить непродолжительный период простоя», – отмечает эксперт.

С ним согласен и политолог НиколайЕвдокимов. «Да, мы можем говорить, что занятость в сфере промышленности по-прежнему может гарантировать достаточно высокий уровень оплаты труда. С одной стороны, это хорошо, так как говорит о сохранении индустриального потенциала, с другой — свидетельствует о том, что постиндустриальная экономика, сформировавшаяся во многих других странах, у нас до сих пор отсутствует», – считает эксперт.

Экономист, доцент РАНХиГС Сергей Хестанов указывает на то, что изменения средних зарплат фиксируются статистикой с большим временным лагом. «Требуется более квартала на то, чтобы изменения были зафиксированы органами статистики. Кроме того, в сфере услуг (наиболее пострадавшей от пандемии) - высока доля МСБ. А в малом и среднем бизнесе нередко часть заработной платы оформляется в виде отдельного договора, а то и вовсе является серыми. Поэтому кажущееся благополучие — всего лишь инерция метода измерения. Спустя один — два квартала более объективную картину покажет статистика рынка труда», – поясняет Хестанов.

Безработица — все только начинается?

Если рейтинги зарплат выглядят успокоительно, то статистика по безработице в Приволжье вызывает тревогу. По данным Росстата, она значительно выросла. Например, с октября 2019 года поавгуст 2020 года, в Удмуртии количество безработных возросло на 96 %, в Марий Эл – на 69 %, в Чувашии – на 50 %. На 44 % увеличилось число стоящих на бирже труда в Саратовской и Оренбургской областях. Лучше всего дела обстоят в Нижегородской области и Пермском крае — всего на 15 % и 18 % соответственно.

Безработица статистика

И это с учетом того, что в пиковых значениях в апреле — июне в отдельных регионах рост безработицы увеличивался в разы. В Татарстане к концу мая было в 3 раза больше безработных, в Башкирии — в 5,5 раз, по сравнению с началом пандемии. Ситуация начала стабилизироваться в июле, но окончательные итоги можно будет подвести только к концу года.

Самым пострадавшим стал, конечно же, малый бизнес. Немалый прирост дали и те, кто официально нигде не числился, но попал под локдаун первыми - частные строительные бригады, парикмахеры, мастера маникюра и прочие невыявленные самозанятые, а также домохозяйки. Они вставали на биржи труда, чтобы получить хоть бы какие-нибудь деньги.

«Рост безработицы может быть связан не только с объективными экономическими процессами, но и с тем, что в условиях распространения COVID-19 и повышением пособия большее число граждан стало регистрироваться на бирже труда, то есть существовавшая в латентной форме безработица перешла в официальную», – объясняет политолог НиколайЕвдокимов.

Представитель одного из кадровых агентств Елена Волкова считает, что ситуация с безработицей в регионах продолжит ухудшаться. «На мой взгляд, до марта следующего года все останется на нынешнем уровне, даже станет чуть хуже», – уверена эксперт.

Волкова отмечает, что сегодня наблюдается снижение количества вакансий и колоссальный рост количества резюме. «По нашим прогнозам, сокращения начнутся в декабре — январе. Рост количества резюме свидетельствует о том, что сотрудники чувствуют себя крайне неуверенно, по этой причине начинают мониторить рынок труда на предмет собственной востребованности», – рассказала она «ФедералПресс», добавив, что Россия не в самом худшем положении.

«Стоит помнить, что в нашей стране – один из самых низких уровней безработицы среди европейских государств. Например, во Франции этот показатель составляет 10 % и продолжает расти, в Испании он превысил 20 %», – напоминает Волкова.

Уволить или нанять?

В регионах продолжается рост зараженности коронавирусной инфекцией. Многие уцелевшие компании малого и среднего бизнеса задумываются о том, как они переживут второй локдаун в том случае, если его объявят. Крупные компании чувствуют себя уверенней и даже увеличивают штат, сокращенный во время пандемии.

Согласно исследованиям портала hh.ru, численность персонала уже сократило 47 % из опрошенных компаний. До конца 2020 года 22 % опрошенных компаний намерены сократить сотрудников, а 49 % – будут набирать персонал.

Разнонаправленные тренды не способствуют стабильности. Об этом заявляет Арсен Шаяхметов: «Сложно говорить о стабилизации экономики на основании отрывочных цифр, не вызывающих 100% доверия. Что объективно показывают рейтинги – государственная антикризисная поддержка и в 2008-2009 годах, и сейчас была сконцентрирована на поддержке крупных промышленных акторов и на бюджетных трансфертах, а не на широкой помощи гражданам и МСБ».

Эксперт считает, что в этих условиях финансовое положение (и, соответственно, занятость, уровень дохода) у крупных игроков и организаций с государственным финансированием, очевидно, прочнее. «Экономический кризис с меньшими потерями смогут увереннее пройти регионы, где силён лоббистский потенциал. В ПФО — это Татарстан, Башкортостан, частично Нижний Новгород и Самарская область. Именно эти регионы являются лидерами округа по получению федеральных трансфертов. Поддержка будет оказываться наиболее развитым отраслям, в которых сконцентрирован ключевой трудовой и налоговой ресурс – нефтехимия, IT, машиностроение, химическая промышленность, добывающая и обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство. В этом плане мы продолжаем жить в индустриально-аграрного типа производства», – считает Шаяхметов.

При этом, по его мнению, нельзя забывать о МСБ. «Третий сектор составляет 20 – 30 % экономики разбитых субъектов – игнорировать такой объем нельзя. К тому же, как известно, он наименее защищён от фактора внешних воздействий. Как и ожидалось, кризис из-за пандемии сильно ударил именно по сфере услуг – многие организации смогли вернуться к работе лишь в конце лета, а «вторая волна» вируса рискует снова заморозить их деятельность. Даже те организации, которым удалось начать работу, в мае-июне не смогли выйти на прежние экономические показатели – люди неохотно тратят деньги на товары и услуги не первой необходимости. После локдауна, в том числе, за счёт минимальной государственной поддержки, удалось вернуться к работе 80-90% участников рынка, но второй локдаун без должной помощи властей может стать фатальным», – предупреждает эксперт.

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева, Елена Майорова

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Push 1