Общество
  1. Общество
Общество
Ульяновская область
0

Родители протестуют против удаленки. Цифровое образование – жестокий эксперимент или наступившее будущее?

Дистанционное обучение несет в себе множество рисков медицинского, психологического и социального характеров
Дистанционное обучение несет в себе множество рисков медицинского, психологического и социального характеров

Дистанционное обучение, частично вводимое в школах, держит родителей в постоянном страхе перед неизвестностью: введут всем – не введут, как учиться, как сдавать экзамены? Но если весной перед внезапно свалившейся опасностью и объявленной пандемией общественность мобилизовалась, поддалась на уговоры «потерпеть» и как-то смогла провести два с половиной месяца на удаленке, то сейчас ситуация иная. Родители организуют группы и активно выступают за возврат к очному традиционному образованию. Но есть и приверженцы дистанта, ратующих «за сохранение жизни, заплатив за это образованием». Кто в итоге проигрывает и действительно ли так страшно цифровое образование – в материале «ФедералПресс».

Ужасы дистанционки

О трудностях обучения на дому говорилось не раз, особенно – о качестве обучения. Алексей Мараховец, житель Ульяновска, отец двоих школьников поделился с корреспондентом «ФедералПресс» личными впечатлениями. «Мы были очень недовольны этой дистанционкой весной. Это было какое-то подобие обучения, больше даже тестирование системы, а не учеба. Учитель присылал какие-то плохо снятые и плохо отпечатанные листы с заданиями, мы их распечатывали, дети вынуждены были что-то заполнять. Учителя старались поддерживать учебный процесс как могли, но были к этому совершенно не готовы», – рассказывает Алексей.

Он вспоминает, что к счастью, задания были только на повторение материала. «Это была поддержка детей, чтобы они просто не отупели, сидя дома. Совсем переходить на такой формат, мне кажется, нереально. Учеба должна проходить очно при визуальном контакте с педагогом», – считает он.

Светлана Кузнецова из Самары и вовсе решила не отдавать сына в первый класс в этом году:«Я посмотрела, как занимается мой старший, он в колледже учится. Никаких занятий, дети просто забили на все. Поговорила с педагогами и родителями школьников – сплошные проблемы. А первый класс особено важен, и именно занятия в школе. Поэтому пойдем в следующем году, возраст позволяет».

Доцент Ярославского педагогического университета Сергей Таланов считает, что многие школы оказались не готовы к дистанционному обучению. «Занятия превратились в профанацию. У школьных учителей увеличилась нагрузка. Многие вместо самоизоляции ездят в школу, так как не могут самостоятельно настроить доступ к сервисам», – рассказал Таланов.

Верните детей в школы!

Тем временем, в регионах прокатилась акция, организованная общественной организацией «Российскоеродительское сопротивление». Объявленный «День тишины», в течение которого родители принципиально не допускали детей к образовательным дистанционным платформам, поддержали в Нижнем Новгороде. Помимо этого, 70 человек вышло на Театральную площадь с плакатами «Верните детей в школы». Такая же акция прошла и в Саратове.

При этом полный запрет на очное обучение в Приволжье пока не введен. В обычном режиме продолжает учиться начальная школа, где-то до занятий допущены выпускные 9 и 11 классы. Но ежедневный рост зараженных COVID-19 и постоянные намеки власти на ужесточение режима нервируют родителей и педагогов.

К тому же все помнят летние заявления спикера СовФеда Валентины Матвиенко о том, что онлайн-обучение «теперь уже не будет практиковаться как резервный, временный способ». Впрочем, тогда она быстро исправилась, пообещав, что традиционное обучение останется.

Кроме госчиновников, масла в огонь постоянно подливает евангелист от цифровизации Герман Греф, упорно пытающийся приватизировать образовательный процесс. «Угроза распространения коронавируса стала дополнительным стимулом для скорейшего внедрения цифровой образовательной платформы. Сложности предоставляют нам новые возможности», – заявляет он.

Речь идет о поручении президента РФ «Сбербанку» и АСИ апробировать в пяти регионах России цифровую платформу персонализированного обучения. При этом для упрощения внедрения платформы правительство РФ должно было внести изменения в законы, регулирующие образовательную деятельность. Первоначально эксперимент должен был проходить в 5 регионах, но пандемия дала Грефу шанс охватить практически всю территорию России.

Чего же так опасаются родители? Кроме многократно озвученного вреда для здоровья от постоянного пребывания перед компьютером, родители обеспокоены формированием интернет-зависимости, ведущей к изменениям в развитии мозга и психологическим проблемам. Такие риски, возникающие при онлайн-обучении, пока слабо изучены и специалисты отрабатывают методики возможного исправленияпоследствий «на практике».

«Это можно приравнять к опытам на человеке, запрещённым ВОЗ», – заявляют противники дистанта.

По мнению Сергея Таланова, дистанционному обучению будет отводиться все больше времени, даже если удастся остановить коронавирусную инфекцию: «Количество обучающихся растет, а подготовка преподавателей сама по себе вещь затратная, надо максимально использовать цифровые технологии, сокращая издержки».

При этом он лично уверен, что такая форма обучения – явление на время опасности распространения коронавирусной инфекции. «Даже если предположить, что все будут иметь необходимые компетенции, скоростной интернет, все равно дистанционное обучение сейчас не может обеспечить качество получаемого образования», – заявляет Таланов.

Не дадим ставить эксперименты!

Активисты родительского сообщества ссылаются на Конституции РФ, в которой говорится, что «никто не должен подвергаться... насилию... Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Они считают, что нарушается и закон «Об образовании», где прямо запрещено «использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся».

Кроме того, не разработаны СанПиНы по использованию электронных устройств, а новые образовательные цифровые технологии и влияние их на здоровье детей не апробированы и не изучены.

Родители жалуются и на утечку персональных данных детей, так как цифровые платформы, на которых предложено заниматься, принадлежат иностранным компаниям.

«Дистанционное обучение следует рассматривать как диверсию против российского образования и преступление против наших детей», – заявляют во «Всероссийском родительском сопротивлении».

Доцент Российского государственного социального университета Михаил Гундарин напоминает, что дистанционное образование в школа - мера чрезвычайная и временная. Но возможно, какие-то ее элементы будут внедряться на постоянной основе.

«Очевидно, что существуют объективно вредные аспекты дистанционного преподавания. Их всего два. Пребывание ребенка перед компьютером больше, чем положено по любым социальным нормам. И ослабление интенсивности получения учебного материала, то есть, провал в учебном процессе. То и другое во временном режиме точно не смертельно. В постоянном – другое дело. Все прочее относится к социальным аспектам школьного образования. Многое зависит и от конкретной школы, и от конкретной социальной среды, и даже от конкретного ребенка», – считает эксперт.

При этом он считает, что дистанционка учит ребенка навыкам тайм-менеджмента, что для будущего ребенка может быть куда полезнее рутинных уроков. Кроме того, она позволяет избежать школьной уравниловки, сформировать индивидуальную траекторию - и в смысле темпа освоения программы, и в смысле реального коллектива одноклассников, отношения с которыми часто мешают учебе и просто унижают.

«Не надо подчиняться зачастую дурацким школьным правилам – например, не надо носить форму и участвовать в школьных ритуалах. А родителям не надо таскаться на собрания», – вспоминает Гундарин.

Но есть и отрицательные факторы. Например, потеря школы, как социального партнера. «Не секрет, что многие дети из бедных семей именно благодаря школе получают горячее питание и вообще присмотр. К тому же место школы могут занять околокриминальные субкультуры. Думаю, многие ученики в школу не вернутся никогда. Поэтому огромный удар удаленка наносит по коррекционным классам. Тут детей можно упустить навсегда – особенно если дело затянется», – резюмирует эксперт.

Протестуют только «яжематери»

Не все разделяют данную точку зрения. В сети достаточно комментариев, авторы которых фанатично требуют запретить очное обучение, мотивируя это тем, что жизнь и здоровье детей и педагогов важнее, чем какая-то там алгебра или химия, а протестующие против удаленки – ненормальные «яжематери». Страх заразиться коронавирусной инфекции перевешивает все доводы.

Объективности ради стоит отметить, что в школах действительно много педагогов, входящих в группу риска 65 +, много учителей болеет не только коронавирусом, но и другими инфекциями.

Президент Союза профессионалов дистанционного обучения Юрий Белоножкин считает, что в нынешней ситуации крайними оказались преподаватели.«Сегодня мы видим, что педагогов трусливо бросили. Не родители и ученики, а чиновники. Это не только недостаточное материально-техническое обеспечение, но и педагогическая наука, которая все последние десятилетия занималась только самоукрашательством, но не реальной наукой. Однако шанс исправить ситуацию есть», – поделился с «ФедералПресс» эксперт.

По мнению Белоножкина правительство должно вступить в открытый диалог с профессиональным педагогическим сообществом. «Всегда должна оставаться возможность для лабораторных и практических занятий там, где электронных симуляторов нет или они слишком дороги. А все то, где работают глаза, уши и интеллект, где не требуется ощущать вкус, запахи и прикосновения, можно эффективно изучать в онлайн-режиме», – говорит он.

Фото: pxhere.com

Сюжет по этой теме
4 февраля 2020, 17:59

Пандемия коронавируса

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Сбербанк
Версия для печати
Vkontakte 1