Общество
  1. Общество
Общество
Иркутская область
1

Почему иностранцы возмутились проблемами Байкала: экология или политика

Байкал
Экологическая составляющая статьи – это лишь вершина айсберга

Байкал попал на страницы ведущих американских изданий. Авторитетная The Washington Post обвинила Россию в небрежном отношении к озеру. На страницах издания вышел развернутый материал, из которого следует, что экологические проблемы на побережье озера не только не решаются, но и усугубляются. «ФедералПресс» попытался разобраться: чем продиктовано журналистское расследование – соображениями экологии или политики.

Америку не открыли

The Washington Post обвинила Россию в небрежном отношении к озеру. В материале говорится о многочисленных проблемах самого большого на Земле пресноводного водоема: в частности, звучат претензии к руководству страны о ненадлежащей охране Байкала.

Иркутский эколог Елена Творогова перечитала статью несколько раз. По ее словам, сенсации в ней нет, есть лишь перечисление проблем, с которыми знакомы все, кто занимается экологией Байкала.

«Они указали весь спектр проблематики, которую и мы наблюдаем: проблема мусора, очистных стоков и деградации экосистемы в целом. Байкал – это огромный водоем: на глубине 500 метров или километра – там, возможно, никаких изменений не произошло; но то, что мы в прибрежной зоне наблюдаем, – это действительно деградация! Особенно в мелководных заливах. Когда нам издалека говорят: «Ай-ай, какие вы нехорошие», естественное желание – защититься, сказать, что мы хорошие и все правильно делаем. Но не все так хорошо в Датском королевстве», – отметила эколог.

«Джентльменские» договоры

Впрочем, по оценкам ряда экспертов, экологическая составляющая статьи – это лишь вершина айсберга. А материал The Washington Post – пробный выстрел в более серьезном конфликте с далеко идущими последствиями. В статье указано, что ЮНЕСКО, не получившее необходимых правительственных оценок текущего экологического состояния Байкала, планирует летом провести обзор «состояния сохранности» озера.

Дело в том, что после принятия объекта в список всемирного наследия соответствующие государства обязаны каждые шесть лет составлять отчет о его состоянии, чтобы можно было определить, выполняются ли условия для дальнейшего признания объекта Всемирным наследием. По словам юриста Виктора Григорова, у международных договоров, которые касаются культуры и экологии, есть одно существенное отличие от коммерческих и хозяйственных. Они не предусматривают прямых санкций для нарушителя. Но косвенные исключать нельзя.

«Недавние поправки к Конституции закрепили превалирование государственного законодательства над международным. С другой стороны, коль уж мы подписали международные соглашения и ратифицировали их, то должны исполнять полностью, а не выборочно. Нюанс в том, что договоры такого рода – «джентльменские», если так можно выразиться. То есть не предусматривают прямых санкций за нарушение. А с третьей – всегда есть возможность косвенных санкций. Торговых, экономических, социальных. Посмотрите тот же «Киотский протокол». Не исключено, если ЮНЕСКО объявит, что Россия не выполняет свою часть договора, последуют санкционные меры», – считает юрист.

Стоит отметить, что для всех строительных и проектных мер на территории объекта всемирного наследия действуют исключительно национальные законы по охране памятников, строительству и проектированию. Существующие частные права и владения не затрагиваются.

Правовая аномалия

Однако если оставить за скобками возможную внешнеполитическую подоплеку, то политика из проблемы Байкала все равно не уйдет. Останется внутренняя проблема так называемой «Байкальской правовой аномалии». На территории действует ряд природоохранных законов, которые принимались в разное время и зачастую противоречат друг другу.

Следствием этого становится в том числе и конфликт интересов, поскольку разные хозяйствующие субъекты ориентируются на разные законы. В итоге это может привести к противостоянию природоохранных организаций и жителей, проживающих на побережье Байкала.

Например, в тексте говорится о значительном ослаблении природоохранного законодательства. У побережья озера частично разрешена лесозаготовка, строительство предприятий по переработке пищевых продуктов и сжигание отходов. Местные экоактивисты сообщили Washington Post о захватах земель на Байкале, об угрозе ландшафту и истощении запасов омуля, вылов которого был ограничен в 2017 году. Также автора статьи возмутил заваленный мусором прибрежный лед: в нем делают лунки для алкогольного коктейля «байкальский поцелуй». Пожаловались активисты и экологи в публикации и на нерегулируемый поток туристов.

«Виноваты все!»

По мнению экоактивиста Александра Красовского, который много лет занимается очисткой дна Байкала от рыболовецких сетей, местные жители, которые жалуются на бездействие, а то и на произвол государственных органов, сами далеко не идеальны.

«В статье сетуют, что правительство не предпринимает должных мер и послабляет их. Однако стоит властям заняться приведением в порядок объектов на Байкале, местные жители встают в позу, «поднимают волны», говорят о нарушении прав человека... Я вижу, работая на Байкале, что в местных населенных пунктах заботы об озере никакой нет! Есть монетизация и стремление заработка. А забота о Байкале – это единичные случаи. Что в статье написано такого, чего мы сами о себе не знали? Мы варварски относимся к региону – да, все об этом знают: достаточно посмотреть на любую обочину, зайти в любой лес. В плане Байкала - да, лед страдает, ну а что делать; такая вот у нас нация, свойство народа. Все на Байкале делается за деньги. И обвинять кого-то конкретного, будь то президент России или местный житель, бесполезно. Виноваты все», – считает Красовский.

Впрочем, экологи и эксперты сходятся в одном: Байкал – организм настолько сложный, что к решению его проблем надо подходить комплексно и обдуманно. Решение одного отдельно взятого вопроса приведет к еще большей юридической разноголосице. А совместная работа с ЮНЕСКО все же необходима. Положительные примеры есть: океанариум в Штральзунде или Рейнская канатная дорога в Кобленце показывают, что современное городское проектирование, а также развитие инфраструктуры и туризма вполне могут гармонировать с сохранением всемирного наследия.

Фото: Лада Азизова, Полина Горбовская

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати