Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Москва
0

Как Россия адаптируется к западным санкциям и станет ли она «экономическим Робинзоном»

Западные санкции
Многие западные компании добровольно взяли на себя санкционное бремя

Для российского бизнеса наступила новая, санкционная реальность. В ответ на спецоперацию, которую Россия в конце февраля начала на территории Украины, США и Евросоюз в совокупности ввели крупнейший в истории пакет санкций. Его обильно сдобрили заявления крупнейших западных корпораций о выходе с российского рынка или приостановке своей деятельности на территории РФ. Эксперты сходятся во мнении, что адаптация россиян к санкциям будет болезненной, но чудес для нее не понадобится.

Макроэкономичеcки значимые санкции

«Самыми чувствительными санкциями являются те, которые снижают объемы потока валюты внутрь страны, то есть поступления от экспорта. К счастью, заменить нашу нефть на европейском рынке технически нелегко, ну а газ, по крайней мере, в странах Восточной Европы, практически невозможно. В Европе достаточно мощностей для приема сжиженного газа из США и других стран как альтернативы российскому. Но эти мощности находятся в основном в Западной Европе. Поэтому потребуется строительство интерконнекторов, на что нужно минимум 1-2 года», – объясняет Сергей Хестанов, экономист, советник по макроэкономике гендиректора инвестиционной компании «Открытие Инвестиции».

Он отмечает, что валютные потоки от экспорта энергоносителей имеют макроэкономическое значение для нашей экономики (включая поступления в бюджет) и, конечно, их ограничение создало бы сложную ситуацию. Но пока, резюмирует эксперт, этот риск не очевиден, хотя какое-то снижение экспорта энергоносителей мы наверняка увидим: например, в такую страну, как Польша. В то же время, риски как возможного эмбарго, так и ограничения поставок со стороны самой России, оказывают выгодное нам «бычье» влияние на цены, что уже очень заметно.

Сразу после признания Россией ДНР и ЛНР Минфин США расширил санкции в отношении российского государственного долга. Американским финансовым институтам запрещены любые сделки (на первичном и вторичном рынках) с российскими рублевыми облигациями федерального займа (ОФЗ) или валютными суверенными евробондами, выпущенными после 1 марта 2022 года.

В тот же день российский Минфин заявил, что после 22 февраля будет размещать ОФЗ посредством новых выпусков с прекращением доразмещений ОФЗ, выпуски которых были зарегистрированы ранее этой даты. Таким образом, российское финансовое ведомство собирается обеспечить остающимся иностранным инвесторам четкие и однозначные возможности по соблюдению санкционного режима. Состояние российского бюджета уже многие годы в центре внимания высших должностных лиц, стратегия профицита федерального бюджета создала запас прочности, которому вряд ли угрожают трения на рынке государственных ценных бумаг. Следовательно, расходная часть бюджета, не только социальные обязательства, но и меры поддержки экономики достаточно эшелонированы.

Заморозка резервов Центробанка

Другое ограничение общестрановой значимости – введение санкций против операций российского Центрального Банка с золотовалютными резервами и резервными высоколиквидными долговыми активами. Сергей Хестанов утверждает, что это беспрецедентное решение. Если торговые и нефтяные эмбарго хорошо знакомые и изученные специалистами санкционные меры, то арест резервов ЦБ крупной страны – неприятная новинка.

Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что «около половины финансовых резервов российского Центробанка будут заморожены, поскольку они находятся в банках стран G7».

Однако за последние годы Банк России сумел провести диверсификацию резервов, включая наращивание таких активов, как юань и золото. Поэтому объема резервов, которыми ЦБ распоряжается вне «санкционного контура», вполне пока хватит на оперативное управление. ЦБ тратит резервы очень экономно, а, следовательно, период резких колебаний валютного курса, будет кратким. Волатильность валютного рынка носит в большей степени психологический, чем фундаментальный характер.

Страшно ли отлучение от SWIFT

В еще большей степени «фактором нервов» объясняется преувеличенная реакция многих россиян на отключение России от системы SWIFT. Безусловно, эта недружественная акция создает неудобства для физических лиц, туристов, студентов при расчетах за границей. Но для бизнеса, в особенности среднего и крупного, драматичность отсутствия SWIFT явно преувеличена. Работа через SWIFT не оказывает никакого влияния на экспортные валютные поступления. Система создает скорость в расчетах, снижает трансакционные издержки, но не более того.

«До 1989 года, – рассказывает Сергей Хестанов, – В нашей стране не было системы SWIFT, а активная международная торговля началась с конца 50-х годов».

Безусловно, замена расчетов по SWIFT обратно на «рукопашные» технологии, психологически дискомфортна, но превращать ее в «фетиш» нет никаких оснований.

Конечно, ситуация с валютными потоками и валютными рисками, приведшая к резкому снижению курса рубля, оказывает негативное влияние на внутренние экономические параметры, прежде всего на инфляцию. Именно поэтому Банк России поднял ключевую ставку до 20 %. Большинство экспертов согласны с тем, что ее годовое значение в 2022 году будет двузначным. Пока наиболее распространенные аналитические прогнозы колеблются вокруг 17 % годовых – почти в три раза больше, чем ранее анонсированные прогнозы Минэкономразвития. Это очень высокий уровень инфляции. Но гиперинфляция, которую мы помним по урокам 90-х годов, когда деньги перестают выполнять расчетные функции и заменяются бартером, России не грозит, считают эксперты.

Ждет ли Россию «брюквенный год»

Другое опасение, связанное с перебоями продовольственного рынка и снабжением населения продуктами питания в еще большей степени питается «страхом с великими глазами», а не реалистичными оценками. Пока на Западе не звучало никаких заявлений о продовольственной блокаде России, и вряд ли общественное мнение развитых стран одобрит идею организовать россиянам «брюквенный год». Но, главное, успехи российского аграрного сектора за последние десятилетия разрешили проблему продовольственной безопасности страны. Производство и запасы продовольствия позволяют полностью обеспечить потребителя мясом, рыбой, сахаром, растительным маслом и другими ключевыми продуктами питания. Производства молочной продукции, овощей и фруктов внутри страны достаточно.

Российский ритейл может не беспокоится о заполнении полок магазинов и складов, но изменение ассортимента постепенно будет происходить. Сочетание достаточного потенциала продовольственной отрасли, умеренной инфляции и денежного характера расчетов являются залогами нормального функционирования рынка продовольствия и отсутствия рационирования продуктов через карточную систему. С целью же преодоления возникших разрывов логистических цепочек необходимо, с участием государства, принять меры для недопущения сбоев поставок и дефицита. В их числе мораторий на штрафы, ускоренное принятие новых цен и сокращение срока расчетов.

Структурные санкции

Антироссийские санкционные действия и планы министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр назвал не иначе, как «экономической войной». Развертывая эту весьма точную метафору, можно уподобить макроэкономические санкционные меры своего рода авиации или артиллерии. Но в санкционный боекомплект входит и оружие, напоминающее по воздействию химическое или даже радиационное — «технологические санкции». Они оказывают рассеянное долгосрочное влияние на конкурентоспособность российских компаний, уровень их технической оснащенности и могут в долгосрочном плане ухудшить структуру производства.

Инициаторами технологических санкций, разумеется, выступили США. Введены ограничения на поставки технологий и комплектующих для судостроения, авиационной промышленности, оборонных предприятий, электроники, с целью уменьшения в два раза импортных поставок в эти отрасли. Следуя за американским авангардом, Евросоюз также ввел эмбарго на поставки в Россию товаров и технологий, которые используются в авиационном и аэрокосмическом секторах, включая продажу новых самолетов Airbus. Уже находящаяся вне Евросоюза Великобритания отзывает экспортные лицензии на поставки в Россию высокотехнологичных товаров: электронных компонентов, полупроводников, оборудования для нефтедобычи и авиадвигателей Rolls-Royce.

В этом же русле действуют азиатские партнеры европейских стран.

Тайвань, крупнейший в мире производитель микропроцессоров, отказался поставлять в Россию чипы, использующиеся в одном из двух российских процессоров – «Эльбрус».

Надо отметить, что помимо официальных санкций, налагаемых правительствами, мы видим значительное число западных корпоративных структур, добровольно принимающих на себя санкционное бремя. Список этих добровольных санкционных инстанций огромен и включает сферы бизнеса от модных брендов до продовольственных компаний. Среди компаний, чье технологическое партнерство с российским бизнесом разорвано или поставлено на паузу по политическим причинам: BP, Shell, Total, Volkswagen, Skoda, Daimler Truck, Dell, Intel, AMD, Nokia, Siemens, HP и множество других.

По мнению Владислава Иноземцева, директора Центра исследований постиндустриального общества, «сейчас под ударом окажутся те продукты и услуги, которые были завязаны на высокий технологический уклад». Этим объясняются уже предпринятые правительством меры по поддержке ИТ-отрасли.

Технологическое отставание – одна из самых острых проблем национальной экономики, а желание быть генератором инноваций – одно из самых сильных. В случае долгосрочного разрыва партнерких отношений общий уровень технологической структуры российской экономики, скорее всего, будет медленно понижаться.

Мы помним, как автаркия СССР привела к склеротичности советской экономики. Однако в мире XXI века существуют и иные, кроме стран Запада, источники технологий, прежде всего Китай, хотя во многом, это источники вторичные. Поэтому для особенно важных проектов, возможно, вновь придется восстанавливать систему «серого» импорта, существовавшую в СССР. Однако, если в ряде ситуаций «серый» импорт нам поможет, но в стратегию промышленного развития страны такое ноу-хау вряд ли заложишь. Поэтому очень важно не прекращать коммуникацию с иностранными компаниями, подвергнувшими себя санкционному «самобичеванию».

Первый вице-премьер Андрей Белоусов заявил, что есть три варианта развития взаимоотношений с зарубежными партнерами. Первый: компания продолжит полноценно работать в России. Второй: иностранные акционеры передают свою долю российским партнерам и в будущем смогут вернуться на российский рынок. Российский бизнес к этому готов, а некоторые инвесторы уже воспользовались такой возможностью. Третий: компания окончательно прекращает работу в России, закрывает производство и увольняет сотрудников.

«Мы к этому относимся как к фактически умышленному банкротству. В этом варианте мы будем вмешиваться через процедуру ускоренного банкротства», – отметил первый заместитель председателя правительства РФ.

Антисанкционная стратегия

Внешний шок такого масштаба, какой вызван санкционными мерами западных стран, первоначально вызвал реактивные меры правительства, которое было готово к трудностям. С течением времени и примериваясь к ситуации, оно будет переходить от «тушения» отдельных санкционных вспышек к стратегической защите экономики и бизнеса. С 1 марта в правительстве создан Оперативный штаб по противодействию санкциям, который возглавил премьер-министр Михаил Мишустин.

Среди уже принятых мер:

- предоставление особого режима компаниям, которые поставляют лекарства и медицинские изделия в рамках контрактной системы, если они пострадают из-за санкций;

- мораторий на плановые проверки для индивидуальных предпринимателей, малых и средних предприятий до конца года;

- продление программы компенсаций расходов на использование системы быстрых платежей малому и среднему бизнесу;

- субсидирование в полном объеме предприятиям банковских комиссий за все покупки товаров и услуг, которые граждане совершат с января по июнь текущего года через новый платежный сервис Банка России;

- кредитные каникулы для МСП до 30 сентября 2022 года.

Прорабатываются также различные схемы амнистии капиталов.

В общем, российские власти обладают достаточным инструментарием и запасом прочности, чтобы удержать экономику в равновесии после непродолжительного периода дезориентации. Но в долгосрочном аспекте лучшей стратегией является политическое урегулирование конфликта. Россия не станет «экономическим Робинзоном», однако затруднение ее международных экономических связей и попытка оттеснить ее на периферию международной торговли контрпродуктивны.

Современная система международной торговли, начинавшаяся с «Европейского объединения угля и стали» и «Генерального соглашения по тарифам и торговле», а затем эволюционировавшая в ВТО, пришла на смену колониальным империям, стремившимся к экономической автаркии. Именно эта система позволяет таким почти лишенным ресурсов странам, как Япония, процветать, не опасаясь за ресурсную или продовольственную блокаду, и сводит на нет экономические аргументы потенциальных империалистов. А принудительная экономическая автаркия только «льет воду на их мельницу».

Фото: РИА Новости/ Виталий Белоусов

Сюжет по этой теме
5 марта 2022, 16:54

Санкции против России

Подписывайтесь на ФедералПресс в Яндекс.Новости, Google News, а также следите за самыми интересными новостями в Яндекс.Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс». Также присоединяйтесь к нам в соцсетях: мы есть в Telegram, ВКонтакте, Одноклассниках и Twitter.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати