Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Москва
0

Куда движется мировая экономика: отвечают участники Восточного экономического форума

ВЭФ
На Восточном экономическом форуме прошла дискуссия «Новая структура мирового экономического сотрудничества: что стало лучше, а что хуже»

Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО РАН) перестал делать прогноз развития мировой экономики и политики на 15 лет вперед. Об этом рассказал директор института Федор Войтоловский. Сейчас мы находимся в точке бифуркации, когда нет четких параметров, а сама система дестабилизирована. Что это значит и какие тенденции в мировой экономике наблюдают эксперты – подробности в материале «ФедералПресс».

Какие факторы влияют мировую экономику сегодня

На Восточном экономическом форуме прошла дискуссия «Новая структура мирового экономического сотрудничества: что стало лучше, а что хуже». Ее модератором стал Артем Мальгин – проректор по развитию Московского государственного института международных отношений МИД РФ. Участники события объяснили, с какими глобальными вызовами сегодня столкнулась мировая экономика.

Исследователи из Российской академии наук уверены – мы находимся в точке бифуркации. То есть система дестабилизирована, а ее параметры далеки от понятных, считает директор Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Федор Войтоловский.

«В прошлом году до начала специальной операции мы [в ИМЭМО РАН] приняли решение притормозить прогноз мировой экономики и политики, который мы делали на 15 лет вперед. В феврале мы поняли, что это было правильное решение. Было бы авантюризмом писать о тех трендах, многие из которых могут находиться на переломе. Очень трудно моделировать систему, которая еще не вошла в фазу стабилизации», – отметил Войтоловский.

Для понимания ситуации в мировой экономике важно выделить факторы субъективного характера, которые и оказали влияние на текущее положение дел, подчеркнул ученый. Среди них пандемия COVID-19 – это та реальность, с которой столкнулось все человечество. Динамику развития экономики стран определяли принятые стратегии, а сейчас наблюдаются отложенные последствия. В частности, речь идет о финансовых вливаниях. К примеру, США только во время президентства Дональда Трампа потратили на меры поддержки граждан и экономики порядка 3 трлн долларов, при Джо Байдене расходы на данный уже составили момент 1,7 трлн долларов. Как следствие – снижение динамики промышленного производства, падение рынка, разгон инфляции как в Европе, так и в Соединенных штатах.

Повлияла на экономику западных стран и стратегия «зеленого перехода». Как считает Войтоловский, Европа в этом вопросе мчится «впереди паровоза», например, свертывая программы развития атомной энергетики. При этом уровень энергобезопасности стран ЕС остается достаточно низким.

Третий фактор, дестабилизирующий мировую экономику – спецоперация. «Вынужденная российская специальная операция – это система мер по поддержке национальной безопасности в условиях, когда кризис был создан давно, а не в феврале. Это фактор, который сильно повлиял на экономики стран Евросоюза», – отмечает ученый.

Пострадали торговая и энергетическая сфера. Нефть, газ – те товары, в которой нуждался европейский рынок. «История с поставками трубопроводного газа в Европу выгодна США», – рассказывает Войтоловский. Украинскому кризису, по его словам, можно было найти решение, но его не хотели искать.

Как ощущает себя Россия в мировой экономике сегодня

Заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации Сергей Левин считает, что происходит смещение центра экономического роста в азиатско-тихоокеанский регион. Эксперт рассказал, в частности, о сфере сельхозпроизводства и реализации экспорта.

«Продовольственная торговля смещается сюда, потому что благосостояние азиатских стран растет, население растет, рынки развиваются. Наш экспорт продукции АПК отвечает этим тенденциям. За пять лет в страны Азии он вырос на 55 %, в страны Африки – на 25 %. Эти тенденции только усиливаются в последнее время», – отмечает Левин.

Несмотря на санкции, по словам Левина, экспорт за текущий год уже вырос на 15 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Вместе с тем есть задачи, которые требуют определенных решений: «Нам надо перестраивать логистику, нам надо перестраивать финансовые взаимоотношения и транзакции», – отметил Левин.

Для полноценного развития всех отраслей необходим осмысленный подход. Сегодня возникла большая потребность в металлах, каменном угле, в нашей сельхозпродукции на мировом рынке. «Сделать быстрый рывок – сложная вещь. Нам необходимо действительно искать партнеров, создавать свободные экономические зоны с зарубежными компаниями для того, чтобы мы могли в определенной степени преодолевать санкционные ограничения. Мы должны переосмыслить наши промышленные действия», – отметил заместитель председателя комитета Совета Федерации по экономической политике Константин Долгов.

Российским экспортерам в перспективе приходится менять свои бизнес-модели, считают эксперты. Речь идет о вертикальной интеграции в логистику. «Что касается расчетов – здесь тоже есть структурные изменения. Появляется прослойка компаний, которая выполняет роль сиюминутных посредников, они все находятся под угрозой санкционных ударов и давления. Это мерцающая инфраструктура», – рассказал генеральный директор Исследовательского центра «Международная торговля и интеграция» Владимир Саламатов.

Генеральный директор ООО «ФедералПресс», заместитель председателя Общественного совета Министерства природных ресурсов и экологии РФ Иван Еремин, со своей стороны, отметил, что правила новой реальности еще определяются и есть огромный спектр вопросов, которые необходимо обсуждать. «Это очень глубокая, бездонная тема», – отметил он, обратив внимание, что данных для детального анализа ситуации и каких-либо квалифицированных прогнозов в настоящее время недостаточно, либо они закрыты. В настоящее время, по его словам, важно накапливать и фиксировать информацию, которая позволит национальному бизнесу и иностранным игрокам выработать эффективные модели и инвестиционные стратегии в условиях быстрой трансформации мировой экономики.

Одним из трендов, очевидных в настоящий момент, Иван Еремин назвал деглобализацию, причем этот тренд касается как политического, так и экономического сотрудничества. «Экономическая политика многих, в первую очередь крупных государств, призвана не интегрировать экономику в глобальный рынок, а создать максимальные предпосылки для зависимости других экономик», – отметил он.

По мнению Ивана Еремина, запрос бизнеса состоит в том, чтобы получить максимум информации об особенностях национальных рынков той или иной страны, оценить политические риски и возможности работать в рамках предлагаемого ландшафта с учетом того, что тренд на деглобализацию, очевидно, сохранится длительное время.

По словам эксперта, центром, где будет аккумулироваться такая информация, может выступить Global Bussines Media Alliance, основанный в прошлом году рядом деловых изданий при поддержке МГИМО с целью повышение качества информационного обеспечения делового сообщества. При этом в первую очередь акцент будет сделан на сбор и анализ информации о рынках стран Африки, государств Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, о которых российский предприниматель чаще всего имеет не вполне четкое представление.

Фото: ФедералПресс / Анна Минеева

Сюжет по этой теме
1 августа 2021, 09:00

Восточный экономический форум

Подписывайтесь на ФедералПресс в Яндекс.Новости, Google News, а также следите за самыми интересными новостями в Яндекс.Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс». Также присоединяйтесь к нам в соцсетях: мы есть в Telegram, ВКонтакте, Одноклассниках и Twitter.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Версия для печати