Политика
Политика
Иркутская область
1

«Богатые умеют плакать». Экс-губернатор Левченко рассказал, за счет чего Приангарье может пережить кризис

Если мы снижаем налоговую нагрузку на малый и средний бизнес, то за счет чего наполнять бюджет?
Если мы снижаем налоговую нагрузку на малый и средний бизнес, то за счет чего наполнять бюджет?

Будет нелегко, но не надо поддаваться панике – с такой мыслью президент Владимир Путин обратился к россиянам. Действительно, по оценкам финансовых аналитиков, двойной удар по отечественной экономике (от эпидемии и обвала цен на нефть) в первую очередь отразится на малом и среднем бизнесе. Глава государства объявил о мерах его поддержки, но существенное бремя этой поддержки ляжет на региональные бюджеты. Как Приангарье может выйти из непростой ситуации – личным взглядом с «ФедералПресс» поделился экс-губернатор Иркутской области Сергей Левченко:

«Наверняка большинство слушало обращение президента страны, и многие знают о тех мерах, которые он предлагает принять для стабилизации ситуации. Речь идет о дополнительных социальных гарантиях и мерах поддержки бизнеса. В частности, это снижение налогов. В перечень не попал такой налог, как НДС, – это федеральный налог, соответственно, он идет в государственный бюджет. Те же платежи и отчисления, которые предлагается заморозить или сократить, в большинстве своем идут в местные или региональные бюджеты. Следовательно тут большая ответственность именно региональных правительств.

Совершенно справедливо, что необходимо увеличить поддержку слабозащищенным категориям населения, а также малому и среднему бизнесу. При этом надо полагать, что большая часть этой нагрузки ляжет на региональные бюджеты. И тут получается достаточно непростая ситуация: с одной стороны, областные власти должны будут сократить налоговый гнет на малый и средний бизнес, которые без этих послаблений просто не выживут. Соответственно, сократится доходная часть бюджета. С другой стороны, власти из этого урезанного бюджета должны выполнять все уже имеющиеся социальные гарантии и нести дополнительные расходы на поддержку нуждающихся и противоэпидемиологические мероприятия. Иркутская область тут оказалась в несколько более выигрышной позиции, поскольку мы приобрели опыт такой работы после летнего паводка. Конечно, опыт не столь масштабный, но тем не менее.

Во-первых, встает вопрос: если мы снижаем налоговую нагрузку на малый и средний бизнес, то за счет чего наполнять бюджет? Президент однозначно дал понять: крупный бизнес, особенно связанный с офшорами, должен взять дополнительную нагрузку. С 2015 года мы приобрели такой опыт: когда шесть крупнейших вертикально интегрированных структур заставили платить положенные налоги в областной бюджет. Простой пример: крупнейшее предприятие платило осенью 2015 года в бюджет Приангарья 6 миллионов рублей! Я когда сказал президенту об этом, он удивился и переспросил: не оговорился ли я, может, 6 миллиардов? Нет, они действительно отчисляли 6 миллионов, мы заставили их платить все что положено, и ежегодные отчисления достигли 2,5 миллиардов.

Я так скажу: богатые умеют плакать, особенно в московских кабинетах. И уже сейчас вертикально интегрированные структуры, работающие в регионе (а это энергетика, цветная металлургия, добыча ископаемых и углеводородов), жалуются, что им тяжело. Но необходимо посмотреть их выручку – а ее рублевый эквивалент у них вырос, поскольку они продают ресурсы за доллары, – и оценить себестоимость продукции. Сразу становится понятно: в бюджет они отдают далеко не все, что положено. И тут уж, извините, вы столько лет обогащались, а теперь будьте добры быть честными.

Работа по возвращению налогов от крупных предприятий в региональную казну началась в 2015 году, и сейчас ее результаты как никогда могут быть кстати. Но я вижу, что налоговые поступления в область сейчас даже ниже запланированных в бюджете на 2020 год и недодают в казну как раз те предприятия, с которых я требовал честной работы. Видимо, теперь снова появилась возможность у крупного бизнеса не платить. Такими темпами нынешнее правительство региона может скатиться в финансовую пропасть. Надо понимать, что без налогов от крупного бизнеса им не справиться. Можно, конечно, надеяться на дотации федерального центра, но это несистемные поступления и капля в море.

В кризисные времена зачастую приходится обращаться к внешним займам. В 2015 году область имела 30 миллиардов рублей госдолга. К декабрю 2019-го мы его сократили до 11 с небольшим миллиардов. В результате у Иркутской области оказался один из самых позитивных кредитных рейтингов. Это значит, что кредитные организации более охотно и под низкий процент готовы дать деньги. Сейчас это может быть как нельзя кстати. К сожалению, нынешняя администрация за 90 дней увеличила госдолг почти до 20 миллиардов. Соответственно, в случае необходимости следующий заем область получит уже на более жестких условиях. А такая необходимость может возникнуть уже в мае, когда будет нужно покрыть кассовый разрыв и выплатить отпускные учителям. Отмечу, что первый кредит новым руководством области был взят в декабре, то есть до кризиса и пандемии, а расплачиваться за него придется в нынешних непростых условиях.

В любом случае, уверен, что у региона хватит запаса прочности, чтобы пережить эти непростые времена. Хотя скажу сразу, это будет непросто. И рост безработицы, и закрытие части малого и среднего бизнеса неизбежны. И работать надо исходя из этой данности».

Фото: ФедералПресс / Давид Азизов

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Twitter 1