горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Республика Бурятия
0

Национальные особенности бурятского протеста. Власти республики ищут диалог с местными элитами

В Бурятии совпало все – и политика, и шаманизм
В Бурятии совпало все – и политика, и шаманизм

Бурятия этой осенью стала, пожалуй, самым горячим в политическом плане регионом России. Целую неделю после Единого дня голосования республика бурлила из-за протестов в столице региона. Город буквально «взорвали» прошедшие выборы мэра – да так, что аукнулось даже губернатору. Публичные протесты в столице республики стихли, но не закончились, и по мнению экспертов, перешли в скрытую стадию. О том, почему Бурятия стала центром российского протеста, и чем обернется неожиданный всплеск такой активности – в материале «ФедералПресс».

Ставленник губернатора

На прошлой неделе на границе Бурятии и Иркутской области задержали «мужчину 1958 года рождения, находящегося в розыске за совершение преступления на территории Республики Саха». Его увезли в Улан-Удэ, откуда ближайшим рейсом направили в Якутск. За сухой сводкой пресс-службы бурятского управления МВД скрывается главное: задержанным оказался шаман Александр Габышев. Странноватый и не очень адекватный персонаж, который идет в Москву «изгонять Путина», за короткое время стал одним из главных действующих лиц бурятской политики. Из-за целого ряда обстоятельств, в том числе региональной специфики, шаман оказался в эпицентре политической борьбы. Улан-Удэ штормило целую неделю: после выборов мэра и до инаугурации Игоря Шутенкова, победившего в голосовании.

Началась эта история задолго до сентября. Этой зимой столица Бурятии осталась без мэра: в феврале градоначальник Александр Голков подал в отставку. Его место (в качестве врио) занял «единоросс» Игорь Шутенков – по мнению экспертов, являющийся ставленником главы республики. Связь его с губернатором вполне очевидна. В 2017 году, через месяц после победы Алексея Цыденова на выборах, Шутенков стал первым заместителем главы. Так что нет ничего удивительного в том, что врио рассматривался как наиболее вероятный будущий мэр Улан-Удэ. На его стороне был и административный ресурс, и поддержка республиканских властей. Не доставало, по мнению наблюдателей, одного – народной любви. Кампания по завоеванию горячих бурятских сердец проходила с широким привлечением медиа. По мнению наблюдателей, в ряд крупных городских СМИ могли уйти крупные денежные транши. О подробностях этой кухни сейчас охотно рассказывает бывшая телеведущая Анна Зуева, ушедшая с бурятского ТВ как-раз из-за политики. Бурная медийная кампания вызвала у простых избирателей совершенно обратную реакцию.

Нерешенные проблемы

Говорить о том, «как похорошел Улан-Удэ при Шутенкове» было бы уместно, если бы город действительно развивался. На деле экономическая ситуация в Бурятии сложная, и столица не является исключением. Бурятия, например, в этом году стала худшим регионом Дальнего Востока в рейтинге административного давления (58 место по стране, прим.ред.).

«Сейчас для Бурятии характерен ряд проблем, общий для многих регионов. Это и постепенный захват всех ведущих отраслей экономики столичным бизнесом. Это и закостенение местных элит – превращение их в своего рода знать. Это и последствия общей экономической ситуации в стране: налогов и ограничений становится все больше, и жителям небогатых регионов становится сложнее жить. И если эти проблемы никто не решает, протестный потенциал растет очень быстро», – рассказал «ФедералПресс» политический консультант Даниил Ермилов.

Проблемы в экономике неизбежно влекут за собой проблемы в политике. По мнению политолога Илдуса Ярулина, сильной центральной власти в республике нет. Губернатор является далеко не самой популярной и влиятельной фигурой в регионе.

«Алексей Цыденов – бурят, что для многих местных жителей действительно важно. Однако он не воспринимается как «свой» человек: он работал в Москве, в Хабаровске, а в Бурятию зашел как ставленник Москвы. У Цыденова нет серьезной связи с местными политическими элитами. Да и успехов серьезных у него тоже нет. Поэтому губернатор имеет весьма ограниченное влияние в республике», – отметил эксперт.

В преддверии выборов мэра Улан-Удэ борьба между региональными кланами накалилась до предела. По-настоящему за пост градоначальника боролись два претендента: Игорь Шутенков и коммунист, сенатор от Иркутской области Вячеслав Мархаев. У «красного» кандидата было поменьше ресурсов, но зато на его стороне были симпатии многих горожан. В Бурятии Мархаев пользуется авторитетом: ветеран Чечни, создатель республиканского ОМОНа, ярый противник непопулярной пенсионной реформы. Соперником он был весьма серьезным. Кроме того, у Мархаева имелся стимул для победы: в следующем году у него истекает срок сенаторских полномочий, а думать о продолжении политической карьеры всегда надо заранее. Так что неудивительно, что он должен был консолидировать силы всех возможных сторонников.

И все завертелось

Единый день голосования в Улан-Удэ прошел без серьезных скандалов. Единственным громким событием стало заявление участника рабочей группы российской общественной палаты Максима Григорьева о масштабной скупке голосов представителями КПРФ. Какого-то дальнейшего развития эта история не получила, однако она серьезно «подпортила карму» коммунистам. После подсчета голосов выяснилось: победу одержал Игорь Шутенков, а Вячеслав Мархаев набрал лишь 37 % голосов. Все это вызвало закономерное недовольство среди жителей города. Начались пересуды о фальсификациях, которые почти всегда возникают после любых значимых выборов. Учитывая, что поводов для серьезного скандала не было, ситуация казалась совершенно безопасной. Федеральные наблюдатели уверенно рассказывали о том, что причин отменять итоги голосования нет. Все было спокойно – пока не появился шаман.

Вообще, фигура якутянина Александра Габышева является одной из наиболее странных и неоднозначных для современной России. Никому неизвестный шаман решил пешком отправиться в Москву. Идет он не один, а с небольшой компанией единомышленников. Габышев, по мнению ряда многих, является обычным юродивым. В качестве довода в пользу этой версии обычно приводят его выступления в соцсетях.


Однако для радикальной оппозиции шаман является чуть ли не героем из-за того, что без всякого стеснения ругает власть. Самое главное: о Габышеве с большой вероятностью никто бы не вспоминал, если бы не постоянные препоны со стороны различных госсутруктур или их сторонников на его пути в столицу. Начались они именно в Бурятии. Против Габышева развернулась серьезная кампания в СМИ, а местные шаманы из общины «Тэнгери» назвали его «ненастоящим шаманом». 6 сентября полицейские задержали одного из спутников Габышева – Игоря Коношанова, водителя «Газели», которую подарили Габышеву жители Бурятии. Как сообщили в пресс-службе бурятского МВД, полиция подозревала, что номера кузова и двигатель машины были незаконно изменены. Коношанова отвезли в Улан-Удэ на суд по административному делу.

9 сентября, когда город бурлил после подведения итогов выборов, в центре Улан-Удэ, на площади Советов, собрался небольшой народный сход. Его организовали сторонники Александра Габышева. Одним из главных инициаторов акции стал местный оппозиционный блогер Дмитрий Баиров. Учитывая, что странноватая деятельность «Сани-шамана» (так называют Габышева в народе, – прим.ред.) весьма политизирована, ничего удивительного, что вскоре повестка митинга поменялась. Участники стали требовать отмены итогов выборов, а вскоре – отставки губернатора. Общее недовольство положением дел в стране быстро персонализировалось. Его мишенями стали мэр и губернатор.

К акции присоединились коммунисты и сторонники проигравшего на выборах Вячеслава Мархаева, а затем протестная активность стала расти как снежный ком. Люди провели на площади целую ночь. На следующий день их разогнали бойцы ОМОНа и неизвестные силовики с топорами, организатора митинга задержали. Однако протесты продолжались вплоть до 15 сентября, когда на площади состоялся санкционированный митинг. На нем даже побывал губернатор Алексей Цыденов, но диалога с участниками акции у него не получилось.
Политологи сходятся во мнении, что одной из главных причин столь длительных волнений стало недовольство местных политических кланов. Однако если бы дело было только в этом, столь длительных массовых протестов просто бы не случилось.

Как рассказал «ФедералПресс» политолог Илдус Ярулин, масштаб недовольства обусловлен не только политической составляющей. Одной из причин стала довольно топорная работа властей с национальной составляющей, с самосознанием бурятов. Здесь сложились сразу два фактора, один из которых напрямую связан с Габышевым.

«Как в любой национальной республике, в Бурятии есть свой определенный национализм. Это не то, что у нас обычно понимают под этим словом, не что-то агрессивное. Тема щекотливая, но о ней надо говорить, чтобы понять происходящее. С одной стороны, была неоднозначная победа русского мэра Игоря Шутенкова, притом, что все его соперники были бурятами. С другой стороны, было задержание шамана – а Бурятия это столица российского шаманизма. Это местные традиции, которые все еще сильны. Многие местные восприняли нападки на Габышева как нападки на свою культуру», – объяснил Ярулин.

О многом говорит тот факт, что на площадь Советов приезжали люди из окрестных деревень, а в сельской местности отношение к традициям куда более трепетное, чем в городе.

Диалог или репрессии – третьего не дано

В Бурятии совпало все – и политика, и шаманизм. То, что столь взрывоопасная смесь все-таки не сдетонировала, удивляет. После санкционированного митинга протестная активность в Улан-Удэ спала. Итоги протестов, прямо говоря, не впечатляют. Требования митингующих не выполнили, полиция задержала несколько человек и завела одно уголовное дело. Однако эксперты уверены: все это – только начало. Властям Бурятии придется поставить точку в этой истории.

«Протесты прекратились. Это означает одно: либо с их организаторами смогли договориться, или на них достаточно сильно надавили. Однако логического завершения у этой истории все еще нет. В такой ситуации общественное недовольство легко может перейти в скрытую стадию. В политическом смысле это чревато – достаточно посмотреть на Хабаровский край, где произошел настоящий взрыв протеста против действующих властей. Так что руководству республики сейчас надо определяться с выбором: или запускать механизм репрессий, или начинать диалог с людьми», – считает политолог Даниил Ермилов.

«Силовой» вариант, по мнению эксперта, выглядит менее приемлемым: сейчас за Бурятией и так следит вся страна. Жесткие меры только привлекут дополнительное внимание к губернатору, в том числе, со стороны федерального центра. Вместе с тем, к нормальному диалогу с населением республиканские власти пока не совсем готовы. Об этом «ФедералПресс» рассказал политолог Марат Баширов.

«Понятно, что политические последствия у протестных акций будут. Люди такое не забывают. Однако на мой взгляд, у руководства Бурятии сейчас нет четкого понимания ситуации. Речь идет о социологической составляющей – кто недоволен, чем конкретно недоволен… Без этого грамотного решения проблемы не найти. Тем более, что острота ситуации в Бурятии спала только на время: сейчас силовики задержали шамана Габышева, и это может привести к новому всплеску недовольства», – пояснил он.

Судя по всему, в Бурятии просто не ожидали столкнуться с таким разносторонним кризисом. Привычные схемы здесь вряд ли помогут – ситуация в республике нестандартная. А конфликт, если его не купировать, может зайти действительно далеко. Как отметил политолог Илья Гращенков, серьезные требования оппозиции, навроде отставки губернатора, говорят о намерении продолжить борьбу в будущем. Если у действующих властей не получится перехватить повестку и лишить оппонентов всех козырей, итоги политического противостояния станут непредсказуемыми.

Фото: commons.wikimedia.org /Ybelov,Armenzakh,egov-buryatia.ru

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1