Общество
Общество
Иркутская область
0

Многозарядный «демократизатор». Легальное боевое оружие – зло или благо?

Сможет ли «полковник Кольт» сделать людей равными?
Сможет ли «полковник Кольт» сделать людей равными?

С самого зарождения цивилизации человечество шло рука об руку с оружием. При этом всегда была тяга граждан к самостоятельному владению дубинкой, мечом или многозарядным пистолетом. Большинство государств соответственно всегда старалось своих граждан в этом стремлении ограничить. В ход шли сначала сословные или имущественные рамки, затем их сменила лицензионно-разрешительная система. Сейчас в России все чаще возникают разговоры о легализации нарезного короткоствольного оружия. Доводов за и против примерно поровну. Сможет ли «полковник Кольт» сделать людей равными или это приведет к росту преступности? Поиск ответа – в материале «ФедералПресс».

Доброе слово и кольт — лучше, чем просто доброе слово?

Иркутянин Роман Р. теперь регулярно ходит на отметку в отделение полиции. Сейчас он находится под подпиской о невыезде. Дальнейшую его участь будет решать суд. Не столь уж редкий для столицы Восточной Сибири дорожный конфликт стал для молодого человека причиной для обвинения в превышении пределов необходимой самообороны.

«На светофоре догнала иномарка, выскочил парень, начал махать пистолетом – как потом выяснилось, травматическим – и стал кричать, что я ему не дал перестроиться в другой ряд, оскорблять и угрожать. У меня в машине жена и 4-летний ребенок. Когда тут думать? Я его ударил несколько раз, забрал пистолет, вынул обойму. Обойму выкинул на обочину, а пистолет ему в салон. А через какое то время мне приходит повестка в полицию», – вспоминает отец семейства.

Психологи все чаще наблюдают такой феномен. Внешне благополучный и адекватный человек, получив в руки (причем совершенно легально) травматический пистолет, пытается с его помощью решить самые мелкие конфликты. А получив отпор, превращается в жертву и идет писать заявление в полицию. Юрист Виктор Григоров считает: в подобной ситуации оказываются сотни людей. И в суде им придется доказывать, что угроза жизни была реальной, и не факт, что Фемида примет к сведению эти доказательства.

«У нас так странно построена судебная система. Даже если ко мне в дом вломится человек с топором, прежде чем применить оружие, которое у меня даже легально будет находиться, я должен буду оценить и доказать в суде, что человек с топором представлял для моей жизни опасность, а не зашел, к примеру, воды попросить», – комментирует юрист.

При этом, по мнению Виктора Григорова, клин можно выбить клином – сократить количество агрессивных людей и преступлений с применением оружия с помощью легализации оружия.

«Уверяю, если нападающий будет понимать, что у вас в кармане может оказаться легально оформленный боевой пистолет и закон будет вам давать право его применить, то количество случаев хулиганства, грабежей, разбоев, проникновений в жилище сократится. Конечно, на первоначальном этапе неизбежны «детские болезни». И неправомерное применение будет, без этого никак не обойдется. Но это все лечится совершенствованием законодательства и разрешительно-лицензионной работой», – считает юрист.

Сейчас в России легально приобрести гладкоствольное охотничье оружие может любой гражданин, достигший 18 лет и не имеющий медицинских противопоказаний. Спустя 5 лет владения ружьем он вправе приобрести нарезной карабин. Если говорить о короткоствольном оружии, максимум, что можно купить и носить официально, – травматический пистолет мощностью до 91 джоуля. Для охранных агентств порог мощности – 150 джоулей. По оружейной классификации это оружие «не летальное», хотя теоретически из него можно убить. Например, в голову с короткого расстояния. Так применять «травмат» запрещено, но подобные случаи есть.

Мощность нарезных пистолетов начинается от 600 джоулей. И их гражданское обращение на территории страны запрещено. Между тем все больше голосов раздается за возможность приобретения именно такого оружия. При этом пока сторонников и противников тотального вооружения людей примерно поровну. И у каждой стороны свои доводы.

«Стволы» на стол

Заместитель директора Иркутского института Всероссийского государственного университета юстиции Владислав Шиндяев считает: отечественная юридическая система и сами жители страны уже прошли несколько подготовительных этапов. Сначала это была легализация газового оружия, но интерес у потребителей к нему быстро пропал. Затем было узаконено травматическое. И вот на этом этапе возникло немало проблем. Поэтому что его практически невозможно идентифицировать, и из-за этого возникают сложности в привлечении к ответственности пользователей «травмата» – почти невозможно доказать, что выстрел был произведен конкретно из этого «ствола». Поэтому на нарезное оружие криминалисты смотрят более снисходительно. Легальный пистолет отстрелен в экспертно-криминалистической лаборатории, и специалист установит, из какого пистолета была выпущена пуля. Поэтому в легализации нарезных пистолетов Владислав Шиндяев не видит дополнительных проблем для криминалистов.

«Что касается легализации короткоствольного нарезного оружия, я считаю, ничего в этом из ряда вон выходящего нет, но необходимо учитывать несколько моментов. Во-первых, в связи с изменениями в разрешительной системе приобретения и пользования данным видом оружия необходимо будет обновление целого ряда норм как уголовного, административного, так и процессуального законодательства. Мы должны урегулировать все аспекты его возможного применения. Причем эти особенности применения должны находиться под постоянным анализом и контролем криминалистов, криминологов, а законодательство должно будет оперативно развиваться и меняться на основе этого анализа», – считает юрист.

Вторым аспектом, на который надо будет обратить дополнительное внимание, по мнению Владислава Шиндяева, является контроль за потенциальными носителями и хранителями «короткостволов». Все стадии выдачи разрешений, приобретения, хранения, ношения и использования должны быть строго регламентированы. Желающий приобрести огнестрельное оружие должен не только представить справку от психиатра и нарколога. Вообще необходимо оценивать, как человек ведет себя в обществе. Должны учитываться наличие правонарушений, социально-психологические характеристики поведения личности в обществе, психологическая устойчивость, общее состояние здоровья. Кроме этого, личность, приобретающая оружие, должна обладать необходимыми навыками его использования, чтобы не причинить вред себе и окружающим даже по неосторожности.

С коллегой не согласен экс-помощник прокурора Усть-Кутского района Денис Кучин. По его мнению, даже на севере Иркутской области, где легальное охотничье оружие есть чуть ли не у половины мужского населения, с культурой его применения очень большие проблемы.

«Мой опыт работы в прокуратуре говорит о том, что в плане культуры обращения и применения оружия мы еще очень далеко стоим от того, чтобы можно было его легализовать. Вернее сказать, у нас вообще нет этой культуры. Сюда же накладывается ментальность. Есть масса примеров, когда выпившие люди, не задумываясь, при решении споров или конфликтов спокойно берутся за оружие, которое вполне легально у них хранится. Если наводнить рынок еще и «короткостволами», то мы рискуем получить Дикий Запад», – считает бывший прокурор.

При этом, по мнению Дениса Кучина, и в оплоте свободного обращения оружия – США – культура его применения стала не более чем старой легендой. Все чаще там происходят перестрелки и расстрелы школ, колледжей и офисов. Каждый раз выясняется, что преступники приобретали арсенал в легальных магазинах на вполне законных основаниях. Единственный же способ прекратить подобные преступления – запрет на оборот оружия.

Изящный браунинг в дамской сумочке?

Пока юристы и правоведы спорят о теоретических возможностях, правоохранительным органам приходится действовать в рамках действующего законодательства. При этом, как говорит статистика, в Иркутской области в 2019 году количество преступлений, совершенных с применением оружия (в том числе холодного), сократилось на 13 %. Всего насчитывается 65 таких случаев. При этом, по мнению начальника отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Иркутской области Германа Струглина, эту статистику еще можно сократить, если уменьшить количество легального оружия.

«Оружие, приобретаемое для защиты жизни и имущества, нередко становится орудием нападения. Это может происходить ситуативно, особенно в стрессовой ситуации. Например, во время внезапно возникшей ссоры в семье, с соседями, конфликта на дороге. Нужно понимать, что оно выстреливает чаще, чем нужно, особенно когда гражданин находится под воздействием спиртных напитков, крайне неуравновешен или вспыльчив», – полагает полицейский.

Правоохранители отмечают и еще одну важную проблему – это пренебрежительное отношение к хранению оружия. В 2019 году в регионе зарегистрировано 28 фактов хищений различного оружия. В этом случае оно чаще всего попадает на криминальный рынок.

При этом стоит отметить, что преступники для пополнения своего арсенала обращаются на черный рынок и навряд ли пойдут покупать пистолет в легальный магазин, предварительно получив справку от нарколога, психиатра и участкового. Также полицейская статистика не может отразить, насколько бы сократилось количество тех же грабежей и разбоев, если бы преступник знал, что у его потенциальной жертвы в кармане может оказаться легальный боевой «ствол».

Фото: pxhere.com

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1