Политика
Политика
Москва
0

«Заложник реформы». Персона недели – министр здравоохранения Михаил Мурашко

Михаил Мурашко
Эксперты оценили работу министра здравоохранения

53-летний врач-гинеколог в январе занял кресло министра здравоохранения. Всегда спокойный и даже хладнокровный Михаил Мурашко приступил к обязанностям незадолго до того, как на российское здравоохранение со всей своей жестокостью обрушился коронавирус. О министре исторической эпохи, а также о том, за что его хвалят коллеги и раскритиковал президент, расскажет «ФедералПресс» в рубрике «Персона недели».

Министр пандемии

Михаил Альбертович начинал карьеру с должности акушера-гинеколога в Сыктывкаре. Защитил кандидатскую диссертацию на тему «Особенности течения и исходы родов у женщин с некоторыми видами урогенитальной инфекции». Работал заместителем главврача республиканского медицинского объединения. Позже стал министром здравоохранения Коми. В 2011 году Мурашко проходил свидетелем по уголовному делу о закупках по завышенным ценам компьютерных томографов. А на следующий год его назначили заместителем руководителя Росздравнадзора. Это ведомство Мурашко возглавил в 2015 году и проработал в должности пять лет.

Член комитета Госдумы по охране здоровья Борис Менделевич характеризует Мурашко как профессионала своего дела. «После вступления в должность министра перед ним сразу же встали самые серьезные и глобальные задачи – началась пандемия нового коронавируса, потребовалось принятие непростых решений. И по прошествии нескольких месяцев я могу сказать, что он оперативно принял достаточно эффективные меры, которые позволили снизить скорость распространения инфекции и сохранить жизни людей», – отметил депутат.

По словам политического консультанта Алены Август, пост министра достался Мурашко в непростое время. Буквально во вторник на совещании президент подверг его критике. Август отметила, что отчасти она была справедливой, поскольку выплаты врачам дошли не до всех в полном объеме. «К сожалению, законодательная база не может обновиться как приложение в телефоне. Главврачи старались себя обезопасить, не рискуя и не превышая полномочия. Они пошли по пути избежания проблем, – рассказала эксперт. – Что касается дистанционной продажи лекарств, распоряжение было еще в апреле. Но она в полной мере не заработала. Это справедливый укор в сторону Мурашко, хотя наше законодательство построено на строгой системе контроля. Потому столько запретов. Министр под сильным ударом. Что ни случается, связано со здоровьем».

Пусть Мурашко и оказался на своем посту в сложное время, за ситуацию в здравоохранении отвечать ему, а не кому-то еще. Руководитель экспертной сети «Клуб регионов» Сергей Старовойтов отмечает, что «президент Владимир Путин стал более строгим с подчиненными: он устроил разнос по поводу невыплат врачам, коснулось это и Мурашко». «Ничего удивительного нет. Скорее всего, совпало несколько факторов. Медицина находится на острие, и от министра президент ждет более решительных действий. И, по сути, он об этом сказал. Михаил Мурашко находится в центре президентского внимания, что для любого чиновника является опасной ситуацией. Министру здравоохранения затеряться не удастся. Второе – президент сам раздражен тем, как разворачивается ситуация в стране. Процент зараженных достаточно высокий, темпы сокращения не такие, как хотелось бы, страдает экономика страны. Президента эта ситуация не удовлетворяет», – говорит Старовойтов.

Есть еще и третий фактор – «противоречивый общественный запрос: люди боятся за свою жизнь, но хотят, чтобы быстрее прекратились карантинные мероприятия». Набор этих факторов, полагает эксперт, «играет против министра здравоохранения».

Руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков отметил, что федеральный Минздрав стал первопричиной «бюрократической канители» с выплатами врачам в регионах. «Так что Мурашко наравне с Мишустиным несет ответственность за 484-е постановление правительства о выплатах согласно фактическому времени. Минздрав же не смог четко сформулировать правила поведения при режиме повышенной готовности. Письма от него легли в основу губернаторских постановлений. Кроме того, Мурашко не смог выстроить диалога с региональными минздравами, которые, боясь любой ответственности за федеральные средства, начали прятать голову в песок», – отметил эксперт.

Илья Гращенков признался, что не считает Мурашко эффективным министром, «особенно в период форс-мажора, когда правительство должно было быть драйвером процессов, а не только полупроводником путинских решений».

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков оценил политическую сторону работы министра. «Во-первых, в центре политической повестки коронакризиса в России оказалось прежде всего обсуждение ограничительных мер, а дискуссии о ситуации в системе здравоохранения пока чаще находятся на втором плане. Во-вторых, даже в случаях, когда скандалы касаются учреждений здравоохранения, чаще под ударами оказываются губернаторы и профильные региональные чиновники, а не федеральный Минздрав», – отметил Нейжмаков.

По словам политолога, это отнюдь не новая тенденция – «уже Вероника Скворцова была менее узнаваемой фигурой, чем профильные чиновники периода существования Минздравсоцразвития – Михаил Зурабов и Татьяна Голикова». Михаил Нейжмаков привел данные ВЦИОМ за май 2017 года, когда 75 % опрошенных затруднялись ответить, какую должность занимает в правительстве Скворцова, уже проработавшая на своем посту около пяти лет.

Для оппозиционных акций протеста на местах, затрагивающих ситуацию в системе здравоохранения до того, как Михаил Мурашко возглавил Минздрав, также чаще была характерна наиболее жесткая критика в адрес профильных чиновников именно регионального уровня. «Все эти факторы пока во многом выводят Михаила Мурашко из-под удара критики со стороны общественности и оппозиции. Нельзя полностью исключать, что такая тенденция продолжится и в ближайшем будущем, в том числе на фоне усталости широкой общественности от обсуждения медицинских тем», – считает эксперт.

Разгребает чужую реформу

Политолог Александр Жуковский считает, что нынешняя ситуация с российским здравоохранением напрямую связана с недавней административной реформой. В начале нулевых по аналогии с реформами технических отраслей в России была предпринята попытка оптимизировать социальные процессы в здравоохранении, культуре, в том числе в госуправлении. «Идея была благая – перезапустить и администрировать в чисто менеджерском виде процесс. Но авторы реформ забыли, что логика технических и социальных систем существенно отличаются», – отметил эксперт.

По информации Жуковского, действующая система здравоохранения технократическим подходом была разбита на регламенты, которые неплохо описали горизонтальные цепочки содержания, лечения, жесткие требования к персоналу, однако совершенно упустили из виду вопросы мотивации. И если персонал в этой системе, выучив правила, возможно, даже неплохо ориентируется в навязанных границах, логистике, то клиенты, попав в эту «культуру» со своими особенностями, начинают «мешать» персоналу исполнять жесткие регламенты. «В созданной среде явно не сбалансированы отношения уровней по вертикали. Отчетность также обслуживает регламенты, но не ориентирована на комплексный результат — удовлетворенность качеством услуг потребителей», – считает политолог.

Эксперт делает вывод о том, что общая логистика процессов оздоровления из нарезанных регламентов, как кусочков, формируется спонтанно, даже «без попыток комплексного анализа». «В таких несбалансированных условиях участники процесса в здравоохранении всегда будут оставаться виноватыми, в том числе и пациенты, не умеющие себя «правильно» вести. Оценки населением услуг здравоохранения устойчиво падают, в том числе транслируются и на власть президента. Соответственно главным виноватым будет оставаться действующий министр Мурашко. И каждый следующий на его месте будет хуже предыдущего, пока не будет пересмотрена в комплексе вся инфраструктура здравоохранения страны», – полагает эксперт.

Как отметила Алена Август, винить Мурашко в оптимизации здравоохранения несправедливо. Эксперт считает, что не нужно снимать вины и с решений ряда губернаторов. «Этот формальный подход глав регионов порой вредит. Губернатор должен знать свою область до каждого закоулка и решать, где стоит оптимизировать, а где, может, наоборот привлечь земских врачей и отремонтировать районную больницу, – считает эксперт. – Пусть нынешняя ситуация, когда больше полномочий отдано губернаторам, кому-то станет хорошим уроком».

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева

Сюжет по этой теме
27 марта 2020, 17:03

Компания/персона недели

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1