Экономика
Экономика
Москва
0

Нефтяные цены пошли вверх. Российский экономист о том, как это отразится на жизни россиян

Василий Колташов о выходе России из кризиса
Колташов: России предстоит разыграть китайский гамбит

Цены на нефть в последние дни медленно, но упорно продвигаются вверх, как следствие укрепляется российская национальная валюта. Все это происходит на фоне постепенного снятия с граждан и предприятий ограничений, связанных с распространением пандемии коронавируса. Как повлияют эти процессы на жизнь простых россиян? Виден ли свет в конце тоннеля самого крупного экономического кризиса в истории современности? Об этом своими наблюдениями с «ФедералПресс» поделился директор Института нового общества Василий Колташов:

ФРС играет на нашей стороне

Повышение цен на нефть, несомненно, способствует тому, чтобы кризис у нас проходил в смягченном варианте. Ясно, что ожидать возвращения цен на докризисные уровни в ближайшие полгода не приходится, ценового взлета не будет. Но мы видим, что даже вслед за небольшим повышением нефтяных цен укрепляется российская валюта. А это позволит стабилизировать цены на внутреннем потребительском рынке, что очень хорошо для жителей нашей страны, многим из которых приходится в эти дни нелегко.

Сегодня существует два сценария для рынка нефти и рубля. Многие спекулянты делают ставку на то, что произойдет еще одно падение российской валюты, в результате которого мы увидим доллар по 80–90 рублей. Есть основания полагать, что этого не произойдет, поскольку за Россию играет федеральная резервная система США. Полагаю, что у Соединенных Штатов сейчас нет другого выбора, кроме как вкачивать триллионы долларов в свою экономику, включая фондовый рынок, чтобы обеспечить спекулянтам выход из своих мусорных бумаг. Если сейчас долг правительства США составляет 25 триллионов долларов, то к концу года он вполне может дойти до 30 триллионов. Колоссальные долларовые вливания, которые делаются сейчас на американском рынке, неизбежно приведут к ослаблению американской валюты. А слабый доллар будет способствовать повышению цен на нефть. Соответственно российская экономика будет себя чувствовать уверенней. Мы, вероятно, в связи с этим увидим рост нефтяных цен до 40 долларов за баррель. Это означает, что рубль проваливаться дальше не будет и минимум, который мы видели в марте, уже не повторится. Дальше мы будем наблюдать либо сохранение ситуации такой, как она есть, либо даже укрепление российской валюты до 70 рублей за доллар. Но еще раз повторю, это во многом зависит от усилий федеральной резервной системы.

f0a82c743500e5798a1448dcb7acb726.jpg

Перезапуск экономики не будет бесплатным

Мы вкатываемся в депрессивное состояние, из которого, конечно, выход есть, это не конец света. Это ситуация, из которой нужно выводить экономику, и сделать это может только государство. Внешние обстоятельства будут отчасти этому способствовать, отчасти мешать. Но сложившаяся конъюнктура на мировых рынках дает России хороший шанс для выхода из экономического кризиса раньше других государств, например, США и стран Западной Европы. Но этот шанс Россия использует только в том случае, если правительство предпримет ряд определенных мероприятий. Пока все мероприятия, которые мы видели, были направлены на смягчение удара кризиса по домохозяйствам и малым предприятиям. Правительство компенсировало часть потерь за счет льготных кредитов, смягчения налогообложения, прямых выплат населению. Теперь от этих мер нужно переходить к новому типу мероприятий, которые должны обеспечить повышение активности в экономике. Среди них могут быть, к примеру, программа приобретения жилья для бюджетников. За счет предоставления льготных ипотечных кредитов, за счет повышения зарплат, за счет предоставления различных льгот и вычетов в российских регионах можно развернуть эту программу, которая даст импульс для развития не только строительной отрасли, но и целого рядя смежных отраслей. Второй такой программой может выступить строительство высокоскоростных железнодорожных магистралей. Во-первых, это обеспечит динамику развития технологий, во-вторых, загрузит предприятия тяжелой промышленности, в-третьих, создаст необходимую инфраструктуру для экономического роста в будущем. Конечно, реализация подобных программ потребует значительных финансовых ресурсов. Но нужно понять одно – перезапуск экономики в любом случае бесплатным не будет.

России предстоит разыграть китайский гамбит

Надеяться на то, что западные экономики быстро восстановятся и снова начнут покупать наше сырье, в условиях данного кризиса не стоит. Помимо кризиса, связанного с общемировой самоизоляцией всех от всех, в западных странах образовался пузырь постиндустриальной экономики, связанный с переоценкой, прежде всего, биржевых и банковских активов. Поэтому настоящая депрессия мировой экономики еще впереди, и восстановление потребления в этих странах на докризисном уровне произойдет не скоро. Это может грозить России сокращением поставок в Китай, поскольку Китай как мировая фабрика тоже может лишиться существенной части заказов. Здесь Россия могла бы сыграть на противоречиях, которые все сильнее обостряются между США и Китаем. Нам было бы целесообразно заключить с Китаем пакетное соглашение, который обеспечит для наших стран режим наибольшего благоприятствования. Россия, к примеру, возьмет на себя обязательства по закупкам китайских товаров, в ответ Китай будет закупать определенные объемы российской нефти плюс обеспечит реализацию инвестиционных программ.

Кроме этого, мы уже подошли к рубежу, когда нам необходимо разделить экономики стран на дружественные и недружественные. Взаимодействуя с дружественной экономикой, мы обязаны уважать взаимные интересы и чтить их патентное право. А вот с теми, кто даже в период общемирового бедствия вводит против нас все новые санкции, нужно вести себя соответственно. Почему, например, мы должны признавать их права на вакцину и гадать, разрешат они нам спасать свое население или препараты останутся для нас недоступными? Нужно брать у них любые технологии и делать то, что нам необходимо, невзирая на патенты. То же самое касается программного обеспечения. К сожалению, политика нашего государства все еще не вполне имеет протекционистский характер. Мы начали это движение в 2014 году, когда впервые выяснилось, что наши партнеры на самом деле ничего доброго нам не желают. В нынешней сложной ситуации нам желательно выстроить новые цепочки взаимодействия на международном уровне.

России нужен свой «новый курс»

Сейчас все зависит от государства. Не случайно выстроилась целая очередь из жалующихся и требующих от государства помощи и поддержки. Вот еще недавно либеральные экономисты требовали от государства не вмешиваться в экономику, убеждали, что рынок сам все решит, сам отрегулирует и восстановит, что только конкуренция сделает нашу экономику эффективной. Но вот пришел кризис, конкуренция обострилась до предела, но никто не радуется, вместо этого все смотрят на правительство и ждут от него помощи и решений. Это потому, что реальная экономика работает не так, как написано в американских учебниках. Следовательно, государству придется принимать на себя ответственность, принимать решения и вытаскивать экономику и общество. Если сейчас заняться просто раздачей денег, никакого перезапуска экономики не произойдет. Мотором может быть только вмешательство государства в процессы, потому что рынок, как показывают современные условия, не является самодостаточным и не может существовать без сильного государства. Наряду с этим у нас есть много вызовов, которые провоцируют изменения государственной политики.

Необходимо менять структуру российской экономики. Нефть, например, необходимо перерабатывать у себя, в отличие от газа, который можно будет экспортировать за рубеж еще многие годы. Но когда мы поставляем на экспорт сырую нефть, да еще и в условиях экономической нестабильности и сниженных цен, мы просто дарим кому-то всю добавленную стоимость, включая прибыль, рабочие места, налоговые поступления от переработки сырья. Здесь важно увязать развитие нефтепереработки в России и развитие других отраслей. Например, проект высокоскоростных железных дорог будет нуждаться в новых вагонах, для производства которых применяется огромное количество полимеров, краски, различных смазок и других материалов нефтехимии. Второй пример: если перезапускать региональные рынки строительства недвижимости, также потребуется большое количество материалов из полимеров. Плитка, обои, красящие вещества, клей – все, что является продукцией нефтехимии, должно производиться здесь, импортные поставки необходимо свести вообще к минимуму. Когда мы будем понимать, какая продукция нам будет необходима через год, два, десятилетие, тогда можно выстроить государственную протекционистскую политику по развитию определенных перспективных для нас отраслей. Такая перестройка цепочек давно уже назрела. Это очень похоже на политику Франклина Рузвельта в период Великой депрессии, когда для упрощения управленческих цепочек даже свободолюбивая Америка занималась принудительным объединением компаний. В основе «нового курса» Рузвельта тоже было приоритетное развитие жилищного и дорожного строительства, что позволило к началу Второй мировой войны вывести страну на передовые рубежи. Сегодня мы переживаем не менее серьезный кризис, и для его преодоления необходимо перезапустить весь экономический механизм, а для этого требуется собрать в единый технологический конвейер все наши производственные предприятия.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин; Институт нового общества

Сюжет по этой теме
6 апреля 2020, 12:17

Экономический кризис

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1