Политика
Политика
Самарская область
0

Продавец важнее депутата? Изоляция в России внесла коррективы в политическую жизнь общества

Дистанционный режим работы снижает роль депутата в жизни общества
Дистанционный режим работы снижает роль депутата в жизни общества

Пандемия коронавируса расставила совершенно новые акценты в политической и общественной жизни. Обеспечение граждан продуктами и услугами оказалось важнее законотворческой деятельности. Нужны ли в принципе депутаты и какую роль они играют в жизни избирателя, рассуждают вместе с редактором «ФедералПресс» по ПФО генеральный директор коммуникационного агентства «Актор» Дмитрий Еловский и депутат Самарской губернской думы Алексей Краснов.

Зачастую простые люди не понимают, чем занимаются народные избранники. Какова все-таки роль депутата в жизни избирателя?

Дмитрий Еловский: Происходит раскол в головах. Подспудно граждане чувствуют, что решение принимает один человек – глава государства, например. А с другой стороны, есть запрос на то, чтобы граждане принимали участие в выработке решения. Но этот запрос не оформлен. Вроде он есть, но какой должен быть механизм – граждане не понимают.

Есть институт представительской демократии, то есть депутаты, но нет понимания, как его использовать.

Нас постоянно мотает от полуанархии до жесткого тоталитаризма. Поэтому такое отношение к депутатам. Хотя ответ лежит на поверхности. Роль народных избранников очень простая, когда обсуждается то или иное решение, депутат должен высказаться с учетом мнения своих избирателей.

Алексей Краснов: Это большая проблема нашего общества, которое вроде бы стало жить по другим законам. На самом деле для изменения жизни необходимо поменять сознание, хотя бы чуть-чуть. Но этого не произошло.

Депутаты – это что-то такое в России, неприличное. Поэтому, несмотря на то что я депутат КПРФ, у меня хорошие отношения с моими избирателями. Но когда я попадаю в поле общественных отношений, то я вижу, что депутат – это слово ругательное. И происходит это из-за того, что у нас нет никакого ни правового, ни социального просвещения. Основные знания людей об обществе, государстве, социальных отношениях формируют даже не традиционные СМИ, а медиа – интернет в связке с телеканалами. А там все перестроились на такие понятия, как рейтинг или хайп.

В этом плане хайпово говорить, что депутат – это человек, который непонятно чем занимается, но хорошо живет при этом, скорее всего ворует.

У людей этот тренд совершенно жестко закрепился. Он эксплуатируется теми силами, которые стремятся уничтожить представительскую власть. Избиратель представляет функцию депутата немного по-другому, не так, как думает о себе сам депутат.

Зачем нужны парламентарии? Во-первых, защитить избирателя от какого-то зла. Например, обидела управляющая компания, некачественно сделала капитальный ремонт, крыша течет. Звонок депутату – приходите, разберитесь. В этом плане депутат – это человек, который обладает большими возможностями, чем сам гражданин, вхож во властные структуры и может решить проблему.

На самом деле нужно вести работу и объяснять людям, зачем они выбрали депутата. Его выбирали для принятия правильных законов. Чтобы законодательство нашей страны было обращено лицом к простым людям. А интересы крупного капитала, государства как бюрократической машины уходили на второй план.

Еще одна функция – контроль над другими ветвями власти. Депутат имеет достаточно большой доступ к информации, хотя он и сокращается в последнее время. Не менее важно – точечная помощь граждан.

Сейчас, в режиме самоизоляции, очень многие законодательные органы перешли в режим удаленной работы. При этом у нас работают, например, продуктовые магазины. Получается, что социальная значимость продавца из условного ретейла выше, чем у депутата?

Дмитрий Еловский: Те решения, которые касаются того или иного сообщества – города, региона, они не принимаются каждый день. Это у нас Государственная дума штампует законопроекты, не прерываясь даже на обед иногда. Региональным парламентам достаточно собираться раз в месяц для принятия важных решений.

И поэтому сложно сравнивать продавца из магазина и парламентария. Продукты вы покупаете каждый день, а бюджет принимают раз в год. Хотя это решение, безусловно, на всех людей.

Поэтому уход депутатов на самоизоляцию не должен влиять на работу, решение можно принимать удаленно. Но здесь есть один нюанс. Представительская демократия требует глубокого погружения в тему вопроса. Вопросов много, они разные. Депутаты региональных парламентов зачастую работают на неосвобожденной основе. Они не могут глубоко погрузиться в вопрос. Для детального разбора темы им надо выслушать все стороны, мнения экспертов, специалистов. И вот такую дискуссионную площадку для разбора удаленно организовать очень сложно.

В итоге получается диктат профессионального меньшинства. Те депутаты, которые профессионально разбираются, выносят проект закона, остальные, не разобравшись, голосуют в соответствии с партийной дисциплиной.

Алексей Краснов: Такая картинка создается, и создается намеренно. У нас работают врачи, медсестры, банально – продавцы супермаркетов, которые осуществляют функцию экономическую. Да, это важно с точки зрения обеспечения потребностей людей.

Но если при этом депутату говорить: «А ты сиди дома, не приходи в думу, потому что коронавирус!»,– то у меня, депутата Самарской губернской думы, возникает вопрос. Меня избрали десятки тысяч людей, чтобы я представлял их интересы во власти. И что, я должен сидеть дома и принимать решения, не имея возможность задать вопросы представителю министерства, прокуратуре, представителям коммерческих предприятий? Я даже не могу задать вопросы другим депутатам и посоветоваться с ними.

По факту отстраняюсь не только я, но и все мои избиратели. Я должен просто поставить какую-то галочку и расписаться в каком-то протоколе. Странная ситуация.

Хотя у депутата, наоборот, повышенные социальные обязательства перед нашими избирателями. И мы просто обязаны принимать участие в заседаниях и комитетах очно.

Если региональные думы переведут на удаленный режим работы на постоянной основе, то приведет ли это к снижению роли законодательных органов и повышению роли исполнительной власти?

Дмитрий Еловский: У нас так устроена система власти, что снижать роль законодательных органов особенно некуда, она и так очень низкая. Тут есть другой момент: когда исполнительная власть начинает принимать очень много решений самостоятельно, в условиях кризиса, чрезвычайной ситуации, то на нее ложится вся ответственность за принятые решения.

Что будет происходить в ближайшие полгода или год – это как раз снижение авторитета исполнительной власти. Какие бы решения в кризисе ты ни принимал, половина будут неправильными. Потому что кризис – это такая ситуация, когда никто не понимает, что надо делать, что совершенно нормально. То, что исполнительная власть сейчас выходит на первый план, в дальнейшем бумерангом ударит по ней.

Более того, я считаю, что в случае кризиса чем меньше депутаты отсвечивают, тем больше будет расти их авторитет.

Чем больше исполнительная власть будет принимать решения, часто жесткие, неприятные для граждан, тем больше она будет набирать негатива от общества.

А потом придут депутаты и скажут: «Ну, мы же в этом не участвовали, мы за это не голосовали».

Оппозиционным депутатам это развязывает руки. Никто им не мешает сейчас вести работу с избирателями онлайн, высказывать критические замечания в адрес исполнительной власти. Учитывая, что исполнительная власть сейчас генерирует невероятное количество не очень приятных для граждан решений, то в этой ситуации у оппозиционных депутатов есть хороший шанс нарастить рейтинг.

Алексей Краснов: В России выстраивается тоталитарная система. Для любой тоталитарной системы свойственен один признак – отсутствие альтернативного мнения, подкрепленного определенными силами и ресурсами. Здесь мы видим совершенно четко. Сначала выстраивалась вертикаль власти, затем исполнительная власть абсолютизировалась. А представительская власть – представительский корпус, местное самоуправление – постепенно уничтожается, медленно, по кусочкам. Как в известной притче: варят лягушку, постепенно повышая температуру.

Сначала – отмена выборов мэров, потом критика депутатов. Вспомним все эти справедливые, а они точно справедливые, мемы: «Госдума – бешеный принтер». В Госдуме у нас депутаты – певцы, танцоры, спортсмены, но нет или мало профессиональных юристов.

Предстает такая антитеза. С одной стороны правительство, состоящее из профессионалов, которых подбирает кабмин. И депутаты, которые попадают в парламент непонятно как, непонятно чем занимаются.

У граждан России воспитывается неприятие представительской власти. Хотя только и именно депутаты могут составить альтернативу и защитить гражданина. И депутаты в данном случае, особенно оппозиционные, – это та сила, которая не дает обществу скатываться в тоталитаризм.

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева

Сюжет по этой теме
8 апреля 2020, 12:50

Мультиформаты «ФедералПресс»

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1