Промышленность
  1. Бизнес
  2. Промышленность
Промышленность
Москва
0

Тяжелое настоящее, туманное будущее. С какими трудностями столкнулся «Мечел»

Добыча угля
Долгов - много, проблем - тоже

Прогремевший на всю Россию разлив дизельного топлива на ТЭЦ, принадлежащей «Норильскому никелю», заслонил собой негативную для природы деятельность «Якутугля» компании «Мечел». Впрочем, проблемы не только у «Якутугля», но и у остальных активов «Мечела». Да и финансовое состояние последнего оставляет желать лучшего – слишком уж много он понаделал долгов. Что в нем происходит, выяснял «ФедералПресс».

Важная встреча

30 июня должно состояться годовое собрание акционеров группы «Мечел»: будет рассматриваться вопрос об одобрении им сделок с ВТБ и «Газпромбанком» по реструктуризации ранее взятых кредитов.

Ранее, в апреле текущего года, «Мечел» договорился об этом с обоими банками в рамках сделки по продаже 51-процентной доли участия в проекте Эльгинского месторождения коксующихся углей компании «А-Проперти» за 89 млрд рублей (49 % он отдал «Газпромбанку» за 34,3 млрд рублей в июне 2018 года). Вырученные деньги «Мечел» направил на погашение части долгов перед ними. Одновременно он договорился с ВТБ и «Газпромбанком» о продлении срока выплаты оставшихся долгов до марта 2027 года с возможностью его продления еще на три года.

Реструктуризовать долги «Мечелу» крайне важно: согласно его презентации, после продажи Эльгинского месторождения сумма его задолженности перед ВТБ составила 159 млрд рублей, перед «Газпромбанком» – 102,6 млрд рублей. Итого – 261,6 млрд рублей, камнем висящих на «Мечеле».

Договоренности же с банками позволяют ему стабилизировать свое финансовое положение, сохранить оборотные средства, осуществлять инвестиции в производственные мощности и др.

Но чтобы реструктуризация долгов вступила в законную силу, «Мечелу» еще надо получить одобрение миноритариев. Именно с ними Игорю Зюзину, являющемуся ключевым акционером «Мечела», и его топ-менеджерам и предстоит договариваться на собрании 30 июня.

Шах или мат

Есть вероятность, что единогласного одобрения сделок с ВТБ и «Газпромбанком» с их стороны получить не удастся. «Если данные сделки не будут одобрены должным образом общим собранием акционеров, реструктуризация теряет силу, что существенно осложнит финансовое положение группы «Мечел»!» – выражается тревога в презентации компании.

Видимо, поэтому Игорь Зюзин и затеял выкуп акций у миноритариев. У тех, кто не согласится с предложенной реструктуризацией, «Мечел» готов их выкупить по цене почти 80,6 рублей за одну ценную бумагу. Речь может идти о солидных деньгах, учитывая, что «Мечел» хочет приобрести собственные акции по цене выше, чем они торгуются на бирже.

«Необходимость выкупа акций у акционеров обойдется компании дорого. Но все же ущерб ограничен, поскольку компания имеет право выкупить не все акции, которые ей предъявят. По закону на эти цели можно потратить не более 10 % от стоимости чистых активов компании, которая на конец первого квартала составляла чуть меньше 8,82 млрд рублей, – размышляет Алексей Калачев, аналитик «Финам». – То есть на выкуп «Мечел» может потратить только 881,86 млн рублей. При установленной цене это будет максимум 10,95 млн акций, или всего 2,63 % от общего числа обыкновенных акций «Мечела».

Иными словами, даже приобретя названное количество акций у миноритариев и потратя около 0,9 млрд рублей, Игорю Зюзину и его подчиненным всякий раз придется считаться с их мнением при совершении крупных сделок, «Мечелу» же не получится продлить срок погашения огромных долгов.

Кандидат в банкроты

Между тем долги перед ВТБ и «Газпромбанком» – лишь вершина айсберга из трудностей, с которыми сталкиваются «Мечел» и его активы. Например, в марте нынешнего года екатеринбургская фирма «Огнеборец» подала иск в арбитражный суд Челябинской области к заводу «Уральская кузница». В нем она потребовала ни много ни мало признать «Уральскую кузницу» банкротом из-за долга в 667,5 тыс. рублей за поставленный товар и неустойки в 33,4 тыс. рублей.

О каком именно товаре идет речь, в материалах судебного дела не сообщается. Судя по тому, что «Огнеборец» занимается продажами пожарного оборудования, он вполне мог его поставлять и «Уральской кузнице», умудрившейся не заплатить «Огнеборцу» вовремя.

Отраслевые эксперты в подаче подобного иска никаких рисков для «Уральской кузницы» не видят, обращая внимание на рентабельность ее деятельности.

«Уральская кузница» – прибыльное предприятие, в прошлом году прибыль составила 4,9 млрд рублей, в первом квартале 2020 года – 1,1 млрд рублей. С какой стати претензии размером в 700 тыс. рублей могут рассматриваться как угроза банкротства?» – скептически отметил Алексей Калачев.

Действительно, вроде опасности нет, тем не менее число исков против «Уральской кузницы» за последние годы особо не уменьшилось: в 2017 году их было 274, в 2018-м – 244, в 2019-м – 241. За неполные шесть месяцев 2020 года ей прилетело 108 исков.

Суммы же предъявляемых исков сильно различаются – ПКФ «Сплав» требует с «Уральской кузницы» 1,4 млн рублей, «Свердловский инструмент» – 314,5 тыс. рублей, фирма «Подкова» – 50 тыс. рублей, Красноярский машиностроительный завод – 413,6 тысячи.

Для успешного предприятия иметь такие долги, мягко говоря, несерьезно. Если же «Огнеборец» добьется своего, то и для «Мечела», и для российской металлургии банкротство «Уральской кузницы» может иметь катастрофические последствия – завод производит штамповки из специальных сталей и сплавов для авиастроения, химии, энергетического и нефтегазового машиностроения, и альтернативы ему нет. Прекращение его работы и распродажа имущества (хотя бы теоретически) приведут к потере важнейшего для отечественной промышленности предприятия.

Уголь для якутской реки

Еще одним активом «Мечела» со скрытыми проблемами можно считать «Якутуголь», разрабатывающий огромное Нерюнгринское угольное месторождение в Якутии. После продажи Эльгинского значение «Якутугля» для «Мечела» выросло, поскольку добываемый на нем коксующийся уголь пользуется спросом в России и за ее пределами. Без него встанут «Мечел-Кокс» и Московский коксогазовый завод.

Несмотря на увеличение добычи «Якутуглем» (в первом квартале она поднялась на 15 %, до 1,4 млн тонн), он умудрился стать крупным должником для компании «БелАЗ-Поморье», подавшей к нему два иска на сумму свыше 690 млн рублей (цитируется «Интерфакс»). Помимо «БелАЗ-Поморье», к «Якутуглю» иски были поданы ФГУП «Охрана», «Российскими железными дорогами», аэропортом Якутска и т. д.

В то же время «Якутуголь» стал привлекать к себе внимание из-за негативного воздействия на окружающую среду. В апреле Нерюнгринский комитет государственного экологического надзора приступил к обследованию реки Верхняя Нерюнгри из-за поступления в нее шламовых вод с обогатительной фабрики «Якутугля». Было выявлено наличие в Верхней Нерюнгри взвешенных частиц (предположительно угольной пыли) в концентрациях, более чем в 300 раз превышающих ПДК (цитируется «Якутия Daily»).

«В воду могли попасть взвешенные частицы угля, компоненты смол (в особенности полициклические ароматические углеводороды), и в принципе нельзя исключать наличие тяжелых металлов. Все они являются канцерогенами, и их нахождение в водной среде приводит к дестабилизации ее экосистемы за счет аккумуляции в рыбах, водоплавающих птицах и других организмах. Насколько существенной будет она, зависит от принятых мер и от результатов мониторинга. Также любое загрязнение проточных водоемов создает риск их попадания в источники питьевого водоснабжения», – прокомментировал Алексей Фунтов, советник генерального директора ФГИК «Размах».

И явно неслучайно 5 июня «Якутуголь» опубликовал пресс-релиз, посвященный работам (в размере свыше 28 млн рублей) вблизи обогатительной фабрики. Была очищена пойма реки, подготовлена канава для перехвата талых вод. Сейчас ведется монтаж нового участка трубопровода, идущего от предприятия к шламоотстойнику.

«Реализуемые мероприятия помогут нам исключить загрязнение реки в будущем. Кроме того, планируется усилить контроль за состоянием водного объекта. В результате это позволит свести экологические риски к минимуму», – приводятся в пресс-релизе «Якутугля» слова его управляющего директора Ивана Цепкова.

Выходит, «Якутуголь» представляет собой источник заражения воды, в чем-то схожий с Заполярным филиалом «Норильского никеля», где разрушение резервуаров с дизельным топливом привело к масштабному загрязнению местных рек.

Денег может не хватить

Заражение «Якутуглем» Верхней Нерюнгри явно имеет давнюю историю. Беглый анализ прессы показывает, что его деятельность не раз вызывала нарекания со стороны государственных органов. Так, в 2008 году прокуратура Нерюнгри направляла в адрес генерального директора «Якутугля» представление об устранении нарушений – в ходе проверки были выявлены несанкционированные свалки на площадке предприятия. В 2019 году было обнаружено заражение им и Верхней Нерюнгри, и находящейся поблизости реки Чульман. Создается впечатление (возможно, ошибочное), что в «Якутугле» долгое время не уделяли полноценного внимания экологии, пока в Норильске не грянул гром, теперь же спохватились.

Но похоже, что «Мечел» может не иметь достаточных средств на преодоление всех возникающих перед ним и его активами трудностей. В первом квартале 2020 года его выручка уменьшилась на 9 %, до 68,3 млрд рублей, убыток же составил 36,9 млрд рублей (в аналогичном периоде 2019 года он получил чистой прибыли на 11,3 млрд рублей), чистый долг вырос на 3,8 %, до 427 млрд рублей.

Производственные же результаты были противоречивые: добыча угля скакнула на 47 %, до 5,2 млн тонн, выплавка чугуна осталась неизменной, стали же упала на 6 %, до 876 тыс. тонн.

Ситуация на рынке угля остается напряженной. В подобных условиях ждать роста показателей «Мечела» было бы опрометчиво. «Добыча угля вероятно расти не будет, так как цены на него сейчас не самые выгодные, а теперь еще и появились существенные ограничения экспорта после обвала моста под Мурманском», – прогнозирует Максим Худалов, старший директор АКРА.

То же самое можно сказать и про сталь: учитывая масштабы сокращения спроса на нее в России и в мире, продажи «Мечела» в ближайшие месяцы могут пойти под откос, приводя к дальнейшему уменьшению его доходов. Тогда выплачивать долги и неустойки по претензиям поставщиков будет гораздо сложнее, и нет гарантии защиты от реального банкротства какого-либо из предприятий «Мечела».

На запрос «ФедералПресс» в пресс-службу «Мечела» комментариев получено не было.

Фото: pxhere.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Мечел
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1