Экология
  1. Экология
Экология
Красноярский край
0

Разлив федерального масштаба. К чему надо готовиться Владимиру Потанину

Размер ущерба природе может оказаться огромным
Размер ущерба природе может оказаться огромным

Разлив дизельного топлива из стального резервуара, находившегося на площадке одного из предприятий «Норильского никеля», вызвал массовый резонанс в прессе и привлек к себе внимание главы государства, посвятившего ему отдельное совещание. Однако нанесенный ущерб природе, размер которого точно пока не определен, может очень сильно ударить по самому «Норильскому никелю». Как именно, разбирался «ФедералПресс» вместе с экспертами.

Триллер по-норильски

З июня президент России Владимир Путин провел совещание по поводу ситуации с катастрофическим разливом дизельного топлива в Норильске, произошедшим 29 мая.

События, разворачивавшиеся в тот день, напоминали сценарий голливудского блокбастера. На площадке ТЭЦ-3, принадлежащей Норильской топливно-энергетической компании (НТЭК, входит в «Норильский никель»), просела одна из свай фундамента огромного резервуара, в котором хранилось дизельное топливо. Оно широким потоком стало разливаться по окружающей его территории и быстро достигло расположенной рядом дороги.

По ней в это время проезжал автомобиль. Он чиркнул колесами по проливу дизельного топлива на проезжей части, от этого оно вспыхнуло и одновременно загорелась сама машина (к счастью, водитель не пострадал). Дизельное же топливо продолжило вытекать из разрушенного резервуара и быстро попало в реки Далдыкан и Амбарная, окрасив их воды в ядовито-красный цвет.

Как оказалось в ходе совещания у президента, сведения о случившемся до соответствующих служб были доведены с задержкой. «В подразделения МЧС России информация о происшедшей чрезвычайной ситуации поступила по линии ЕДДС только 31 мая. Все это время предприятие пыталось собственными силами локализовать последствия разлива», – заявил министр по чрезвычайным ситуациям России Евгений Зиничев.

По его словам, в тот же день данные об аварии были доведены до губернатора Красноярского края Александра Усса, проведено заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям. Зато пресс-служба «Норильского никеля» вчера опубликовала сообщение, согласно которому НТЭК проинформировала всех, кого надо, именно 29 мая.

В итоге Владимир Путин сказал, что попросит контролирующие и правоохранительные органы разобраться, кто передал, что передал и кто как среагировал.

За две недели не получится

В ходе совещания выяснилось, что ликвидировать последствия разлива дизельного топлива будет непросто.

«Главная проблема возникает прежде всего с утилизацией нефтепродуктов, которые при помощи помп могут откачиваться из акватории реки. Сегодня отсутствуют какие-либо транспортные схемы, порядка 20 километров – это бездорожье. Сама река является несудоходной, и поэтому основной предлагаемый вариант утилизации собранных нефтепродуктов – это сжигание в соответствующих емкостях, – отметил Александр Усс и добавил: – Опыта сжигания такого объема топлива, во всяком случае на территории Красноярского края, у нас нет, поэтому прогнозировать, что это пройдет успешно и в рамках 14 дней, я, к сожалению, не могу».

Генеральный же директор НТЭК Сергей Липин высказал несколько иное мнение. «14 дней – прогнозируемый срок ликвидации ситуации. На самом деле местность труднодоступная, маловодье и водные объекты недоступны. Остается только вездеходный транспорт и вертолет. Поэтому, к сожалению, термическая утилизация – это единственный возможный способ максимально быстро закончить ликвидацию», – сообщил он главе государства.

Министр же природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин выразил сомнения в возможности сжигания дизельного топлива, распространившегося на большую площадь.

«Я не представляю себе, как сжигать сейчас в Арктической зоне Российской Федерации такое количество топлива. Честно говоря, для меня большие сомнения не то что в 14 днях, а в самой ликвидации. Надо постараться максимально все-таки извлечь топливо, все-таки смешать его с соответствующими реагентами химическими, и в случае когда уже совсем будет тяжко, наверное, чего-то сжечь», – подчеркнул он.

«ФедералПресс» направил по электронной почте запросы в пресс-службу «Норильского никеля» и лично ее руководителю Татьяне Егоровой по поводу мер, предпринимаемых никелевой монополией для устранения последствий разлива. «Предпринимаются все возможные меры. Подробнее описано на сайте компании», – лаконично написала в ответ Татьяна Егорова.

И судя по нему, разрушенная емкость была почтенного возраста. «Резервуару около 30 лет. Он проходит проверку в соответствии с регламентом раз в два года. В ходе последней проверки недочетов не выявлено», – сообщила Татьяна Егорова.

Цепная реакция

Еще до совещания с участием президента в Норильск 1 июня прилетели специалисты Морской спасательной службы, доставившие вместе с собой боновые заграждения и 2 тонны сорбента. В тот же день они приступили к работе, и к настоящему времени ими было собрано свыше 120 тонн разлившегося топлива.

После же совещания события стали разворачиваться по нарастающей. Прокуратура Красноярского края сообщила о возбуждении уголовного дела по факту загрязнения рек. Причем, как следует из ее пресс-релиза, сделано это было еще 2 июня одним из подразделений отдела МВД России по Норильску.

4 же июня был арестован начальник котлотурбинного цеха ТЭЦ-3 Вячеслав Старостин, отказавшийся от дачи каких-либо показаний. В НТЭК была проведена выемка документов. Разбирательством по поводу случившегося занялся Следственный комитет России, ему же было передано из МВД дело о загрязнении водных объектов. Было возбуждено еще три уголовных дела – по обвинениям в халатности, порче земли и нарушении правил охраны окружающей среды при проведении работ.

Не остался в стороне и «Русал», являющийся акционером «Норильского никеля», – он опубликовал пресс-релиз с выражением обеспокоенности. «Мы уже обратились к председателю совета директоров «Норникеля» с просьбой собрать внеочередное заседание для обсуждения этого вопроса. Мы также намерены инициировать вопрос о назначении первого заместителя генерального директора по вопросам экологии, который бы базировался в Норильске», – приводились в нем слова заместителя генерального директора «Русала» Максима Полетаева.

К слову сказать, в сентябре 2016 года Далдыкан тоже краснел от загрязнения. В «Норильском никеле» тогда смену цвета Далдыкана объяснили попаданием в него соединений железа из хвостохранилища Надеждинского металлургического завода. Мол, из-за аномальных дождей хвосты перелились через его дамбу и пролились в Далдыкан. «Несмотря на краткосрочное окрашивание воды в реке солями железа, опасности для людей или фауны реки данный инцидент не представляет», – заявлял «Норильский никель».

Процессы пойдут медленно

Эксперты, следящие за положением дел в Норильске, указывают на то, что ликвидация последствий аварий не ограничивается только сбором разлившегося топлива. Предстоит еще восстановление природы на пострадавшей территории.

«Воздействию подверглась не только акватория. Происходит постоянное испарение с поверхности воды и загрязнение атмосферного воздуха. Происходит загрязнение почв и экосистемы. Фактически происходит загрязнение всех компонентов окружающей среды, – отметила Наталья Соколова, председатель правления АНО «Равноправие». – Сразу следует напомнить, что территория, где произошла чрезвычайная ситуация, очень небыстро восстанавливается. Биологические процессы идут крайне медленно в силу климатических условий, и это следует учесть при дальнейшей работе».

Координатор проектов по климату и энергетике Greenpeace Василий Яблоков тоже указал, что «привести в порядок» зараженные углеводородами реки и почвы будет крайне тяжело. «В условиях хрупкой природы Арктики, возможно, не приходится говорить об их восстановлении, потому что там очень низкая биологическая активность», – подчеркнул он.

«Тысячи тонн солярки попали в воды, впитались в грунт в регионе зыбкого экологического равновесия вечной мерзлоты, которая уже не кажется вечной на фоне глобального потепления. Извлечь топливо из грунта невозможно. Сжечь нельзя – таяние почвы может повлечь необратимые изменения на обширной территории тающей вечной мерзлоты», – согласился с ними Алексей Калачев, аналитик «Финам».

Денег понадобится много

Точно назвать сумму нанесенного ущерба окружающей среде пока невозможно. Эксперты расходятся во мнениях, называя самые различные цифры. Аналогичным образом обстоят дела и с суммой штрафа за порчу природы.

«Ущерб можно оценить в пределах от 3 до 6 млрд рублей; вероятно, его сумма с течением времени может вырасти. Возможно, уровень штрафа будет в рамках этих же величин. Возбуждены уголовные дела против руководства НТЭК. Собственно, для «Норильского никеля» величина проблемы, пусть она даже будет стоить 10–12 млрд рублей, не представляет серьезной опасности», – сказал Олег Богданов, ведущий аналитик QBF.

«Ликвидация непосредственно разлива может стоить от 1 до 6 млрд рублей. Рекультивация земель еще порядка 1–1,5 млрд рублей. Размеры штрафов пока непонятны», – приводит совершенно иные цифры Максим Худалов, старший директор АКРА.

Василий Яблоков допускает размер штрафа более 6 млрд рублей. «Не меньше 6 млрд рублей, но это только плата за экологический ущерб. Он же может быть выше», – считает он.

Ответить предстоит всем

Даже если размеры ущерба и штрафа будут оценены с точностью до копейки, государственным органам надо будет решить вопрос о том, кто именно будет нести ответственность. Возможно, она ляжет на НТЭК, на чей площадке находится злополучный резервуар, хотя нельзя сбрасывать со счетов, что и непосредственно на «Норильский никель».

«Ответственность ляжет на хозяйствующий субъект, допустивший аварию, и по цепочке владения– на головную компанию холдинга и его владельцев. И, конечно, на «Норильский никель» ляжет основная часть затрат. Это увеличит издержки компании, снизит прибыль, может заставить ее снизить капитальные затраты на другие проекты. Предстоит не только ликвидировать последствия аварии, но и вложить средства в обеспечение безопасности на других объектах холдинга. Кроме того, холдингу придется заплатить штрафы и выплатить многомиллиардные компенсации за причиненный ущерб», – анализирует Алексей Калачев.

Кстати, авария уже отразилась на «Норильском никеле»: котировки его акций после совещания у президента пошли под откос. И это могут быть еще «цветочки».

«Российский бизнес очень хорошо помнит знаменитую фразу президента про доктора. Инвесторы видели негативную реакцию Владимира Путина на эту аварию. Вполне возможно, что доктор, совсем не эпидемиолог, уже едет к руководству «Норникеля», а это фактор риска более высокого порядка, чем выписка штрафа», – размышляет Олег Богданов.

Направить доктора, помнится, Владимир Путин пообещал в июле 2008 года к Игорю Зюзину, владельцу «Мечела» (он был болен и не смог присутствовать на совещании по металлургии, проходившем под председательством президента в Нижнем Новгороде), из-за продаж им сырья за границу по ценам в два раза ниже мировых. Справедливые слова главы государства вызвали обвал котировок акций «Мечела» более чем на 30 %.

Думается, к Владимиру Потанину также можно было бы послать доктора. Немножко подлечить….

Фото: krskstate.ru

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати