Промышленность
Промышленность
Чукотский автономный округ
0

Сырьевой придаток Китая. Что даст России Баимский ГОК

Китайцы
Разработка крупного месторождения меди вряд ли принесет много пользы нашей стране

Казахстанская KAZ Minerals не отказывается от планов по строительству Баимского ГОКа на базе месторождения Песчанка на далекой Чукотке. Более того, она пересмотрела отдельные параметры проекта в сторону их роста. Единственное, что сложно понять, – какая выгода нашей стране от Баимского ГОКа. Насколько она будет большой, попробовал разобраться «ФедералПресс».

Два события

5 июня, когда президент России Владимир Путин слушал по видео-конференц-связи про ликвидацию разлива дизельного топлива в Норильске от главы «Норильского никеля» Владимира Потанина (не сумевшего при этом внятно сказать, сколько же стоит один резервуар для его хранения), казахстанская компания KAZ Minerals опубликовала примечательный пресс-релиз.

В нем она проинформировала широкие круги общественности о ситуации с реализацией проекта строительства Баимского ГОКа на Чукотке. Как следует из пресс-релиза, на его ход и подготовку технико-экономического обоснования (ТЭО), которое будет представляться потом в банки для получения от них финансирования, негативно повлияла пандемия коронавируса (возникли трудности с выполнением ряда работ). Теперь завершение разработки ТЭО ожидается не в июне, а к концу текущего года.

Зато результаты проведенного бурения указывают на потенциальное увеличение размера минеральных ресурсов, позволяя тем самым продлить срок работы Баимского ГОКа (ранее он должен был составить около 25 лет). Поэтому KAZ Minerals приняла решение увеличить мощность обогатительной фабрики Баимского ГОКа с 60 до 70 млн тонн перерабатываемой руды в год. Одновременно выросла стоимость всего проекта будущего предприятия с 5,5 до 7 млрд долларов.

Дорого и сердито

Создание Баимского ГОКа выгодно для KAZ Minerals и Чукотки. Для KAZ Minerals его строительство является первым проектом подобного рода, претворяемым в жизнь в России, и своеобразной заявкой на превращение в транснациональную корпорацию.

Потратив 7 млрд долларов, она хочет прорыть на медно-порфировом месторождении Песчанка три карьера и построить обогатительную фабрику, не считая вахтового поселка для горняков, аэродрома и других вспомогательных объектов. Баимский ГОК будет производить 1,5 млн тонн медного и 13 тыс. тонн молибденового концентратов, отправляя их на экспорт.

Для Чукотки Баимский ГОК должен принести пользу за счет притока рабочей силы, необходимой для его сооружения и функционирования (будут нужны разнорабочие и водители, горняки и обогатители), создания различной инфраструктуры (дорожной и энергетической), увеличения налоговых поступлений в бюджет и повышения благосостояния местных жителей. Правда, проект KAZ Minerals сопряжен с немалыми экологическими рисками (более подробно – «Выгода важнее чистоты. Чего ждать природе Чукотки от Баимского ГОКа»).

Много не означает много

За сухими словами пресс-релизов KAZ Minerals и многостраничной документацией, подготовленной по проекту Баимского ГОКа, скрываются неясности, и с ними надо тщательно разобраться. Пожалуй, стоит начать с заявленного KAZ Minerals возможного роста минеральных ресурсов, обеспечивающего продление срока службы Баимского ГОКа и расширение производительности его обогатительной фабрики.

До 5 июня считалось, что ресурсы Песчанки составляют 9,5 млн тонн меди. В материалах, размещенных на сайте ГДК «Баимская» (подконтрольна KAZ Minerals), которая выступает оператором проекта, они делятся на три категории – измеренные, исчисленные и потенциальные. Не вдаваясь в тонкости их определения (доступные специалистам), поясним, что для освоения Песчанки приоритетное значение могут иметь измеренные ресурсы (в меньшей степени – исчисленные), отличающиеся наиболее высокой достоверностью данных о содержании в них меди, видах минералов и другом: именно они могут понадобиться для детального планирования горных работ.

Как раз величина измеренных ресурсов Песчанки относительно невелика – 1 млн тонн; 5,7 и 2,8 млн тонн приходится соответственно на исчисленные и потенциальные. Следовательно, 1 млн тонн и может быть в первую очередь важен для разработки, с остальными же 8,5 млн тонн, вероятно, придется повозиться, и может получиться, что далеко не все из них можно добыть и обогатить. Отсюда напрашивается логичное предположение – расширение минеральных ресурсов Песчанки может не означать 100-процентной гарантии их полной добычи и переработки.

В пользу него говорит тот факт, что Песчанка представляет собой штокверк – сложную систему рудных жил и прожилок. Для таких объектов точный подсчет количества находящихся в них металлов – непростая задача. В ходе их эксплуатации могут выявиться и ошибки, допущенные в ходе геологической разведки и в конечном счете влияющие на извлечение металлов.

«Чуть больше»

Далее стоит обратить внимание на заявленное в пресс-релизе KAZ Minerals расширение мощности обогатительной фабрики Баимского ГОКа. «Учитывая возросшие минеральные ресурсы и доступ к новейшим технологиям от поставщиков оборудования, экономика проекта оптимизируется за счет увеличения проектной мощности обогатительной фабрики с 60 до 70 млн тонн перерабатываемой руды», – говорится в нем.

Никакой новизны здесь нет: в документации, находящейся на портале ГДК «Баимская» и датируемой январем нынешнего года, речь как раз идет о 70 млн тонн (хотя есть упоминание и про 60 млн тонн). Возможно, руководству KAZ Minerals, столкнувшемуся с проблемами в процессе осуществления проекта, надо показать хоть какой-то положительный результат для потенциальных инвесторов, которым может не понравиться увеличение капитальных вложений с 5,5 до 7 млрд долларов. Любой инвестор, как хорошо известно, хочет заплатить меньше и получить больше и скорее.

Мы можем выдвинуть версию, что расширение мощности обогатительной фабрики может быть обусловлено колебаниями концентраций меди в руде (чем они ниже, тем больше руды надо перерабатывать).

«Практика показывает, что с ростом объема запасов годовая производительность рудников обычно растет», – сообщил Максим Худалов, старший директор АКРА.

Аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов придерживается противоположной точки зрения. «Никакой прямой связи между ростом оценки запасов и ростом переработки нет. В лучшем случае речь идет о том, что компания решила закупить оборудование, которое позволит перерабатывать больше руды за единицу времени. Но остается и более простая версия – что концентрация металла в руде оказалась ниже. Это бы объяснило, почему компания не раскрывает ключевые финансовые параметры проекта, например срок окупаемости, расчетную рентабельность производства, внутреннюю доходность проекта и его NPV», – отметил он.

Поддержка иностранного производителя

Стоит упомянуть и про вывоз медного концентрата за пределы России. В материалах ГДК «Баимская» не скрывается, что он будет отправляться на металлургические заводы, находящиеся главным образом в Китае: тот сильно зависим от импорта руд и концентратов, и китайским металлургическим компаниям Баимский ГОК может быть интересен в качестве перспективного поставщика.

«Китай является настолько крупным потребителем меди (на его долю приходится половина спроса в мире), что можно с уверенностью назвать эту страну основным клиентом для проекта», – рассказал Виталий Громадин, старший аналитик «Фабрики инвестиционных идей» БКС.

Однако переплавка в КНР концентрата с Баимского ГОКа серьезной пользы России не принесет. Напротив, выпущенная из него медь может быть использована для производства проката, кабелей и проводов, которые будут продаваться в нашу страну. Мало кто знает, что на Дальнем Востоке России нет предприятий по выпуску проката из меди и ее сплавов, – ближайший к нему Туимский завод по обработке цветных металлов в Хакасии в 2019 году был разобран на лом.

Практически нет на нем предприятий по производству кабелей и проводов – единственный на весь Дальний Восток Амурский кабельный завод был законсервирован шесть лет назад и в 2019 году выставлялся на торги за 900 млн рублей.

Получить же прокат и кабели дальневосточные потребители могут только двумя путями: приобретать их в западных регионах России или же в Китае, на худой конец в Японии. Ввоз же подобной продукции, сделанной из сырья, добытого на Баимском ГОКе, обогатит в основном владельцев KAZ Minerals и китайских металлургических предприятий, России же достанутся жалкие крохи.

Кстати, про конкретных покупателей медного концентрата с Баимского ГОКа KAZ Minerals помалкивает (может, пока с ними нет конкретных договоренностей о поставках). Максим Худалов допускает, что им может быть China Nonferrous Metal Mining Group (она вкладывает средства в разработку месторождений в разных странах мира).

«Если исходить из расстояния поставок, то не исключено, что потребителями продукции данного проекта могут стать китайские Jiangxi Copper, China Minmetals, Wanbao Mining, японские Sumitomo, JX Nippon Mining & Metals», – указал Дмитрий Баранов, ведущий эксперт «Финам Менеджмент».

Завод не был бы лишним

Для нашей же страны предпочтительнее, если бы медные концентраты (и остальное сырье) с Баимского ГОКа перерабатывалось на Дальнем Востоке. Эксперты расходятся во мнениях о целесообразности сооружения медеплавильного предприятия.

«Строить завод на Чукотке с учетом дефицита электроэнергии и квалифицированных кадров вряд ли будет разумным решением», – считает Максим Худалов.

«Да, есть смысл рассмотреть возможность строительства завода в другом регионе Дальнего Востока, при условии, что будет понятен источник сырья и логистическое плечо», – не соглашается с ним Екатерина Полежаева, генеральный директор «Датастата СНГ», оценившая его стоимость в 100 млн долларов при мощности в 100 тыс. тонн меди в год.

И, помнится, в 2016 году Дукатская горногеологическая компания изучала вопрос о строительстве в Магаданской области завода мощностью 160 тыс. тонн меди в год. Похожее предприятие можно было бы организовать в Магаданской области либо Приморском крае, наладив на нем же выпуск проката и кабельно-проводниковой продукции для нужд Дальнего Востока. Тогда бы налогов взималось побольше, больше было бы создано рабочих мест для россиян – в KAZ Minerals предполагают привлечение квалифицированного персонала из-за границы.

Подобный вариант России явно не подходит, в ней и без того много лишних мигрантов. Правильнее было бы властям на правовом уровне закрепить приоритет трудоустройства наших соотечественников. Также не помешало бы обязать KAZ Minerals закупать оборудование у российских производителей, иначе оно будет завозиться из Китая (благовидный предлог можно легко придумать).

Вот тут-то можно будет утверждать о реальной выгоде для России, в противном случае она рискует оказаться проигравшей стороной.

Фото: pxhere.com

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1