Общество
  1. Общество
Общество
Москва
0

«Они плакали, кричали: бабуля!» Как чиновники под странным предлогом оторвали детей от родственников

бабушка с коляской
Иногда бабушкам и дедушкам приходится побороться за воспитание внуков

В России пенсионерке отказали в опекунстве над собственными внуками. Добиваясь встречи с ними, она проиграла суд, но все еще надеется на справедливость. Как это часто бывает, не обошлось без квартирного вопроса. В этой трагедии, как и во многих похожих историях, фигурируют не только потенциальные, но и действующие опекуны с непогашенными кредитами. Подобные ситуации случаются, когда органы власти не учитывают главное – интересы детей. Подробности недетских историй читайте в материале «ФедералПресс».

Недетская история

Скандал вспыхнул в Ростове-на-Дону, куда увезли детей, забрав их у москвички и ее сына. Речь идет о деле Аллы Гранальской. Подробности сообщает в своем телеграм-канале зам главного редактора «Русский репортер» Марина Ахмедова. «Алла – бабушка трех маленьких внуков. Мать детей умерла во сне. С отцом своих детей она на тот момент не жила. После смерти матери биологический отец Игорь и его мать Алла готовы были забрать детей себе. Они бегали по опекам, что не удивительно, ведь дети практически все время жили с Аллой и Игорем. Опека, узнав, что у Игоря нет паспорта (он гражданин Украины), отправила его восстанавливать документы на Украину. Алла оттуда родом», – рассказала журналист.

Как оказалось, паспорт Игорь потерял в Москве, куда он много лет назад переехал с матерью. На Украине отец оставшихся без матери детей получил новые документы, но на российской границе его не впустили.

Алла тем временем штурмовала детский дом. Ей один только раз удалось увидеть детей. По словам свидетелей, дети с криком «бабуля» кинулись Алле на шею. И опека вроде встала на сторону бабушки, готова была отдать ей детей. Но для этого поставила условие: москвичке надо было пройти школу опекунов. Пока Алла училась, оказалось, что органы опеки тихо передали детей в другую семью, причем в другой регион. Из Москвы – в Ростовскую область.

«Мы искали ту семью и нашли, в том числе на сайте судебных приставов. И муж, и жена были крупными должниками. Но тем не менее опека вручила им трех маленьких детей, а также ключи от квартиры их матери в Москве, которую та получила за свое детдомовское детство», – рассказала Марина Ахмедова.

В Октябрьском суде Ростова-на-Дону были зачитаны результаты экспертизы ДНК, которые подтвердили отцовство Игоря и родство Аллы с детьми. «Но судья Анна Никишова все равно Алле отказала. Нет, не в исправлении ошибки опеки, а в разрешении на общение с собственными внуками», – сообщила журналист.

Права ли опека?

История показывает, что органы опеки поступают по-разному. В этой ситуации кажется неясным, почему чиновники в принципе не передали детей сразу биологической бабушке. Сейчас Алле Гранальской пытаются помочь правозащитники. Женщина говорит, что ей нужна не квартира от государства, а внуки. Их биологический отец продолжает оставаться на Украине. Заместитель председателя комиссии Общественной палаты по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей Юлия Зимова пояснила «ФедералПресс», что в большинстве случаев органы опеки встают на сторону детей.

«Если ребенок остается без родителей, опека должна рассматривать родственников. Но нигде не написано, в какие сроки это должно произойти, и мы не можем проверить перед передачей детей, всех ли родственников проработала опека», – сообщила Юлия Зимова. По словам общественного деятеля, если родственники есть в близком контакте, то на оформление документов уходит не больше двух дней. «Нужен акт и паспорт опекуна. Это временная опека, она действует полгода. За эти месяцы опекун собирает документы», – рассказала член Общественной палаты.

По словам Юлии Зимовой, ребенка могут не передать родственникам, если они страдают онкологией либо другими тяжелыми заболеваниями, из-за которых не могут ухаживать за ребенком. Но нет ограничения по возрасту опекунов, пояснила общественный деятель.

Бывают случаи, когда, например, родителей лишили прав, но бабушка проживает с ними. И тогда на передачу детей опека пойти не может, если они будут жить в помещении с родителями, которых лишили прав из-за угрозы жизни и здоровью ребенка. «Но мы прекрасно понимаем, что родственники – это лучший вариант», – отметила Юлия Зимова.

Что же было не так в истории с Аллой Гранальской? Как оказалось, отец детей Игорь не был вписан в их свидетельство о рождении. Биологическая мать Светлана, ныне покойная, не вписала отца, по словам родственников, «чтобы получать пособие как мать-одиночка». Сама Алла Гранальская заверила журналистов, что уговаривала сына расписаться с матерью его детей и заставить вписать факт отцовства в документ. Но, пока Светлана была против, Игорь этого не делал. В конце концов, никто и не думал, что 27-летняя женщина внезапно умрет (хотя отец детей уверяет, что она принимала наркотики).

Как бы там ни было, у органов опеки не было документов, подтверждающих, что Алла Гранальская и ее сын являются родственниками этих детей, вот их и передали в другую семью. Правда, они не учли, что дети узнавали этих родственников и «бросались к бабушке на шею». Да и передавать детей должникам, еще и в другой город, наверное, не совсем правильно. И странно, что суд не учел положительный ДНК-тест.

Другой пример рассказала «ФедералПресс» москвичка Елена Федосова. Женщина является работающей пенсионеркой. У нее есть племянница в Тульской области, которая воспитывает сына. «Племянница страдает психическим заболеванием и периодически вынуждена лечиться. Отец ребенка попал в тюрьму. Я подала заявку на попечительство, и возражений не было», – сообщила Елена. По словам собеседницы «ФедералПресс», ей без проблем отдали внучатого племянника, несмотря на возраст.

Как видно, у органов опеки в разных городах подход тоже может быть разным.

Председатель Союза женщин России Екатерина Лахова считает, что здесь играет роль человеческий фактор. «Есть хорошие и плохие врачи, учителя, работники опеки. И судьи. Если бабушка может воспитывать трех детей, надо вставать на ее защиту», – пояснила Лахова в интервью «ФедералПресс».

С ней солидарен и член Общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка, спортсмен-паралимпиец Сергей Бурлаков. По словам эксперта, опека не решает первоочередную задачу. «Они не решают право ребенка по обеспечению семьей. Ищут кого-то и где-то, седьмую воду на киселе, но не спрашивают, с кем он хочет жить. Этот факт тоже должен учитываться. Ребенок вправе выбирать, где и с кем жить», – уверен Сергей Бурлаков.

Общество просит менять подход

Частично возникающие проблемы можно решить с помощью закона. Член Общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка Сергей Бурлаков считает, что нужно спрашивать с опеки не насколько они навредили, не дав ребенку реализовать свои права, а насколько реально помогли детям. «Это можно сделать на законодательном уровне. Ничего сложного нет», – считает Сергей Бурлаков.

В свою очередь председатель Союза женщин России Екатерина Лахова напомнила, что закон об опеке действует, но проблема еще и в другом. И возникла она, когда функции опеки передали в Министерство образования, а в регионах до сих пор нет единой концепции. Где-то органы опеки относятся к органам соцзащиты, где-то к системе образования. По мнению Екатерины Лаховой, лучше, когда органы опеки относятся к социальной защите. Кроме того, добавила глава Союза женщин, должны быть суды, специализирующиеся на правах детей. «Надо учитывать педагогику и детскую психологию и заниматься профилактикой сиротства», – уверена общественница.

Как сообщила зампредседателя комиссии Общественной палаты по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей Юлия Зимова, палата выступала с предложением создания реестра граждан, которым можно и нужно передавать детей, чтобы те не попадали в детский дом. «Например, мама может составить такой документ: если со мной что-то случится, прошу передать ребенка тому-то или той-то», – пояснила Зимова.

Представитель Общественной палаты привела пример, когда во время пандемии коронавируса родителей госпитализируют в больницу, а ребенка не могут передать бабушке, потому что она находится в группе риска по заражению. И опека экстренно решает, куда ребенка поместить. Можно создать такие ресурсные семьи, которые временно принимают детей.

«Подобные механизмы прорабатываются, но по-хорошему должно быть зарегистрировано, в какие сроки и каким образом опека прорабатывает эти родственные связи. Органы не всегда знают, что у мамы, к примеру, есть брат в другом регионе», – сообщила Юлия Зимова.

Бывают и такие ситуации, когда ребенок остался без родителей, общественники ищут его родственников через МВД. Но пока готовится ответ на запрос, а на это может уйти два месяца, органы опеки уже могут подобрать ребенку семью.

«Когда ребенок растет без мамы, это определенная психология. Нужен родитель, который следит за его развитием. Лучше, чтобы дети не оставались в детдомах. А наша задача как специалистов – сохранить для ребенка привычное окружение. Например, важно, чтобы школа и класс остались теми же. Могут другие дети и не знать, что в семье что-то важное произошло, но ребенок остается в той же школе со своими друзьями. Здесь подключаются и органы опеки, и сотрудники организаций детей-сирот. Главная цель – это счастье ребенка», – добавила Зимова.

Стоит напомнить, что институт воспитания Российской академии образования поддержал законопроект, который позволит детям временно жить со своими бабушками и дедушками. Он позволит устранить «абсурдную неточность» в законодательстве, чтобы времяпрепровождение детей с бабушками и дедушками не приравнивалось к факту отсутствия родительского попечения. Возможно, после вступления в силу закона подобных несправедливых ситуаций по отношению к детям в нашем обществе будет меньше.

Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1