Общество
  1. Общество
Общество
Челябинская область
0

Как держит вызов пандемии глава минздрава Южного Урала Юрий Семенов. «Заложник системы»

Новый инфекционный центр, нехватка кадров, взрыв в горбольнице Челябинска – 2020 год оказался непростым для южноуральского минздрава, а особенно его главы Юрия Семенова. Медицинский чиновник пришел к руководству региональным здравоохранением осенью прошлого года. Спустя шесть месяцев ему пришлось держать удар перед коронавирусной пандемией. Насколько удачно это у него получается – в рубрике «Персона недели» на «ФедералПресс».

От санитара до министра

Главой минздрава Челябинской области Юрий Семенов стал накануне непростого периода для сферы здравоохранения. В должность он вступил в октябре прошлого года, сменив на этом посту Сергея Приколотина, ушедшего работать директором Территориального центра медицины катастроф.

К моменту назначения на высокое место Юрий Семенов 8 лет руководил областным перинатальным центром. Его общий стаж работы в сфере здравоохранения составлял более 20 лет. Если говорить о биографии чиновника, то родился будущий министр 11 сентября 1972 года в Магнитогорске. Начинал простым санитаром в Тимирязевской участковой больнице. В 1995 году после окончания мединститута в Челябинске прошел клиническую ординатуру на кафедре акушерства и гинекологии. Потом работал по выбранной специальности 14 лет и в 2006 году стал заместителем главврача по акушерству и гинекологии в Челябинской горбольнице № 10.

«В 2001 году под руководством профессора Долгушина И. И. и профессора Долгушиной В. Ф. подготовлена и успешно защищена кандидатская диссертация по специальностям «иммунология» и «акушерство-гинекология», присвоена ученая степень кандидата медицинских наук. С 2007 года – врач высшей квалификационной категории», – указано в регалиях министра на сайте областного минздрава.

В 2016-м Юрий Семенов был отмечен премией Законодательного собрания Челябинской области в сфере здравоохранения, а в 2017 году получил звание «Заслуженный врач Российской Федерации». При выборе кандидата ставка делалась на то, что Семенов – практикующий врач.

Год на посту министра

Впрочем, предшественник оставил практикующему врачу незавидное наследство. Оптимизация здравоохранения «удачно» состоялась, и врачей на местах стало не хватать. К примеру, летом 2019 года на прямой линии с президентом РФ заведующая ФАПом в поселке Маук Челябинской области Светлана Каташова рассказала главе государства о катастрофической нехватке медицинских кадров в малых населенных пунктах. «ФАП закрылся в 2016 году, когда сократили сотрудников. Я не захотела работать одна, мы надеялись, что придут молодые специалисты. После того, как мы ушли, приезжали четыре человека. У всех остро стоял вопрос с жильем. Молодежь не готова жить в неблагоустроенном доме, где нет удобств и отопления», – сетовала женщина.

Поэтому первое, с чего начинал новый министр здравоохранения Челябинской области, – объезд отдаленных муниципалитетов, чтобы ознакомиться с проблемами, но главное – держать ответ перед коллегами. «У нас была встреча с министром в прошлом году, когда система оплаты труда поменялась. Он ездил по медорганизациям и объяснял. Мы задавали вопросы, касающиеся скорой помощи, но ответа не услышали. Затем были запросы в письменном виде и открытые заявления – ответов не последовало», – вспоминает Евгений Развин, председатель первичной профсоюзной организации «Действие» в Челябинске.

Одно из таких открытых заявлений сделали в сентябре этого года медики Магнитогорска. Они вышли с плакатами «Заплати за COVID», «Медицина в агонии», «Скорая – экстренная служба». Участники возмущались тем, что не все получили обещанные выплаты за работу с ковид-пациентами. В ответ в минздраве сообщили, что все выплаты взяты под контроль.

Что касается остальных «ковидных» тем, то их региональному минздраву с начала апреля 2020 года приходилось отрабатывать несчетное количество раз. Ведомство упрекали в передаче родильных домов под госпитали для больных коронавирусом, несвоевременное оснащение СИЗами специалистов, очередях на КТ, нехватке карет скорой помощи и многом-многом другом.

На госпитальной базе в Копейске, по информации персонала, уже через неделю работы пациентам элементарно не хватало воды – в период, когда в городе стояла жара. «Мы обращаемся, именно понимая, что необходимо сейчас медикам, людям, которые находятся на госпитальной базе. Кажется, мелочь – вода, одноразовая посуда, но это требуется ежедневно, и не в единственном экземпляре. Мы понимаем, что на все это денег у больницы нет», – обозначила тогда проблему замглавы Копейска по социальному развитию Светлана Логанова.

В итоге разбираться с ситуацией в стационар приехал заместитель министра здравоохранения области Евгений Ванин. Больше за водой для пациентов никто не обращался.

Более громко прозвучала тема перепрофилирования под ковидные госпитали родильных домов области. Это два учреждения в Челябинске, еще по одному – в Магнитогорске, Златоусте и Коркино.

Объясняться в произошедшем пришлось вице-губернатору Ирине Гехт. «Роддома № 8 и № 9 Челябинска были недостаточно заполнены, поэтому с такой нагрузкой справляется перинатальный центр. В нем уже рожали и женщины из Златоуста. Все понимают ситуацию и относятся даже с большим вниманием при увеличившемся объеме рожениц», – пояснила она.

21 октября Юрий Семенов одним из первых побывал в «красной зоне» на госпитальной базе в родильном доме Златоуста. «Переговорил с пациентами на базе, ни один из них не пожаловался ни на врачей, ни на условия пребывания. Звучат слова благодарности. По лечению, питанию, бытовым условиям нареканий нет. Мест хватает. Все необходимые медикаменты и средства индивидуальной защиты, дезинфицирующие средства в наличии на базах есть», – сказал после этого министр.Другим непростым эпизодом стал взрыв кислородной станции в ковидном госпитале горбольницы № 2 Челябинска и введение на месте происшествия режима ЧС. Взрыв прогремел утром 31 октября, пришлось эвакуировать более 150 пациентов. Оказалось, что в учреждении находятся пять умерших. При этом статистика по области давала данные о шести умерших ежедневно во всем регионе.

Как объяснял этот нюанс министр, статистика и информация по ГКБ№ 2 были не связаны друг с другом. Впоследствии оказалось, что еще двое из переживших эвакуацию пациентов скончались. Сейчас в пострадавшем помещении идут ремонтные работы. После восстановления размещать ковидных больных там не планируют.

На прошлой неделе плановая госпитализация началась в новом инфекционном центре под Челябинском. Первые пациенты «заселились» туда 12 ноября. Строительство завершили за 2,5 месяца, и к приему пациентов помещение нужно было подготовить. 7 ноября в центре высадился медицинский десант от минздрава с врачами и волонтерами. В числе добровольцев оказался и Юрий Семенов.

«Мы выехали с коллегами в полном составе, а также все желающие, кто захотел нас поддержать на субботнике. Моем, расставляем мебель и оборудование. Готовим больницу, для того чтобы ее запустить и начать прием пациентов в технически современных и комфортных условиях в установленные сроки», – прокомментировал он.

Вызовы сегодняшнего дня

Впрочем, большую часть повестки по коронавирусу отрабатывает именно первый заместитель губернатора Ирина Гехт. Вместе с ней в брифингах от минздрава участвуют замминистра Виктория Сахарова и, что бывает реже, сам Юрий Семенов. Этот тонкий момент отмечает политолог Александр Мельников: «Мы видим его [Семенова] проявления в публичном поле чаще всего не самостоятельные, а в связке. Чаще всего с вице-губернатором Гехт. По актуальной теме ковида – основной спикер Гехт, а руководитель, подыгрывая, отрабатывает локальные темы. Это публичные проявления». Поэтому оценить деятельность главы минздрава как управленца, считает политолог, могут только люди «изнутри».

Сами работники здравоохранения считают, что от главы минздрава как управленца мало что зависит. «По моему мнению, он должен быть и медиком, и управленцем в одном лице. Изнутри знать медицинские тонкости и наладить процесс работы ведомства. У нас нехватка кадров, а в период пандемии – это полный треш. С той нагрузкой, которую мы испытываем сейчас, – это очень сложно», – делится Евгений Развин. И тут же добавляет: «В принципе, это не от руководства зависит – это система такая».

Иного мнения придерживается челябинский парламентарий Василий Швецов: «От чиновников от здравоохранения многое зависит: насколько они проблему лоббируют и требуют определенного финансирования. Учитывая то, что за короткие сроки был построен [инфекционный] центр – это хорошо, но необходимы более радикальные меры в целом. Не без участия региональных структур формируется федеральная повестка».

Но если судить объективно, региональным чиновникам не хватает полноценных компетенций для решения многих проблем. По словам Василия Швецова, пандемия обнажила «дыры» российского здравоохранения, а врачи на местах предпринимают героические усилия, работая в таких условиях.

«Недостаточное финансирование, коммерциализация медицины, оптимизация – это системная федеральная проблема, а не только области. Сейчас страдает плановая медицина, а ее останавливать никак нельзя», – отмечает эксперт. Но и не снимает ответственности с региона: «Есть вопросы и к региональной медицине. Не хватает коечного фонда, врачей, лекарств. Еще весной предупреждали об опасности коронавирусной инфекции: что нужно делать запасы медикаментов, средств защиты, формировать коечный фонд, но посыл был такой – нас это не коснется».

По словам Швецова, главе челябинского минздрава сегодня приходится выбирать лучшее из худшего, поскольку лежащие в коридорах пациенты и люди, ждущие часами машины скорой помощи, требуют кардинальных мер. «Семенов – заложник системы в целом. При рассмотрении очередного бюджета со стороны министерства должны быть предложены реальные меры по финансированию мероприятий. Может быть, не нужно бояться введения режима ЧС? Это позволяет задействовать нужные сейчас ресурсы и проводить в более оперативном режиме выполнение мероприятий. На локальной ситуации на примере взрыва в горбольнице № 2 это было отработано», – считает Василий Швецов.

Решить вопрос с нехваткой персонала призывают и работники скорой помощи. И это реальная проблема. «Есть 80 машин, плюс к нам на помощь приезжают с области. За счет нехватки медперсонала: увольняются, болеют – работает в районе 65 машин ежедневно. В чем проблема? Нет стимула продолжать работать. Ужасные условия труда. По медицинской части сейчас всего хватает. Но человеческий фактор играет большую роль», – говорит Евгений Развин.

Фото: сайт минздрава Челябинской области, пресс-служба губернатора и правительства Челябинской области

Сюжет по этой теме
27 марта 2020, 17:03

Компания/персона недели

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1