Общество
  1. Общество
Общество
Ульяновская область
0

Почему студенты идут в медвузы и не идут в ковид-госпитали. «Клятву Гиппократа не давал»

Студенты выступают против принудительной работы в ковид-госпиталях
Студенты выступают против принудительной работы в ковид-госпиталях

Пандемия наглядно показала одну из самых острых проблем системы здравоохранения – кадровый голод. Колоссальную нагрузку на медиков попытались снизить при помощи студентов. И тут чиновники столкнулись с тем, чего не ожидали. Почему студенты отказываются от опасной работы в красной зоне ковид-госпиталей и клятвы Гиппократа, но при этом конкурс в медвузы в этом году по-прежнему высок – в материале «ФедералПресс».

Недостаток врачей и медработников, особенно среднего звена, в системе российского здравоохранения наблюдается с начала «оптимизации».

В марте началась мобилизация медицинских сотрудников в ковид-госпитали, а в 27 апреля министр здравоохранения Михаил Мурашко подписал приказ, согласно которому к работе можно было привлекать студентов медвузов. В добровольно-принудительном порядке, как позже выяснилось.

Клятву Гиппократа не давал

Студентам 4-го и 5-го курсов объявили, что практику они будут проходить в инфекционных больницах. В Москве тем, кто пойдет в «красную зону», пообещали выплатить зарплату, и речь даже шла о 100 тысячах рублей.

Отказаться от практики было почти невозможно, так как она вошла в учебный план и неисполнение грозило академической задолженностью и отчислением.

Вот чего не ожидали чиновники, так это протестов. Студенты отказывались от «почетной миссии спасения человечества», мотивируя это просто: нет никаких гарантий, нет компенсаций, а у нас тоже семьи. Детальных разъяснений, что делать беременным и кормящим женщинам, а также тем, у кого есть хронические заболевания, руководство вузов не давало.

В интернете было размещено несколько роликов, в которых студенты московских и региональных вузов прямо говорили о том, что «они ничего не должны чиновникам, в том числе рисковать своими жизнями». Действительно, на тот момент в больницах остро не хватало СИЗ даже для врачей, а уж студентам предлагалась минимальная защита.

Отдельный вопрос, не решенный до сих пор, – на каком основании должны были привлекаться студенты платных отделений, которые хотели за свои деньги получить качественное образование. Стоимость обучения в медуниверситете – от 150 до 300 тысяч в год.

Поэтому кроме протестов студенты подкрепили свои требования юридическими выкладками. Тем более что к лету объявили, что коронавирус пошел на спад.

Что касается обвинения в духе «вы будущие врачи и давали клятву Гиппократа», то они ее действительно не дают. Поскольку есть клятва российского врача, которую они и произносят.

С моральной точки зрения новое поколение медиков недовольно тем, что их жизнями и здоровьем распоряжаются люди, которые к медицине отношения не имеют.

«Я врач и в сложной ситуации должен сначала спасти себя, а потом пациента. Иначе просто будет два трупа вместо одного. И кстати, именно в этом состоит суть клятвы Гиппократа», – написал один из студентов.

Пушечное мясо

Осенняя волна коронавирусной пандемии практически парализовала региональную систему здравоохранения. Ситуация усугубилась тем, что многие врачи и медработники сами болели или просто увольнялись, не выдержав тяжелых условий.

Студенты оставались единственным резервом истощенной медицины. Им было предложено занять места врачей в поликлиниках, амбулаторных центрах, работать в колл-центрах, помогая консультировать пациентов по телефону.

Было принято решение привлекать не только ординатуру, 4–6-й курс, но и третьекурсников.

При этом сами студенты тоже болели. Так, в конце октября в Оренбурге из 230 студентов медвуза, отправленных на работу в инфекционные больницы, 30 % заболели из-за контактов с больными COVID-19. В ректорате вуза заявили, что никакой оплаты студенты-медики не получат, даже если контактируют с заболевшими коронавирусом.

В ноябре взбунтовались студенты Башкирского медицинского университета. Студенты 4–6-го курсов по решению главы Башкирии Радия Хабирова должны были выйти на помощь врачам.

В студенческой группе во «ВКонтакте» разразилась буря возмущения. Основные вопросы – претензии: «Почему мы как бесплатная рабочая сила? У кого-то дома родственники, входящие в зону риска! Почему мы должны подвергать себя и близких опасности? Почему нет вахт и оплаты за эту практику? Или почему нет снижения стоимости обучения? Почему эти вопросы уже неоднократно задавали, но их игнорит руководство, студсовет, профсоюз?»

В итоге Хабиров сказал, что «если студент не хочет, бог ему судья, не привлекайте людей на эту работу».

Политолог Арсен Шаяхметов считает, что пандемия обострила все болевые точки российского здравоохранения и в особенности кадровую. «При этом не наблюдается приток молодых кадров, хотя медуниверситеты отличаются наличием большого числа бюджетных мест и ежегодным выпуском тысяч специалистов. Однако на этапе трудоустройства и первых лет работы цепочка прерывается», – рассказывает Шаяхметов.

По мнению эксперта, причиной ухода молодых врачей становится то, что власти привыкли относиться к бюджетным работникам как к крепостным: постоянные махинации с экономией на зарплатах, сокращением персонала, увеличением нагрузки, бюрократизацией, принуждением к бесплатному выполнению дополнительной работы – все это снижает репутацию профессии и формирует отторжение у молодежи.

Престиж профессии по-прежнему высок

Несмотря на отказ подчиняться приказам, нельзя сказать, что молодое поколение бесчувственное. Многие из студентов идут работать волонтерами в больницы. Потому что для них главное – не принуждение, а свободный выбор. Они осознанно выбирали профессию, они понимают важность миссии врача, ответственность за жизнь пациентов. И, видимо, поэтому так критично относятся к пустым лозунгам и принуждению.

По мнению президента Союза профессионалов дистанционного обучения Юрия Белоножкина, будущие медики понимают, что они смогут защитить не только других людей, но и своих близких. «Мне приходится работать с медиками, я вижу ответственность и гордость за свое призвание и востребованность. Их профессия– уникальный гибрид гуманитарных, специально-медицинских и технических знаний. Это вечная профессия», – считает Белоножкин.

О том, что профессия не потеряла престиж, свидетельствует высокий конкурс в медицинские вузы. Так, в Казанском государственном медицинском университете средний проходной балл для поступления летом 2020 года составлял 244 пункта, в нижегородском Приволжском исследовательском медицинском университете – 242, в башкирском меде – 232. Это ненамного ниже, чем в самых престижных вузах России – Первом Московском медиуниверситете им. И. М. Сеченова (259 баллов) и медуниверситете имени Н. И. Пирогова (249 баллов).

Политолог Александр Семенов считает, что сохранение высоких конкурсов в медицинские университеты может иметь несколько причин. «Решающее значение при выборе вуза очень часто оказывают родители. А у родителей абитуриентов все-таки сохраняются представления о престижности профессий и их возможностях для вертикальной мобильности. В этом, конечно, больше иррационального, чем прагматического подхода, но также к профессиям такого выбора относятся профессии юриста и экономиста», – считает эксперт.

Так почему, несмотря на мобилизации, высокую нагрузку и низкие зарплаты, юноши и девушки выбирают профессию врача? Редакции «ФедералПресс» прокомментировал член думского комитета по охране здоровья, кандидат медицинских наук Алексей Куринный: «Профессия врача всегда была у нас уважаемой, несмотря на невысокие зарплаты. Поэтому что-то сохранилось в виде традиций, что-то в виде семейных династий, что-то связано с героизацией профессии последнего времени».

Он напомнил, что часть врачей в настоящее время действительно стали неплохо зарабатывать (как официально, так и неофициально).

«Современный врач – это хорошо подготовленный специалист, и без соответствующего отбора (конкурса) кандидатов добиться этого сложно. Поэтому органы власти должны быть кровно заинтересованы и в повышении престижа профессии, и в росте мер поддержки, и в высоком конкурсе», – считает Алексей Куринный.

Правительство РФ, оценив ситуацию, намерено решать кадровую проблему, начав с вузов. Так, в ряде регионов планируют увеличить количество бюджетных мест в следующем году. В ПФО это коснется Нижегородской, Пензенской, Самарской областей, Башкортостана, Татарстана, Удмуртии.

Политолог Александр Семенов отмечает, что самое главное – это вовсе не уровень конкурса при поступлении, а процент выпускников медицинских вузов, которые идут работать в сферу здравоохранения. «И ситуация пандемии показала, что фактически везде у нас дефицит медицинских кадров», – резюмирует он.

Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Twitter 1