Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Свердловская область
0

Средний Урал отдаст миллиард за аутсорсинг скорой. «Жадность возобладала над здравым смыслом»

Водители из трех городов уже опасаются за свое будущее
Водители из трех городов уже опасаются за свое будущее

В Свердловской области стартовал процесс передачи на аутсорсинг скорой помощи в Нижнем Тагиле, Каменске-Уральском и Первоуральске. При этом уже сейчас к процедуре возникли вопросы: на Урале подрядчики почему-то требуют больше денег, чем в других регионах, а права водителей оказались не защищены. О том, кто хочет превратить социальную услугу в доходный бизнес, – в материале «ФедералПресс».

Ценовая аномалия

В Свердловской области в разгаре тендеры на аутсорсинг скорой помощи. «Новая жизнь» начнется в шести муниципалитетах: за аутсорсинг в Нижнем Тагиле и Горноуральском городском округе в течение трех лет областные власти готовы заплатить 651 млн рублей, в Каменске-Уральском и Каменском районе – 384 миллиона, а в Первоуральске и Староуткинске – почти 312 миллионов.

По данным источников «ФедералПресс», деньги достанутся компании «РТ – Социальная сфера», ранее известной как «РТ – Скорая помощь». Ее приход на Средний Урал наше издание прогнозировало еще в прошлом году. Напомним, что 40-процентной долей компании владеет тверичка Светлана Старшинова – вероятная родственница Ильи Ковалева, исполнительного директора Агентства инвестиций в социальную сферу. Наблюдательный совет этого агентства возглавляет гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов, самой госкорпорации принадлежит 25 % «РТ – Социальная сфера».

Осенью фирма уже заключила первый контракт в Свердловской области – пока не связанный с аутсорсингом. Она обязалась поставить машины скорой помощи для территориального центра медицины катастроф. Интересно, что в тендере также участвовали крупные поставщики «Виктория» и «Сограндис», но их заявки были отклонены.

Что касается собственно аутсорсинга, то здесь в первую очередь удивляет цена контрактов. Согласно приведенным обоснованиям, в каждом случае было изучено три коммерческих предложения. При этом в Нижнем Тагиле цена машино-часа у разных поставщиков будто бы составила от 792 до 906 рублей, в Каменске-Уральском – от 778,5 до 891 рубля, в Первоуральске – от 758 до 867,8 рубля. Это можно назвать настоящей аномалией, ведь в других городах, где недавно проходили аналогичные конкурсы, например, Самаре, Новокузнецке и Волгограде, цена машино-часа не превысила шестисот рублей.

Если сравнивать с Самарой, то суммарная переплата может составить 380 миллионов – практически треть от общей цены контрактов. А если учесть, что в Екатеринбурге станция скорой помощи арендует автомобили без оборудования всего по 380 рублей за машино-час, то выходит, что уральским медикам дешевле самим закупить дефибрилляторы, кардиографы и аппараты ИВЛ, чем брать их в аренду вместе с машинами.

«Нет уверенности, что все останутся»

Между тем закупка может иметь и социально-политические последствия для свердловских властей. Зимой в Екатеринбурге компания-аутсорсер попыталась отказаться от трудовых договоров с водителями, предложив им зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей. Тогда это вызвало протест шоферов, которые привлекли внимание надзорных органов и в итоге добились своего. Теперь ситуация рискует повториться: в проектах контрактов оговорено право подрядчика привлекать соисполнителей, статус которых, вероятнее всего, и получат водители. В Нижнем Тагиле победитель тендера сможет привлекать субподрядчиков только по согласованию с заказчиком, в Каменске-Уральском – «кроме выполнения основных функций по оказанию скорой медицинской помощи», а в Первоуральске – вообще без каких-либо ограничений.

Особенно остро вопрос может встать, если пандемия коронавируса не закончится к началу следующего года. Например, некоторые водители компании «Феникс-Логистика», которая обслуживает три подстанции скорой помощи в Екатеринбурге, весной не получили доплаты за работу с зараженными, хотя утверждали, что перевозили таких больных. Долги начали выплачивать только осенью.

«Если бы сотрудники компании не поделились проблемой во всеуслышание, наверняка остались бы без премиальных», – признавал тогда депутат Госдумы Андрей Альшевских.

Водители уже сейчас опасаются за свое будущее.

«Конечно, есть опасения, тем более что проводилось анкетирование, и большинство работников высказались против переходов. Нет уверенности, что все останутся, мы предполагаем, что кого-то могут не устроить условия перехода. Но от министерства идет конкретное указание, что решение уже принято», – рассказала корреспонденту «ФедералПресс» председатель первоуральской организации областного профсоюза работников здравоохранения Марина Онянова.

В Нижнем Тагиле водители тоже волнуются, сообщил корреспонденту «ФедералПресс» депутат свердловского заксобрания Владимир Радаев.

«Сегодня никто даже на словах не обещает заключить трехлетний договор. В результате завтра уйдет один, потом другой, третий, и останемся у разбитого корыта. Нужно заключить трехсторонний договор министерства здравоохранения, коллектива и аутсорсера, в котором прописать все гарантии», – считает он.

Налоговый вопрос

Третий вопрос к свердловским госзакупкам может показаться бюрократическим, но на самом деле одна деталь может сулить выгоду поставщику и проблемы – организатору торгов. Дело в том, что формально власти закупают услуги скорой медицинской помощи, которые не облагаются НДС. В действительности же, согласно судебной практике и разъяснениям Минздрава, аутсорсинг должен трактоваться как аренда автомобилей с водителем, а значит, подрядчик обязан уплачивать 20-процентный налог. Именно так, кстати, работает аутсорсер в Екатеринбурге, а вот в регионах, где попытались пойти по первому пути, это привело к многочисленным скандалам, тяжбам с налоговиками и арестам счетов.

К слову сказать, организаторы закупки даже не потребовали от претендентов лицензию на оказание услуг скорой помощи, хотя «РТ – Социальная сфера» еще весной получила разрешение на такую деятельность в Первоуральске.

«Оптимизаторы медицины прут буром»

Немаловажно, что реформа в любом случае повлечет дополнительные финансовые затраты и вызовет неурядицу в самый разгар пандемии коронавируса. В результате тот же Владимир Радаев открыто предлагал отложитьпереход на более поздний срок. Сторонники отсрочки есть не только в свердловском заксобрании, но и на более высоком уровне.

«Это достаточно серьезные перемены, и в условиях пандемии и огромной нагрузки на скорую помощь не совсем своевременно будет отдавать машины в частные руки. Если это и надо делать, то тогда, когда мы выйдем на плато и будет снижена нагрузка на скорую. Врачи и водители сейчас работают на пределе человеческих возможностей», – предупредил корреспондента «ФедералПресс» депутат Госдумы Алексей Балыбердин.

В результате поспешность свердловского минздрава наводит на мысли о том, что аутсорсинг преследует цели, далекие от потребностей уральских пациентов.

«Жадность возобладала над здравым смыслом, кто-то хочет передать скорую помощь на аутсорсинг близким коммерческим структурам. Другого объяснения нет, потому что в условиях пандемии заниматься реорганизацией скорой помощи бессмысленно. Скорая помощь задыхается от количества больных коронавирусом, и в этой ситуации увольнять, переводить, набирать людей просто нереально, это приведет к еще большему коллапсу. Но, видимо, есть заинтересованные люди, которые пытаются эти функции забрать и зарабатывать деньги, что видно и по цене контракта. Оптимизаторы медицины здесь прут буром, пытаясь перевести работу скорой помощи на коммерческие рельсы. Как мы видим по Екатеринбургу, лучше от этого стало только бенефициарам конторок, которые вдруг объявили себя аутсорсерами», – объяснил корреспонденту «ФедералПресс» депутат Госдумы Дмитрий Ионин.

«ФедералПресс» направил официальный запрос в минздрав Свердловской области.

Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Сюжет по этой теме
4 февраля 2020, 17:59

Пандемия коронавируса

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1