горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

«Путин показал, что он не узурпатор власти»

Владимир Путин
Владимир Путин придумал сложный механизм для транзита власти

Основной темой обсуждения как в регионах, так и на федеральном уровне вот уже вторую неделю остаются содержание президентского послания Федеральному собранию с его предложениями по изменению Конституции и отставка правительства с последующими консультациями по поводу нового кабинета министров. Эксперты и наблюдатели спорят о том, последует ли за этим реальное изменение политического ландшафта и дан ли старт операции по обеспечению транзита власти от нынешнего главы государства к преемнику. Эти и не только спорные моменты «ФедералПресс» обсудил с первым замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, финалистом конкурса «Лидеры России» Никитой Данюком.

Итак, послание озвучено, правительство ушло в отставку, Медведев перешел на непыльную и непубличную работу – многие оценили этот ход как старт транзита власти, о чем заговорили после пресс-конференции президента в декабре. Есть и сравнения с Ельциным, который за два года до отставки начал перебирать потенциальных преемников на посту премьера – что вы об этих вещах думаете?

— Конечно, те реформы, которые анонсировал президент, это контуры новой политической реальности, новой политической системы, которая будет формироваться на наших глазах в преддверии транзита власти. Очевидно, что прошлые аналогии вряд ли могут здесь работать, потому что эпоха Ельцина – это совершенно другая ситуация внутри страны, в международных отношениях. Тем не менее понятно, что в нашей политической действительности любые инициативы, которые меняют нормативно-правовую базу, тем более основной закон страны, принимаются стратегически. Это не просто такой политический момент сегодняшнего дня, это основа, на фундаменте которой будет сделана новая политическая надстройка.

Как она будет выглядеть, сказать очень сложно, но параллели, конечно, угадываются. Многие называют Мишустина техническим премьером, сравнивают его с Фрадковым, Зубковым. Мне кажется, это неправильно. Мишустин, в первую очередь, большой профессионал, который зарекомендовал себя как очень прогрессивный специалист, человек, преобразивший облик Федеральной налоговой службы, обладающий большим рядом компетенций, которые, как никогда, совпадают с теми вызовами, которые стоят перед нашим государством, о чем говорил наш президент. Как мне кажется, говорить в настоящий момент о Мишустине как о преемнике еще рано.

Я бы даже не стал списывать со счетов Дмитрия Медведева, который, на первый взгляд, очень сильно потерял в плане аппаратного веса, потому что премьер-министр – это второй человек в стране, это статус, должность, полномочия, влияние. С другой стороны, может быть, в новой архитектуре государственной власти, которая поменяется не только из-за расширения полномочий парламента, но и из-за усиления института Государственного совета, увеличения роли губернаторов, я не исключаю, что создаваемая для Дмитрия Медведева должность заместителя главы Совета безопасности – это попытка зайти на очередной президентский круг, пусть не через парадную дверь, не через самую очевидную, тем не менее очень важную, потому что Медведев в рамках Совбеза будет заниматься вопросами обороны, внешней политики, безопасности – это очень важные компетенции, которые вкупе с его опытом работы премьер-министром сделают его одной из заметных фигур в рамках предстоящего транзита и, наверное, забывать о Медведеве не стоит, он еще о себе напомнит.

Могла ли отставка правительства быть неожиданной?

— Безусловно, отставка правительства была неожиданной, в первую очередь из-за информационных последствий. Само содержание послания было очень громким, очень внезапным – социально ориентированным, но при этом те заявления, которые озвучил президент, носят по-настоящему прорывной характер, если говорить о социальной сфере, изменениях политического ландшафта. Все должны были обсуждать их, потому что в нашей действительности эти изменения носят кардинальный характер, хоть и не революционный. И после этого происходит отставка.

Сила информационного повода послания Федеральному собранию никак не может сравниться с потенциалом информационного повода об отставке правительства. Поэтому мне кажется, что отставка была неожиданной. Возможно, даже для Мишустина и членов правительства. Может быть, об этом знал Медведев, учитывая его доверительную коммуникацию с президентом. А Путину хватило выдержки, зная об отставке, которая произойдет через пару часов, заявляя о реформах, обращаться к присутствующим членам правительства, говоря им, что предстоит большая работа и нужно скорректировать подходы.

Стоит ли ожидать серьезного кадрового обновления в кабинете министров?

— Обновления ожидать стоит, но насколько кардинального – сказать сложно. С одной стороны, нынешние министерства выполняют очень важную функцию – реализуются национальные проекты, которые являются крайне важными с имиджевой точки зрения и вообще с точки зрения развития страны, как для президента, так и для российского народа. Тотальная смена всех министров, специалистов, приход новых команд в условиях огромных масштабов нашей страны затормозят эффективную реализацию на какое-то время – не исключено, что год-полтора понадобится для того, чтобы наладить этот механизм.

Поэтому, мне кажется, обновление будет точечным, потому что есть сферы, где менять ничего не нужно. Например, сферы обороны и внешней политики, за которые отвечают Шойгу и Лавров, являются такими столпами политической архитектуры в нашей стране, и найти достойную замену этим людям будет сложно. Другое дело, что могут измениться другие ключевые чиновники – министры экономики, связи, культуры, образования, здравоохранения, вся социальная сфера может получить встряску с приходом новых людей. Мишустин – человек, как мне кажется, крайне опытный, который прекрасно понимает, что не стоит ломать то, что и так хорошо работает, но вместе с президентом они смогут решить, какие отрасли провисают, где задачи, поставленные президентскими указами, не выполняются, и там и будут происходить точеные кадровые решения.

Высказывалась версия, что усиленный Госсовет, о котором шла речь, – это такая точка, откуда Путин после отставки сможет сохранить власть. Согласитесь с этим?

— Институт Госсовета, мне кажется, неправильно воспринимать исключительно сквозь призму фигуры президента. Госсовет – коллегиальный орган, в который входят губернаторы. Путин сказал, что нужно внести в Конституцию поправки, которые наделяют большими полномочиями и возможностями губернаторов. Поэтому институт Госсовета будет крайне влиятельным. Не исключено, что внутри Госсовета будет работать после 2024 года Владимир Путин, но сама архитектура, как мне кажется, создается не персонифицированно под президента, а под рабочую систему.

Если в этой рабочей системе роль Путина как личности важна, то он может остаться в рамках Госсовета как некий влиятельный человек, арбитр, который будет выступать национальным лидером – ничего плохого в этом не вижу. Однако если необходимости такой не будет, о чем он говорил в послании, оставаться во власти, претендуя на президентскую должность, он не собирается, согласившись с тем, что президент не может занимать свой пост более двух сроков подряд – это было сказано публично. Мне кажется, это говорит о том, что узурпатором власти Путин не является.

Другое дело, что по определению его политический потенциал настолько огромен, что его фигура будет очень много определять уже после того, как в России появится новый президент. Это политическая реальность, другое дело, будет ли это как-то институционально оформлено – в рамках Госсовета или нет, неважно – главное, чтобы это пошло на пользу обществу, народу и стране.

Поправки, которые предложил президент – можно ли назвать это конституционной реформой и как бы вы оценили эти поправки: это закрепление национализации элит, переформатирование системы сдержек и противовесов или технические изменения?

— Это не поправки, это изменение Конституции. Пусть и не революционное, но это изменение основного закона страны, после которого мы окажемся в новой политической реальности, где, во-первых, народ получает дополнительную возможность контроля и коммуникации с представителями власти через парламент, который будет утверждать кандидатуры премьера и министров. Этот процесс будет, в любом случае, публичен. Повышение роли Госдумы несет повышение ответственности перед лицом избирателей, потому что если кабинет министров окажется неэффективным, все негативные издержки автоматически перейдут на фракции, которые выступали за, а те, кто выступал против, получат дополнительные политические очки. Во-вторых, не нужно забывать, что эти поправки направлены на то, чтобы сделать систему более транспарентной, более открытой для народа.

Это действительно очень важно, потому что для многих людей в нашей стране в голове очень прочно и не без оснований застрял тезис, что выборы ничего не решают, что голос каждого ничего не значит, власть является очень закрытым институтом, она решит все сама, без участия народа. Эти изменения, как мне кажется, важный шаг к тому, чтобы убрать в головах это представление, а заодно прекратить противопоставление власти и народа. Народ имеет возможность выбирать органы местного самоуправления, которые получают больше полномочий, согласно этим изменениям, народ имеет возможность выбирать губернаторов, региональную власть, которые получают больше полномочий в рамках усиления Госсовета, народ выбирает парламент, который утверждает премьер-министра и народ выбирает президента. То есть на каждом уровне при гражданской позиции, при активном участии в политической жизни страны, человек имеет возможность влияния.

Ситуация, при которой твой голос ни на что ни влияет, – для каких-то политических сил она, возможно, останется основным лейтмотивом, но мне кажется, что это важный шаг к тому, что сама система станет более транспарентной. Это запрос времени, это запрос общества и это, безусловно, запрос политического класса, потому что эти изменения не были инициированы просто так, из ниоткуда, хотя и были внезапными для многих. Об этом говорил председатель Конституционного суда Зорькин, об этом примерно говорил председатель Госдумы Вячеслав Володин, об этом постоянно говорили политические партии – что они должны контролировать правительство и нести большую ответственность.

В нашем мире быстрого распространения информации открытость становится одним из главных качеств для власти. Если не будет выстроена коммуникация с народом (Путин прекрасно это понимает на примере того, что происходит в мире), то в отрыве от той реальности, в которой мы живем, политический класс просто может потеряться, а потом и самоуничтожиться. В нашей стране тоже были такие примеры, когда отсутствие необходимых реформ, отсутствие понимания того, что нужно двигаться в ногу со временем, приводило к фатальным последствиям. Слава богу, в октябре 1917 года эти последствия привели к тому, что появилась огромная мощная развитая держава, которая стала для многих символом развития, расцвета. Если получится вызовы, которые обозначил президент – технологические, научные, экономические – преодолеть, можно уже без какого-то коренного слома, а при помощи эволюционного пути, как я надеюсь, прийти пусть не к таким масштабным свершениям, которые были в советскую эпоху, но, по крайней мире, прочно встать на ноги и закрепиться в роли ведущей страны в экономическом и политическом плане.

Насколько вероятна досрочная отставка, как в случае с Ельциным? Соцсети полны мемов на этот счет

— Не похоже на досрочную отставку. Мне кажется, что не будет досрочных выборов в Госдуму, не будет досрочных выборов президента, и в этом плане говорить, что Мишустин чисто техническая фигура, как мне кажется, не приходится. Процесс транзита власти носит поэтапный характер, но конкретные задачи и цели, которые были поставлены ранее, никто не отменял. Поэтому внезапная отставка правительства Мишустина станет очень серьезным имиджевым ударом как по президенту, так и по правительству и в целом негативно отразится на ожиданиях общества. В условиях, когда нам вскоре предстоит новый политический цикл 2021–2024 годов, отставка президента возможна, но при условии, что нынешнее правительство не справится со своими задачами. В это поверить очень сложно – на плечи Мишустина ложится огромная ответственность, и он будет работать с утроенной энергией.

Фото: Kremlin.ru

Сюжет по этой теме
15 января 2020, 18:28

Отставка правительства РФ

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1