Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

«Партизанская война не нужна». Независимый депутат – о способе решить местные проблемы

избиратель перед урной
Большую политику можно использовать для решения местных вопросов

В Московскую городскую думу на выборах 2019 года, как известно, прошло немало независимых кандидатов. Некоторые оппозиционные политики ранее выиграли и муниципальные выборы в столице. Всегда ли имеют место «договорняки»? Или же каждый независимый кандидат может победить, если знать технологию? Муниципальный депутат из Москвы Любовь Якубовская утверждает, что да – может. Причем, по ее словам, эта технология может работать не только в столице. Своими способами решать проблемы избирателей вопреки воле чиновников она поделилась с «ФедералПресс».

Любовь Станиславна, как можно использовать большую политику для решения местных проблем?

– Простому обывателю выборы уже неинтересны. Но социально активных граждан волнует состояние ближайшего парка или леса, наличие свалки поблизости от дома, отсутствие дороги или моста к населенному пункту, особенно на селе. И для людей власть – тот орган, который может эти вопросы решить. Они выходят на митинги, но эффекта не происходит. И гражданам кажется, что ничего сделать нельзя.

Но с помощью большой политики можно решать местные проблемы. Я расскажу об этом на примере Хорошевского района города Москвы, по которому я избрана. Сразу оговорюсь: мало кто знает, что московские муниципальные депутаты, такие, как я, самые бесправные в стране. Но, несмотря на скромный статус, нам что-то удается сделать. Меня избрали мундепом осенью 2017 года. Я шла с «зеленой повесткой», и главным моим пунктом было сохранение парка Березовая роща в Хорошевском районе. Эта проблема меня волнует как эколога и интересует жителей. На протяжении двадцати лет говорят, что от парка могут отрезать кусочек. В октябре 2017-го я собрала актив, включая независимых депутатов, а также жителей района. Мне было важно подвести людей к тому, что нужен референдум. Это предложили сами жители и признали наиболее эффективной мерой большинством голосов.

Вы на своем округе использовали практику местных референдумов. Что это были за референдумы и как они помогли?

– Прежде всего, нужно соблюсти жесткие сроки подготовки и проведения референдума. В Москве исторически ни разу не было проведено ни одного местного референдума, потому что главный вопрос всегда – о земле. Мы поставили вопрос о целостности парка.

Наш референдум не разрешили, хотя председатель территориального избиркома сказал, что документы оформлены безукоризненно. Несмотря на то, что у народа есть интерес, 53 человека вызвались в инициативную группу, компетентный и опытный председатель ТИК говорит, что документы оформлены правильно, совет депутатов одобряет, а референдум не разрешают! Хотя законодательными нормами такая коллизия не предусмотрена. Пришла директива из московского избиркома, и ТИК «отыграла» свое же решение назад. И на этом моменте любые другие доброхоты, выступающие за закрытие свалок и сохранение парков, расстраиваются. Но не надо опускать руки.

Я сама ходила по домам, от двери к двери, и знаю, что надо продемонстрировать: есть такая проблема в районе, о которой можно сообщить на выборах, указав ее в бюллетене. Власть всегда говорит, что та или иная экологическая беда волнует только десяток «зеленых сумасшедших». На этом этапе важно доказать, что она беспокоит многих. Если хотите, чтобы к вам провели дорогу, пишите в окошках избирательного бюллетеня на выборах «дорога». Если хотите мост, пишите «мост». Хорошо бы укомплектовать участки наблюдателями и смотреть за результатами.

Я так понимаю, вы были оппозиционным кандидатом. И властям, чтобы противостоять вам, пришлось заниматься благоустройством парка, так? Чтобы отбить у вас повестку?

– Где-то с мая 2018 года начало происходить что-то загадочное: на меня стали выходить представители власти. Мне предложили что-то сделать в нашем парке. Отдавая себе отчет, что я маленький депутат со скромными полномочиями, я, даже когда избиралась, не стала рассказывать избирателям сказки. Сразу сказала, что пенсии поднять не смогу и кого-то свергнуть тоже. А помочь в делах района, скажем, с парком, попробую. Мы предложили властям сделать сад птиц. Открылся зеленый свет для реализации этого проекта, хотя официально со статусом ничего не изменилось. Кстати, я узнала о целой директиве: «в целях снижения протестной активности Л.С. Якубовской организовать сад птиц». То есть было конкретное указание, и оно реализовано.

Сейчас в Москве на некоторых территориях идут муниципальные выборы. Можно ли на них использовать технологию местных референдумов?

– У меня не было референдума ради референдума. Надо было решить проблему с конкретным парком. Я не предлагаю всем голосовать недействительными бюллетенями по всей стране. Если вы видите хорошего кандидата, лучше поддержите его. Но если такого нет, а проблема есть, объединяйтесь и объявляйте, что у вас кампания по голосованию недействительными бюллетенями, потому что… и называйте свою причину. Этот механизм работает.

Какие были результаты этих референдумов? Чего удалось добиться?

– В 2015 году в районной группе в ВКонтакте микрорайона Чурилово в Челябинске появилась информация об отсутствии дороги. И люди в этой группе объявили, что голосуют на ближайших выборах за проспект Давыдова. Избиратели голосовали недействительными бюллетенями, и уже в 2016 году дорогу им построили. Что еще нужно сказать? Это работает. По крайней мере, пока.

Легко ли в принципе сегодня вынести вопрос местного значения на референдум, если есть соответствующая инициативная группа?

экспертное мнение
Олег Нилов
18.07.2020, 15:00

«Хорошо, что Илон Маск нас не слышит». Депутат Госдумы требует поставить круглосуточные камеры на избирательные участки

– Сами кандидаты, которые идут на выборы, не заинтересованы, чтобы люди голосовали недействительными бюллетенями. Наоборот, каждый хочет получить галочки рядом со своей фамилией. Что происходит дальше? Муниципальный депутат, к примеру, может обратиться с запросом к мэру Собянину, и ему придет дежурная отписка.

Поэтому здесь должна включаться инициативная группа. Ее может собрать кандидат со своими сторонниками, даже если он не был зарегистрирован. И необязательно по вопросу местного значения. Люди могут вписывать в клеточки бюллетеня фамилию «Иванов». И тогда Иванов может предъявить, сколько сторонников проголосовали бы за него, если бы его не сняли с предвыборной гонки.

Можно ли использовать эту технологию на выборах в Госдуму?

– В Госдуму голосование недействительными бюллетенями будет единственной возможностью решить местные проблемы. На результаты выборов власть смотрит всегда. Даже если официальные результаты расходятся с реальными, а мы знаем, что в некоторых странах это возможно, власть смотрит на реальные. И там видны болевые точки.

У нас, как говорит Екатерина Шульман, мягкий авторитаризм. И болевые точки стараются лечить. Надо пользоваться этим и делать то, что можно. Давайте работать с местной повесткой методом большой политики, но не нужна партизанская война, когда тихо договорились испортить бюллетени. Суть в том, что о своих намерениях важно объявить. Например, нам нужен парк, целый, поэтому мы голосуем недействительными бюллетенями.

По любому вопросу местного значения возникает тема денег. Вот откуда их брать? Ладно, столичный бюджет хотя бы не бедный, но и там порой не допросишься. А что говорить о регионах?

– Не все вопросы касаются денег. Иногда вопрос сохранения парка не связан с дополнительными затратами.

В Москве много проблем, связанных с хаотичной застройкой, вырубкой деревьев, загрязнением водоемов. Эти вопросы как-то можно решить с помощью местных референдумов? Если порой даже митинги не помогают. Как с той же юго-восточной хордой…

– Выходят кандидаты, скажем, от КПРФ и говорят: мы к вам придем, проведем митинг и все решим. У людей формируются ложные ориентиры – они считают, что митинги решают проблемы. Нет, это лишь вежливость общественности по отношению к власти. Люди просто предупреждают чиновников о проблеме таким способом. Протест на улице – не инструмент решения проблемы, у наших же людей сформировали видение того, что митинг и есть конечная цель. В Хорошевском районе по парку Березовая роща с момента моего избрания ни одного митинга не было, а до этого были. Кстати, из оппозиционных кандидатов, которые поддержали нашу идею, одна была из КПРФ. Она «отвалилась» от этой истории, когда услышала про недействительные бюллетени. Сказала, что поддержит свою партию.

Мой вывод такой: если вам нужна какая-то партия, используйте ее для организации митинга. А потом отскакивайте и решайте свой вопрос другим способом. Главное – результат.

Есть такая вещь, как инициативное бюджетирование. Как вы к ней относитесь? Какие в нем видите плюсы и минусы?

– Я считаю, что это очень интересная тема, которая учит людей важным делам. Те ростки, из которых должны произрастать толковые вещи. Почему ее нет в Москве? Там дороже стоит, цена вопроса – миллионы. И власть считает, что сама решит эти проблемы. Хотя в столице публика более информационно готова к инициативному бюджетированию. Я убеждена, что даже в нашем районе решать вопросы можно влет таким способом. Люди видят, что вложили деньги, и что-то поменялось. Это рождает у граждан реальную ответственность, они не живут, как в детском саду.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1