Общество
  1. Общество
Общество
Москва
0

Космонавт Виноградов об успехах Роскосмоса: «Не надо цепляться за прошлое»

запуск ракеты
Космонавт назвал нормальной работой безаварийный запуск ракет

Американский марсоход Perseverance прислал первые снимки с красной планеты. Случайность или нет, но в тот же день президент Владимир Путин встретился с главой «Роскосмоса» Дмитрием Рогозиным, чтобы обсудить достижения и перспективы развития отечественной космической отрасли. О масштабных планах изучения Марса Рогозин не обмолвился, но рассказал немного о лунной программе. А вообще куда более интересно, какое будущее ждет российскую космическую сферу, есть ли у нее право называться мировым лидером в этой отрасли, или пора уступить этот статус оппонентам. На эти и другие вопросы в интервью «ФедералПресс» ответил космонавт, Герой России Павел Виноградов.

Павел Владимирович, марсоход Perseverance – уже пятый в американской космической истории. Как вы оцениваете такую настойчивость американцев в освоении Марса?

– Молодцы ребята, хорошо работают. Я понимаю, почему для освоения выбрали именно эту планету. Марс ближе всех к нам, там есть условия, которые сегодня могут обеспечить хорошие посадки кораблей. На Венеру сложнее садиться, значит, полетят на Марс. Хотя, мне кажется, Венера интереснее.

Делает ли Россия какие-то шаги в освоении Марса? Или для нашей космонавтики это не является приоритетной задачей?

– Дело не в приоритетности. У нас много задач. Посмотрите на объемы финансирования американских космических программ. У них десятки миллиардов тратятся, и, если и снижают траты, то на сто миллионов. А мы тратим 1,5 миллиарда. Несопоставимые цифры. Понятно, у нас люди зарплаты получают меньше американцев, что-то стоит дешевле, но уровень вложений в отрасль в целом дает о себе знать. Посмотрите на китайцев, которые в два-три раза больше вкладывают в космическую отрасль. И результат уже говорит за себя.

С одной стороны, американцы запустили марсоход, с другой – у них нет пилотируемых запусков в космос: астронавты работают на российской МКС и улетают в космос вместе с нашими космонавтами. Так кого сегодня можно считать лидером в освоении космоса?

– Лидеров определяют по результатам, которые получаются от их работы. Можно сколько угодно быть членом олимпийской команды, выступать за нее и не получать олимпийских медалей. Понимаете меня? Мы участвуем в международных проектах, но конкретная отдача низкая.

То есть нам нужен такой глобальный прорыв, свой Марс?

– Почему глобальный? Пора понять, что надо работать, засучив рукава, а не заниматься позерством, не вспоминать прошлые заслуги. Жить настоящим. Зачем нам глобальные прорывы? Достаточно сегодняшних задач. И можно выполнять их, параллельно двигаясь к глобальной цели.

На ваш взгляд, кто для России является наиболее серьезным конкурентом в освоении космоса – Америка (будем иметь в виду не только НАСА, но и компанию Илона Маска), или Китай, который наращивает свою мощь?

– А что такое освоение космоса? Мы его освоили 12 апреля 1961 года. Мы научились летать там, жить, запускать сложные аппараты в далекие глубины. Что еще? Не знаю. Надо наращивать мощности и получать отдачу от этих вложений.

Какую отдачу? Давайте посмотрим на космос с точки зрения выгоды. Если на Луне, на Марсе есть какие-то полезные ископаемые, ресурсы, которые можно использовать для нашей страны, тогда их стоит искать и в это вкладываться, так? Ну или развивать в оружие, чтобы сохранить за собой безопасность в космосе…

– Не так. Мы из ХХ века вползли в XXI на волне меркантилизма. Это выгодно человечеству. Мы летаем в космос не за золотом и полезными ископаемыми. Мы, прежде всего, добываем знания. Кто-то оценит, сколько они стоят? Мы приносим новое всему человечеству. А это переводят в деньги. Товарищ Альберт Эйнштейн сделал научные открытия. Это сколько стоит? Поэтому, повторюсь, мы летаем не за деньгами и не за мешками с золотом. Это наше любопытство, которое мы можем удовлетворить для всей Земли.

Президент Владимир Путин на днях встретился с главой «Роскосмоса» Дмитрием Рогозиным. Рогозин упомянул лунную программу. Что вы думаете о ее перспективах?

– Я считаю, что нужно заниматься и лунной программой, и марсианской, и другими. Я – инженер, знаю эти аппараты и понимаю, что каждая такая программа дает новый шаг в техническом развитии. Получать новые знания о Земле и космосе необходимо.

Почему раньше не занимались освоением Луны?

– Были, значит, другие политические мотивы, руководители, которым это было не интересно. Сложно или нет освоить Луну? Если инженеры уже забыли таблицу умножения, им будет сложно. Но, слава Богу, есть в нашей стране инженеры-умельцы. И они сохраняют опыт, который был получен 45 лет назад. Так что освоить Луну технически сложно, но можно.

На этой же встрече с Рогозиным Путин затронул тему создания в Москве технокластера, в котором деятельность всех предприятий и организаций будет связана с космосом. Вы верите, что в России появятся свои Илоны Маски? Частный бизнес начнет вкладываться в освоение космоса?

– Пока частный бизнес в России особо не вкладывается в космос. И такой распиаренный Илон Маск, который мне на самом деле очень нравится как инженер и менеджер, вкладывает свои деньги в начальные риски, а остальное получает от государства и NASA. Он выполняет уникальные испытательные научные тесты, понимая, что потом заработает. Но деньги компания Маска получает от государства. Его «Фалконы» летают за счет американских налогоплательщиков.

Знаю наших товарищей, которые ратуют за частный космос. Говорят, что их «прижимают». Просят денег. Но понятием «частный космос» пока даже Маск не может похвастаться. Хотя, я считаю, это нужно развивать. Вспомните, как зарождались морские путешествия. Вначале шли боевые суда, захватывали индейцев. Но потом пошли частные, торговые. В космосе будет так же.

Когда-нибудь вырастут вторые Маски. Но государственный контроль во всем мире в этой сфере сегодня жесткий. Чтоб запустить ракету, нужно пройти много сложностей. Посмотрите, сколько раз Илону Маску запрещали покупать очередной тестовый аппарат. Причем кто запрещал? Их федеральное авиационное агентство, даже не NASA. Есть люди в министерствах, ведомствах, Роскосмосе и NASA, которые получают зарплату за то, чтобы запрещать. Это всемирно известно.

У нас Маски свои не появятся?

– Почему бы и нет. Маск – человек с мозгами. Заработал как программист. Наверное, и у нас со временем появятся. Это же не связано с тем, что Америка хорошая, а Россия плохая. Ничего подобного. Везде одинаковые возможности проявить себя. У нас есть несколько человек, которые сильно хотят и занимаются этим делом.

Я просто думаю, что нашим предпринимателям будет выгоднее прибыль от нефти и газа получать или торговые центры строить, чем космос осваивать…

– Надо пережить вульгарный ельцинский капитализм. Нахапаются, наедятся. Невозможно строить все время сотни дворцов и покупать яхты. Подумают, куда бы еще деть миллиарды. Отправлю-ка я их на Марс. Другого пути не знаю. Все делается от жадности или от скуки. Вот станет скучно, олигарх какой-нибудь посмотрит в небо, сделает гелископы, подводные ракеты. Думаю, так и будет.

Рогозин отчитался о безаварийном запуске космических аппаратов и ракет в последние два года. Наверное, можно говорить, что это успех, и даже не вспоминать грандиозные коррупционные скандалы и провалы, которые сопровождали отрасль многие годы. Но как закрепить его и сохранить свое мировое лидерство в этой сфере?

– Я бы назвал это успехом с натяжкой. Конечно, приятно, когда ракеты взлетают и не падают, самолеты увозят и привозят пассажиров. Оценю это как нормальную нашу работу. Когда ракеты падают, да, мы где-то плохо работали. Когда они хорошо летают, это не успех, а норма. Успех может быть для властей, когда они «закрутили гайки», уволили или наказали провинившихся. Для Дмитрия Рогозина это успех. Для остальных – нормальная профессиональная работа. Мы так и должны делать, даже в условиях огромной неопределенности, недостаточного финансирования, плохих погодных условий, «боданий» с другими странами и прочего.

И какие-то глобальные прорывы тут не нужны. Должна быть поэтапная работа. Это аксиома. Надо просто наладить это дело, любить свой труд и его результаты, и все придет. Почему у китайцев все получается? Они трудяги. А нас есть и разгильдяйство, и жутко неповоротливая система управления. Но мы уверены, что и у нас изменится и будет только лучше. Мы – неизгладимые оптимисты.

Фото:РКК «Энергия» / Роскосмос

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1