Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Сергей Меняйло рассказал, чем на самом деле стали спецоперация и западные санкции

Сергей Меняйло
Глава ответил на ключевые вопросы о состоянии региона после введения санкций

Уход иностранных игроков, разрыв межгосударственных связей и санкции стали не сложностями, а возможностями для отечественных производителей и стартом для создания новых промышленных кластеров. Об этом глава Северной Осетии Сергей Меняйло сообщил на ПМЭФ в совместном интервью деловому изданию «Ведомости» и РИА «ФедералПресс».

Как санкции сказались на экономике вашего региона?

— Любые вызовы нужно превращать в преимущество. В принципе, Российская Федерация подвергается санкциям давно – если помните, еще с 2014 года. Тогда президент поставил задачу по импортозамещению, но сегодня вопрос стоит более актуально и конкретно. Мы понимаем, что экономика многогранна. Она завязана на внутренние отраслевые, межотраслевые кооперации, в том числе межгосударственные.

После развала Советского Союза экономика была выстроена по межотраслевой и межрегиональной кооперации. Сейчас же мы – независимое государство, и санкции ускорили момент перехода к новой экономике. Задачи президента исполняются: в 2014 году чего-то, конечно, не хватало, но сейчас в отраслях экономики мы пробелы восполняем.

Сейчас более жесткие условия. В спецоперации на Украине против нас воюет весь мир. Плюс санкции наносят урон всем, не только России, поэтому надо будет еще посчитать, кто больше потерял. На данный момент мы ускоряем процесс восполнения тех ниш, которые были заняты межгосударственными отношениями. Помню, два года назад мы открыли первый завод по производству сухих фармацевтических субстанций. Если взять рынок фармацевтики тогда, то он был практически не наш. Сегодня у нас есть возможности частично все медикаменты готовить из наших субстанций.

Второй момент, что касается Северной Осетии, мы запустили первый этап на заводе. По бескислородной плавке меди. Они нужна в радиоэлектронной промышленности. Раньше ее импортировали, а сейчас изготавливаем самостоятельно. Также наблюдаем, что предприятия переключаются на нас. Появляются шансы расширить производство.

Также прошло проектирование, идет привязка к земельному участку завода по производству жидких субстанций. Чистое производство, на основе субстанций будут выпускаться все физрастворы. Раньше такого производства не было. Был в Ставропольском крае завод, но он устаревший по своим технологиям. Мы замещаем внутренний рынок. Как только он будет построен, рядом планируется производство сухих фармацевтических субстанций. Такой медицинский кластер получается.

Произошел ли разворот на Восток после спецоперации? С какими странами Северная Осетия планирует сотрудничать?

— Межгосударственными отношениями занимается не глава региона, а президент Российской Федерации. Но мы говорим о том, что те технологии и продукция, которая была европейской, не попала в республику из-за сложившейся ситуации. Например, мы хотели построить, нашли инвестора, уже оплатил оборудование. Но по итогу сказали, что оборудование не будет поставлено. Инвестор перешел на Ближний Восток.

Если по отношению к нам недружественные страны выражают такие решения, то Восток, Китай, в частности, высокоразвитые со стороны технологий, будут работать с нами. Здесь же ниша всегда будет занята или нашими технологиями, или чужими. В рамках форума мы подписали соглашение о создании технопарков. И Минпромторг, и Ростех, и ВЭБ готовы создать частный технопарк. Все инструменты есть. Это не просто технопарк, а технопарк микроэлектроники.

У нас есть предприятие, чтобы на базе его открыть технопарк микроэлектроники. Все условия для этого есть. Сейчас из стадии переговоров перешли в стадию решения. Еще построили высокотехнологичный завод по камнеобработке. Дальше рассматриваем вопрос по строительству завода по глубокой переработке сельхозпродукции.

Мы на форуме сегодня не представляем, но есть бизнес-проект с финансовой моделью по строительству логистического парка. Уже потенциальный инвестор есть – идет привязка к земельному участку. Республика транзитная сегодня, при этом работает только один пункт пропуска «Верхний Ларс». Наша территория – не тупиковая республика, и очень много грузов проходит через нас. Потому сейчас идет строительство первой очереди терминала.

Хватает ли кадров для реализации проектов?

— Кадров не хватает. Мы сейчас пересматриваем систему образования как среднего профессионального, так и высшего. Выпускник любого учебного заведения должен быть востребован. Это тоже проблематика, которую мы должны решать. У нас есть институт и техникум, на базе которого был выстроен многоуровневый вуз. Эти два учебных заведения стали в последствии основными поставщиками специалистов для предприятия «Норникеля».

Мы договорились, что первые 600 студентов поедут на практику туда на четыре месяца с нормальной зарплатой.

Актуальный вопрос в контексте спецоперации. Будете брать шефство над регионом на освобожденных территориях? Если да, то над каким?

— Будем брать, пока не буду говорить, над каким. Мы уже помогаем одному из городов, помогаем нашим военнослужащим и добровольческому отряду.

Фото: ФедералПресс / Дмитрий Шевалдин

Сюжет по этой теме
4 мая 2022, 11:18

ПМЭФ-2022

Подписывайтесь на ФедералПресс в Яндекс.Новости, Google News, а также следите за самыми интересными новостями в Яндекс.Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс». Также присоединяйтесь к нам в соцсетях: мы есть в Telegram, ВКонтакте, Одноклассниках и Twitter.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати