горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Самарская область
0

Семейная мина замедленного действия. Отсутствие завещания взорвало империю Гранта Безрученко

Судебные войны наследников фармацевтического короля
Судебные войны наследников фармацевтического короля

Судебные разбирательства вокруг наследства фармацевтического короля «Имплозии» Гранта Безрученко не утихают и спустя четыре года после его смерти. В процессе раздела наследства находится «забытое» имущество, происходят внезапные перестановки среди учредителей компаний, входивших в холдинг и многое другое. Не так давно информационную повестку взорвала новость об уголовном деле, заведенном в отношении гражданской супруги бизнесмена Альфии Гайнулиной. История вышла в публичную плоскость и оказалась вершиной айсберга из десятка уголовных и гражданских дел, в которых сошлись с одной стороны, неофициальная жена Безрученко и их несовершеннолетние дети, с другой – брат, родственники и представители бизнес-структур. Что не могут поделить наследники империи – в материале «ФедералПресс».

Купила себе автомобиль на деньги сирот

В начале октября в Самаре вдруг внезапно вспыхнуло бурное обсуждение рядового, как казалось бы, дела о мошенничестве в особо крупном размере. Внимание привлек тот факт, что обвиняемой по уголовной статье оказалась гражданская жена олигарха – фармацевтического короля «Имплозии» Гранта Безрученко – Альфия Гайнулина, которую обвинили в неправомерной трате денег с наследственных счетов, принадлежавших их общим дочерям. По версии следствия, мать девочек, потратила снятые несколько миллионов рублей на приобретение автомобиля Porshe Macon, оформив машину в личную собственность. Жалобу в прокуратуру подал родственник со стороны отца. Он просил проверить действия опеки и основания, на которых было приобретено средство передвижения. Прокуратура усмотрела нарушения и отправила дело в следственный отдел Кировского района Самары. Сейчас дело передано в суд.

Как следует из ст.37 ГК РФ, законный опекун не может тратить средства опекаемых без разрешения органов опеки и не в интересах опекаемых. Для снятия денег с номинального счета, закрепленного за каждым опекаемым, требуется предоставить в департамент опеки, попечительства и социальной поддержки Самары пакет документов, утвержденный ФЗ No 48 от 24.04.2008 г., в которых обосновать все предстоящие траты. Далее опека выдает или не выдает разрешение. Раз в год опекун предоставляет в органы опеки отчет о потраченных средствах.

Оставим в стороне этичность стоимости автомобиля, приобретенного Гайнулиной. Она представила необходимые документы, обосновав покупку именно этой машины. Опека выдала официальное письмо (разрешение на снятие денежных средств) и подтвердила правильность отчета по факту. Что же не устроило родственников со стороны отца и почему они подали жалобу? Дело оказалось связано с чередой других гражданско-административных судебных процессов.

Что оставил наследникам Грант Безрученко

Аптечная сеть «Имплозия» была основана Грантом Безрученко в 1990 году. На момент смерти бизнесмена, в ноябре 2015 года, по данным независимого агентства DSM Group, по итогам первых трех кварталов 2015 года «Имплозия» заняла третье место среди аптечных сетей по объему продаж на рынке лекарственных средств с выручкой в 18,8 млрд руб. При этом холдинг обладал крайне непрозрачной бизнес-схемой. Собственно, на бренд «Имплозия» работало несколько компаний, каждая из которых занималась своей сферой деятельности — закупки, программное обеспечение, управление недвижимостью и прочее. В семи основных компаниях бенефициарами выступали несколько человек, составлявшие костяк приближенных к Безрученко лиц и сам основатель «Имплозии».

Не менее запутанной была и личная жизнь олигарха. Официально он был женат два раза, причем с последней женой так и не развелся, мотивируя это интересами бизнеса. От двух браков у него осталось шестеро детей. При этом последние десять лет жизни он прожил с гражданской женой Альфией Гайнулиной. У пары родились две дочери (официально признанные Грантом Безрученко). Сам олигарх сгорел от болезни за несколько месяцев. 53-летний Безрученко упорно не хотел оставлять завещания, считая, что сможет выкарабкаться. Это стало настоящей семейной миной замедленного действия.

Заменил умершего олигарха в бизнесе и семейных делах его младший брат Валерий Безрученко. В течение следующего года, пока шел срок, установленный законом, он занимался реорганизациями учредительных долей в компаниях, входящих в холдинг (поскольку один из собственников умер, внесение изменений было необходимо). В эти же сроки была проведена оценка наследного имущества, для чего привлекались сторонние эксперты.

Согласно оформленному у нотариуса Татьяны Братчиковой делу о наследстве, в него было включено несколько объектов недвижимости, автомобили, катер, дорогое оружие и прочее имущество. Также в наследственную массу вошла доля в «Фармперспективе», основная компания холдинга «Имплозия» и доли в шести обществах – «Эллипс», «Шар», «И-Пирамида», «Рент», «Ромб», «Воздухоплаватели». На долю умершего олигарха приходилось примерно 27 % от основного пакета акций. Бенефециары решили, что не будут включать наследников в официальное число учредителей, а выплатят денежную компенсацию. Так как завещания не было, то доли в наследстве выделялись согласно законодательству РФ. В сентябре 2016 года наследники подписали соглашение и вступили в права, получив свидетельства на доли. Доля детей Гранта Безрученко и Гайнуллиной была определена в размере 18/180. По оценке экспертов, девочкам полагалось по 8 млн рублей. Соглашение было подписано всеми сторонами.

Судебные войны наследников

Дочери Гранта получили верную по закону долю наследства, но вот в ее стоимости у Альфии Гайнулиной возникли сомнения. 26 июля 2017 года, в качестве законного представителя несовершеннолетних детей, она подала иск в Октябрьский районный суд Самары. В исковом заявлении было заявлено требование о выплате несовершеннолетним дочерям Безрученко действительную стоимость доли наследства. В качестве ответчиков она требовала признать Валерия Безрученко и ряд третьих лиц (родственников со стороны отца детей и учредителей компаний, входивших в холдинг, в собственность которых перешли доли умершего олигарха). Гайнулина потребовала провести новую независимую экспертизу. Просьба судом была удовлетворена.

Однако, не дожидаясь окончания процесса, стороны ответчика частично выплатили стоимость долей, которая была определена в наследственном деле. На каждого наследника «Фармперспектива» выплатила по 8 млн рублей, «Эллипс» - 0,05 руб., «Шар» - 280 450 руб., «И-Пирамида» - 498 100 руб., «Рент» - 0,05 руб., «Ромб» - 189 650 руб., «Воздухоплаватели» - 0,05 руб.

В июне 2018 года в суд было представлено две экспертизы: независимая и со стороны ответчика. Суд Октябрьского района принял во внимание результаты независимой экспертизы. На основании ее и было принято решение о взыскании с ответчиков примерно 144 млн руб. на двоих детей.
Валерий Безрученко с решением суда не согласился. В сентября 2018 года начинается новый виток разбирательств — апелляции и кассационные жалобы. Самарский областной суд посчитал, что если у представителей детей Гранта были претензии, то их надо было заявлять раньше. На основании этого решения нижестоящей инстанции были полностью отменено с последующим отказом истцу в иске полностью. Кассационный суд оставил в силе апелляционное решение. Дети не получали ничего, что было определено в решении суда первой инстанции.

После открытия дела о наследстве, внезапно и одновременно, в отношении Гайнулиной было возбуждено несколько гражданских дел.

Так, 5 сентября 2018 г. компания «Табиб», аффилированная к «И-Пирамида» (24 % в учредительном капитале «Табиба» принадлежит «И-Пирамида», по данным rusprofile.ru), где одним из бенефициаров являлся Валерий Безрученко, подал иск о выселении Альфии Гайнулиной и ее несовершеннолетних детей из квартиры, в которой семья проживала с марта 2014 года. По документам жилплощадь была действительно зарегистрирована на «Табиб». Ленинский суд Самары, указав на то, что между истцом и ответчиком не был заключен договор, постановил выселить Гайнулиных. Также «Табиб» инициировал два иска на сумму около 4 миллионов рублей, требуя взыскать с ответчицы и детей квартплату за пользование квартиры.

Тогда же, 5 сентября 2018 г., в суд на Гайнулину подало ООО «Сентябрь». Истец собирался взыскать с женщины 4 млн рублей, которые были переведены на ее счет в рамках договора займа. Альфия утверждала, что ее ввели в заблуждение. Она считала, что деньги ей перечислили в счет получения наследства, а к договору она отнеслась, как к формальности. Однако Ленинский суд Самары решил, что у нее не было оснований полагать, что это не договор займа и вынес решение о списании со счета «гражданской» жены 4 млн руб. основного долга и 520 тыс. руб. набежавших процентов. В процессе против Альфии Гайнулиной в качестве свидетеля истца выступал Валерий Безрученко.

Результаты наследственных дел бывают непредсказуемыми

Наследственные процессы сложны сами по себе, но становятся непредсказуемыми в том случае, если речь идет об оценке бизнеса. Усугубляется ситуация в случае отсутствия завещания. Если формально закон исполнен, а речь идет именно об оценке состояния, то, по мнению адвокатского сообщества, предсказать результат судебного процесса невозможно. Здесь огромное влияние имеет независимая экспертная оценка бизнеса, интересы всех бенефициаров, предполагаемые бизнес-процессы, способные повлиять на стоимость долей, входящих в наследство. Скорее всего, данный судебный процесс перейдет из плоскости наследственного права в корпоративный спор, а значит — все начнется сначала, считают эксперты.

Адвокат некоммерческого партнёрства коллегии адвокатов Самарской области «ДЕ-ЮРЕ» Сергей Липкусь неоднократно вел наследственные дела. По его мнению, здесь очень важна работа с документами, правильная оценка имущества. И конечно, умение представителей клиентов договариваться в правовом поле. «Наследственные дела всегда сложные. Отношения между родственниками не всегда могут служить залогом справедливого распределения имущества. Возможно и скрытие важной информации. Тем более, в таком сложном деле, когда речь идет о бизнесе и очень крупных суммах. В любом случае, если одна из сторон считает, что ее права нарушены, а в данном случае речь идет о том, что интересы несовершеннолетних детях могли быть ущемлены, надо добиваться справедливости в суде. В любом случае, решать проблему стоит именно законным путем. И здесь важна чистота процесса. Любое давление будет выглядеть как манипуляции решением суда. В моей практике таких неоднозначных случаев не было, обычно удавалось идти на контакт и договариваться. Тем более, что здесь речь идет о несовершеннолетних детях. Шансы оспорить решение суда есть, и неплохие», – считает Липкусь.

Его мнение поддерживает и Александр Иевлев, адвокат, член ПАСО. Он считает, что люди слишком мало задумываются о своем будущем, полагая, что завещание необязательно, наследники поделят сами. «Вот сколько раз сталкивался с таким. И неважно, ковер делят или миллиарды. Родственные чувства подвергаются слишком большому испытанию. В завещание все четко определено — кому, сколько, в каком размере. Конечно, и его можно оспорить, но это сложнее. Что касается прав детей, то женат он был или нет — они законные наследники, если это подтверждено документами. Дети имеют право получить свою долю. Решения суда можно оспорить и думаю, так будет сделано. При этом все должно быть в рамках закона, все процедуры соблюдены», – поделился личным опытом Иевлев.

11 октября 2019 года дело о наследниках Гранта Безрученко было направлено для рассмотрения в Верховный Суд. По мнению экспертов, судебный процесс может затянуться до полугода.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1