Экономика
Экономика
Москва
0

ОПЕК минус. Чем грозит выход России из сделки с картелем?

Нефть
Эксперты высказались о последствиях выхода России из сделки с картелем

Страны – экспортеры нефти не смогли найти взаимопонимания в вопросе сокращения уровня добычи углеводородов. Главными оппонентами в этом вопросе выступили Москва и Эр-Рияд. Российская сторона настаивала на сохранении действующих условий по сокращению добычи на 1,7 млн баррелей в сутки еще на квартал. Саудиты в свою очередь хотели увеличить сокращение на 1,5 млн баррелей в сутки до конца года. Прийти к консенсусу им не удалось. Таким образом, сделка ОПЕК+ прекратит действие после марта 2020 года. Чем это грозит и кто останется в выигрыше – об этом в материале «ФедералПресс».

Обсуждение дальнейших действий по нормализации ситуации на мировом нефтяном рынке проходило 6 марта в Вене. Заседание министров началось спустя пять часов неформальных переговоров. Все это время сообщения информационных агентств, наблюдавших за ходом дискуссии, напоминали сводки с фронта: противоречивые сообщения источников и анонимных участников переговоров то вселяли в наблюдателей надежду на скорое достижение компромисса, то, напротив, сообщали о полном провале.

Коммюнике, распространенное по итогам заседания ОПЕК+ в пятницу, не содержит упоминаний о сокращении добычи. В документе отмечается, что министры государств ОПЕК+ продолжат консультации в рамках хартии о сотрудничестве стран – производителей нефти для стабилизации рынка. В свою очередь министерский комитет по мониторингу исполнения сделки ОПЕК+ продолжит работу по анализу рыночных условий, уровня добычи нефти и другим вопросам, а также сохранит полномочия по вынесению рекомендаций странам альянса.

Таким образом, договоренность по ограничению добычи, которую страны – участницы соглашения соблюдали с 2016 года, перестанет действовать с 1 апреля. На этой новости нефтяные котировки потеряли почти 10 %: стоимость Brent опустилась до 46,7 доллара за баррель, а на открытии торгов в понедельник цены упали до 33,6 доллара.

Сланцы под ОПЕКой

По данным отчета WMT Consult, российской нефти на мировом рынке все меньше. Если в 1990 году поставщики из РФ занимали 16,3 % рынка, то в 2019-м это было уже 12 %. Одновременно с этим наблюдается создание новых точек роста на мировом нефтегазовом рынке, прежде всего в США. Соглашение ОПЕК+, в течение нескольких лет поддерживающее приемлемо высокие цены на нефть, дало вторую жизнь американской сланцевой добыче. Компаниииз Штатов сегодня показывают устойчивый рост, ежесуточно извлекая 9 млн баррелей топлива.

Аналитики WMT Consult отмечают, что США разработали механизм расширения рынков сбыта, включающий протекционизм для американских компаний и жесткие санкционные ограничения для других крупнейших производителей. Все это позволило Вашингтону вытеснить с мирового рынка значительные объемы «не своей» нефти и выйти на новые крупные рынки сбыта, такие, например, как Индия. Согласно отчету аналитиков, за три года экспорт нефти из США в Индию вырос в десять раз, до 13 млн тонн. Штаты заняли ключевые позиции во всех секторах мирового энергорынка. Страна входит в тройку производителей, потребителей и импортеров нефти, обладает самыми крупными резервами, эмитирует валюту расчетов за нефть, определяет ее курсовую стоимость и регулирует биржевые торги. Саудовская Аравия с момента заключения в 1944 году «пакта Куинси» является фактическим доминионом Вашингтона и ни разу не выступала на энергорынке против воли США.

На сегодняшний день общий объем нефтедобычи в Соединенных Штатах достигает 13 млн баррелей в сутки, что является историческим максимумом. Это на 15 % больше, чем добывают российские нефтяники. Причем за время действия соглашения, связывающего по рукам его участников, США нарастили объемы нефтедобычи на 87 %, а экспорт – в пять раз. Естественно, на этом фоне доля государства на мировом рынке выросла с 13 до 17 %. Одновременно с этим доля ОПЕК снизилась с 39 до 35 %.

Страны – участницы соглашения ОПЕК+ урезали производство на 2,4 млн баррелей в сутки, до 30 млн баррелей. Это помогло стабилизировать цены, однако общая рыночная доля снизилась с 33,6 % до исторического минимума – 28,5 %. В выигрыше оказались Штаты. По данным агентства Rystad Energy, общее увеличение поставок из стран, не входящих в ОПЕК, в 2020 году достигнет 2,3 млн баррелей в сутки. Подобного рынок не видел с 1978 года. При этом, снижая объемы добычи, страны – участницы соглашения несут колоссальные убытки.

Время сложной нефти

Чтобы сохранить позиции на сырьевом рынке, необходимо искать и разрабатывать новые месторождения, вкладывать средства в развитие технологий по добыче «трудной» нефти и тестировать их, предоставлять налоговые стимулы для новых проектов. Для России этот вопрос стоит наиболее остро. Если не развивать добычу – главный на сегодняшний момент ресурс, вскоре рост не придется сдерживать искусственно. Замороженные перспективные проекты в Сибири, Арктике и на Сахалине не смогут заработать по щелчку. Вернуться на прежний уровень добычи с каждым новым продлением будет все сложнее.

При этом влияние решений ОПЕК на мировые котировки уже не так очевидно. Более весомыми в последнее время оказываются фундаментальные факторы, такие как мировой экономический цикл, рост крупнейших экономик мира, эпидемии и санкционное давление.

По данным экспертов JP Morgan, вспышка коронавируса в Китае привела к снижению мирового спроса на сырье более чем на 4 млн баррелей в сутки. И это не предел, считают эксперты. Дальнейшая корректировка будет более существенной, когда вирус и сокращение спроса в полной мере затронут США и Европу, потребляющие по 20 и 15 млн баррелей в сутки соответственно. «Скоординированные действия стран ОПЕК и ОПЕК+ не могут значительно повлиять на фундаментальные факторы рынка. Мировой спрос сокращается под влиянием коронавируса, что оказывает давление на цены»,– уверен старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

Цены на нефть формируются на фьючерсных рынках, где доля физической нефти, то есть поставочных контрактов, варьируется от 5 до 10 %. Все остальное – это так называемая бумажная нефть, то есть спекулятивные бумаги, текущие котировки которых зависят от политики ФРС.

Сегодня на рынке образовался профицит легкой нефти, которую добывают практически все члены ОПЕК, а также крупнейшие неприсоединившиеся нефтеэкспортеры, такие как США, Норвегия, Бразилия и Мексика. После того как американские санкции перекрыли доступ на рынок тяжелой, сернистой нефти из Ирана и Венесуэлы, Россия осталась фактически единственной страной, поставляющей подобное топливо, которого как раз не хватает. Это делает момент идеальным для выхода РФ из соглашения с картелем. В пользу такого решения играет и текущая слабость финансовых рынков, при котором последнее слово остается за тем, кто предложит лучшую цену.

В России затраты на нефтедобычу одни из самых низких в мире. Затраты на баррель американской сланцевой нефти выше, чем предельная цена, особенно в условиях, когда все другие цены снижаются. У саудитов затраты на добычу сопоставимы, но, если учесть значительные бюджетные потребности, цифры уже не так близки: в совокупности Эр-Рияд тратит порядка 85 долларов на баррель, что многократно выше, чем в России.

Решение со многими несогласными

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, выход из сделки позволит России нарастить добычу на 0,3 млн баррелей в сутки, однако пока эти планы не обсуждались с компаниями.

Российские игроки нефтяного рынка разделились во мнениях относительно участия в ОПЕК+. Так, совладелец ЛУКОЙЛаЛеонид Федун в интервью изданию The Bell заявил, что решение о выходе «очень неожиданное и нерациональное». По его мнению, из-за этого Россия будет терять от 100 до 150 млн долларов ежедневно. Такие цифры складываются из ожидаемого падения цен на нефть до 40 долларов за баррель при объеме российского экспорта 5 млн баррелей в день.

Пессимизм ЛУКОЙЛа вполне объясним. Для компании участие России в сделке с картелем чрезвычайно удобно: ее месторождения имеют устойчивую тенденцию к истощению (за пять лет показатели по добыче упали на 5,2 %) и снижение добычи на фоне принятых соглашений выглядело бы максимально естественным.

Похожая ситуация наблюдается и в «Сургутнефтегазе». Главный геолог компании Вячеслав Чирков признавал, что треть всех месторождений компании нерентабельна. Минэнерго и Госкомиссия по запасам опубликовали более мрачные цифры: 548 млн тонн запасов по отношению к 1,3 млрд тонн общих запасов, то есть порядка 41 %. Разрабатываемые месторождения можно разделить условно на уже истощенные и трудноизвлекаемые. Перед «Сургутнефтегазом» также остро стоит задача технологического перевооружения для повышения нефтеотдачи на месторождениях ТРИЗ. Таким образом, на фоне решения собственных проблем компании выгодно ограничение по добыче нефти.

Независимый газовый производитель «Новатэк» также заинтересован в продлении сделки ОПЕК+. Для компании важно прежде всего удержание цен на нефть на как можно более высоком уровне, поскольку стоимость барреля напрямую влияет на выручку: большая часть контрактов компании привязана к нефтяной корзине, что позволяет продавать СПГ со значительной премией к спотовым ценам, пробившим в настоящее время все исторические минимумы. Выход из соглашения с ОПЕК отпустит нефтяные цены, и на фоне переизбытка предложения они, скорее всего, пойдут вниз, что повлечет за собой и снижение стоимости контрактов «Новатэка».

«Роснефть» и «Газпром нефть» от разрыва сделки с картелем, напротив, выиграют. Так, продление участия в ОПЕК+ может нарушить амбициозные проекты «Роснефти», такие как «Восток ойл», предполагающее освоение месторождений Таймыра и Ванкорского кластера, чьи ресурсы оцениваются в 5 млрд тонн нефти. Инвестиции в прорывной для российской экономики проект составят в общей сложности 10 трлн рублей. В данный момент «Роснефть» ищет зарубежных инвесторов. На недавней встрече с Владимиром Путиным глава компании Игорь Сечин назвал серьезные цифры: сложный, но перспективный проект способен привести к ежегодному росту ВВП на 2 %, обеспечив рабочими местами до 100 тысяч человек в 15 поселках и городах внутри новой нефтяной провинции.

Сделка с картелем является тормозом и для других перспективных проектов компании. Речь, например, идет о разработке пяти месторождений Эргинского кластера: Приобском, Кондинском, Чапровском, Западно-Эргинском и Новоендырском. Из-за оганичений ОПЕК+ был заморожен проект по расширению зоны на Юрубченско-Тохомском месторождении – Юрубченская залежь и Терско-Камовский (южный) лицензионный участок.

Искусственные ограничения мешают наращиванию добычи на перспективном Восточно-Мессояхском месторождении, разработкой которого в равных долях занимаются «Роснефть» и «Газпром нефть». Потенциал у проекта более чем существенный: только стартовый дебит скважины составил 250 тонн в сутки, на месторождении есть запасы относительно «легкой» нефти. Ведутся работы по добыче методом ГРП, что также обеспечивает более высокую нефтеотдачу.

ОПЕК+ также сдвинула сроки по разработке перспективных Русского (за полярным кругом), Тагульского, Таас-Юряхского и Куюмбинского месторождений. Многие из этих предприятий получили налоговые стимулы по НДПИ. В декабре 2019 года «Роснефть» объявила об открытии крупных залежей нефти на Верхнечонском месторождении Катангского района Иркутской области. Однако приступать к его разработке в условиях ограниченной добычи не могла.

Будет сложно нарастить темпы добычи и выйти на полную мощность в 2022 году на Новопортовском месторождении на Ямале, где в 2018 году добыто 7,26 тонн нефти (на 1,31 млн тонн больше, чем в 2017-м). При этом потенциал комплекса очень высокий, «Газпром нефть» продлила лицензию на его разработку до 2050 года.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Сюжет по этой теме
10 марта 2020, 10:17

«Черный понедельник»: обвал нефти и рубля

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1