Экономика
Экономика
Москва
1

Маски-шоу. Почему в России не хватает простейшего средства защиты

Спрос
Промышленность не справляется с ажиотажным спросом

Эпидемия коронавируса продолжает набирать обороты. На фоне роста числа заболевших остается нерешенной проблема дефицита обыкновенных масок, предназначенных для защиты людей от инфекции. Можно долго спорить, нужны они или нет, большинство все же предпочитает их носить. Но в аптеках их нет. Где же маски – разбирался «ФедералПресс».

Нет и не будет

В Москве, лидирующей по количеству заболевших, одноразовых масок в аптеках днем с огнем не сыщешь. Автор статьи специально посетил аптеки, принадлежащие трем сетям – «Северная звезда», «Горздрав» и «Аптеки столицы». Во всех продавцы на вопрос: «Есть в продаже маски?», – разочарованно разводили руками: «Масок нет и когда будут – не знаем». Сотрудница одной из них честно рассказала, что они завозятся раз в 2–3 месяца. Но при этом все продавцы в аптеках были экипированы масками. Подобная ситуация во всех аптеках страны, маски стали настоящим дефицитом. Предприимчивый народ пошел в строительные магазины, чтобы купить респираторы для защиты, но закончились и они.

Масок нет в свободной продаже примерно с середины февраля. Иногда они появляются, но не в аптеках, а в крупных магазинах, на заправках, их продают через соцсети, при желании можно заказать через «Алиэкспресс», в интернет-магазинах. Через популярные сайты объявлений можно купить «комплектующие» для масок – специальную ткань и резинки.

На фоне нехватки масок в Москве и других городах России дело подчас доходит до анекдотов. Недавно на КамАЗ позвонил мужчина, представившийся чиновником Министерства здравоохранения и социальных служб США. Он поинтересовался, можно ли купить на автогиганте маски. Ему ответили, что маски изготавливаются исключительно для обеспечения работников КамАЗа и врачей Набережных Челнов (на КамАЗе открыто несколько цехов по пошиву масок, в них трудится в общей сложности 50 человек).

Подобное ведомство в США действительно существует, хотя вряд ли кто-то из его сотрудников решился бы звонить на КамАЗ, если вообще знает, что из себя представляет данное предприятие. Есть предположение, что кто-то столь экстравагантным образом пытался выведать сведения о производстве масок на КамАЗе и его поставщиках.

Промышленность буксует

Нехватка масок в России выявила слабость нашей индустрии, оказавшейся неготовой к эпидемии. 23 марта на встрече с президентом Владимиром Путиным министр промышленности и торговли России Денис Мантуров сообщил, что еще с середины марта дополнительно запущено производство из гостированной российской марли. «У нас объем производства по ней сейчас наращивается до 30 млн погонных метров в месяц, и мы рассчитываем выйти на первую половину апреля на 5 млн масок в сутки», – отметил он.

На проведенном же 7 апреля совещании правительства Денис Мантуров опять заявил о об увеличении выпуска масок.

«Мы сегодня вышли на параметры производства с российскими предприятиями почти 1,6 млн медицинских масок, которые можно использовать в медицинских учреждениях. Помимо этого, отшиваются сейчас марлевые маски, которые имеют регистрационное медицинское удостоверение. Где-то к 20 апреля мы должны выйти на суточную норму примерно 2,1 млн единиц», – сказал он.

По словам Дениса Мантурова, за счет привлечения различных малых предприятий в регионах к изготовлению масок из нетканых материалов удалось добиться уровня их производства почти 2,4 млн штук в сутки.

По мнению же президента Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты Владимира Котова, нехватка масок объясняется просто: при их выпуске по стране в объеме 1,5 млн штук в сутки спрос на них достигает 8–10 миллионов (более подробно – в public talk «Ну где же маски, ну где же эти маски?»).

Своих мощностей нам явно не хватает (как не хватит больничных коек, если заболеют все и сразу). Россия вынуждена приобретать их на родине коронавируса: в Китае закуплены 51 млн штук, их отправили в регионы. Одновременно частные компании тоже стали обеспечивать масками собственных сотрудников. Например, «Норильский никель» в минувший понедельник объявил о выделении 10,5 млрд рублей на реализацию мер по борьбе с коронавирусом, включая обеспечение масками собственных сотрудников и медицинских учреждений в городах присутствия.

По такой же схеме действуют и остальные промышленные производители: вне зависимости от того, какую продукцию они выпускают, масками снабжаются исключительно свои работники и медицинскиq персонал там, где находятся их предприятия (более подробно – «Себе, но не людям. Как крупный бизнес борется с коронавирусом»). Часть компаний закупает и передает средства защиты целенаправленно больницам.

Все на борьбу с заразой!

Российская индустрия в условиях расширения эпидемии экстренно переходит на антиэпидемиологические рельсы. Изготовлением масок стали заниматься и промышленные гиганты, и малые предприятия. Так, «Нижнекамскнефтехим» и «Татнефть» закупили в КНР и практически одновременно запустили автоматизированные линии по производству масок. К их пошиву в разных регионах подключились все, даже мебельные фабрики и рекламные агентства. Производственные медкомпании срочно расширяют продуктовую линейку, ориентируясь именно на выпуск масок и других средств защиты.

Подавляющее большинство изделий отправляется в больницы и поликлиники. И вот тут-то остро проявилась застарелая проблема – закупки масок в больницы и прочие медицинские учреждения осуществляются на основе государственных тендеров, для участия в которых производителям приходится оформлять кучу бумаг и ждать оплаты еще в течение двух-трех месяцев. И, как отмечает Владимир Котов, никто не собирается смягчать законодательство, чтобы сделать быстрее процесс закупки средств защиты. Подстегиваемые спросом, оптовые цены на маски сильно взлетели, а средств на закупки больницам выделяется строго определенное количество, поэтому на тендеры заявляется все меньше поставщиков.

Оптовые продавцы стали пользоваться ситуацией и вздувать цены. В итоге в аптеках маски стали продаваться по 70–100 рублей за штуку (до эпидемии они стоили 2–3 рубля). Заметим, подобный рост цен начался еще в феврале, и тогда же президент России Владимир Путин предложил лишать их лицензий.

Кто виноват…

Возникают закономерные вопросы: почему же масок в аптеках до сих пор нет и отчего они есть у работающих в них продавцов, равно как и персонала в сетевых ретейлерах? Куда смотрят Федеральная антимонопольная служба (ФАС) и Министерство промышленности и торговли России? Какие они принимают меры для ликвидации дефицита?

На запрос «ФедералПресс» в ФАС о состоянии дел по контролю за масками быстро последовал ответ (на аналогичное обращение в Министерство промышленности и торговли России ничего получено не было).

«В рамках общей работы Правительства Российской Федерации антимонопольная служба принимает все необходимые меры для стабилизации ситуации с медицинскими масками, – сообщили в пресс-службе ФАС. – С 27 марта территориальные органы ФАС России усилили работу по мониторингу цен на маски. Сбор информации переведен из еженедельного в ежедневный формат. Сотрудники фиксируют цены в аптечных организациях и организациях розничной торговли, включая выходные дни».

Есть и случаи сговоров: так, ФАС России возбудила три антимонопольных дела (в Санкт-Петербурге, Красноярском крае и Удмуртии), уточняется в комментариях пресс-службы ФАС.

… и что же делать

Отраслевые эксперты расходятся во мнениях, можно ли к середине месяца устранить дефицит масок, как пообещал Денис Мантуров.

«Это вполне реально, потому что сегодня объемы закупок и заказов и пошива очень велики», – прогнозирует Владимир Котов.

«Организация производства масок не является сложной, и, как мы видим на примере Италии, где люксовые марки мгновенно перестроили свой бизнес и начали выпускать маски вместо дорогостоящей одежды, можно довольно быстро наладить выпуск подобных простейших средств защиты», – соглашается с ним Сергей Дейнека, аналитик «БКС Премьер».

«Производство так быстро не нарастишь. Этот процесс зависит от множества факторов. Некоторые предприятия, производящие маски, уже заявляли о нехватке сырья. Кроме того, если наращивать производство, придется нанимать дополнительную рабочую силу, закупать оборудование, на это потребуется время и немалые вложения», – высказывает иную точку зрения Андрей Барсуков, совладелец фирмы «Этнамед».

Управляющий партнер компании «Проектирование систем управления» Павел Лисовский думает аналогичным образом. «Те действия, которые принимают, скорее только усугубляют ситуацию. Например, в принятом 3 апреля постановлении правительства № 431 говорится о том, что на маски можно делать наценку... 10 копеек. С этого момента продавать маски становится просто неинтересно. Нет экономического стимула искать их по всей стране, чтобы у тебя в аптеке был «дефицитный» товар», – говорит он.

Названное им постановление № 431 запрещает розничную реализацию масок организациями, не имеющими лицензий на фармацевтическую деятельность в части торговли лекарственными препаратами. То есть магазины ими торговать не могут. Правда, 14 апреля запрет был снят.

Учитывая же, что, по словам вице-премьера Татьяны Голиковой, ко Дню Победы Россия не сможет полностью выйти из карантина, следует его ожидать продления до июня (если не до июля). Эпидемия будет подогревать ажиотажный спрос, и промышленность явно не сможет его легко удовлетворить (добавим еще и ограничения на грузовые перевозки, вводимые в регионах): едва попав в аптеки, они будут быстро расходиться. Поэтому остается дождаться либо когда эпидемия пойдет на спад, либо когда индустрия выйдет на необходимые объемы производства.

Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1