Промышленность
Промышленность
Москва
0

Проблемное наследство. Удастся ли вдове Дмитрия Босова спасти его бизнес

Угольщик
Большая долговая нагрузка привела к распродаже активов

Группа «Аллтек», принадлежащая семье трагически погибшего бизнесмена Дмитрия Босова, ведет переговоры о продаже проекта «Печора СПГ» немецкой компании Lloyds Energy, так как вряд ли сможет претворить его в жизнь самостоятельно. Возможно, семье умершего, и прежде всего его вдове Катерине Босов, придется продавать и другие активы, чтобы снизить долговое бремя на бизнес. Насколько это возможно, разбирался «ФедералПресс».

Борьба за 50 %

2 июля в 10-м арбитражном апелляционном суде должно состояться рассмотрение жалобы «ВостокУгля» на ранее принятое арбитражным судом Москвы решение об аресте 50 % уставного капитала компании по иску ее бывшего совладельца Александра Исаева.

В своем иске Александр Исаев попросил признать недействительной сделку по купле-продаже 50-процентной доли, заключенную между ним и членом совета директоров группы «Аллтек» Олегом Шемшуком 5 апреля нынешнего года.

Борьба же за нее предстоит крайне жесткая, поскольку «ВостокУголь» и «Аллтек» являются активами бизнесмена Дмитрия Босова, покончившего жизнь самоубийством в ночь на 6 мая. После его гибели наследницей выступила вдова Катерина Босов, трудившаяся до смерти супруга коммерческим директором «Сибантрацита» – еще одного актива Дмитрия Босова.

Александр Исаев был его партнером, он входил в совет директоров «Сибантрацита» и был председателем правления «ВостокУгля». Однако в апреле его сняли со всех постов и на сайтах «Сибантрацита» и «ВостокУгля» появились пресс-релизы, сообщающие об его увольнении. Причем на портале «Сибантрацита» поверх фото Александра Исаева был размещен красный штамп «уволен».

Возмещение в 1 рубль

По всей видимости, публикация пресс-релизов об увольнении Александра Исаева послужила поводом для еще одного иска – теперь уже к «ВостокУглю», «Сибантрациту» и «Аллтеку» о защите деловой репутации, солидарном взыскании морального вреда в размере 1 рубля (!) и уплате астрента – денежного штрафа, определяемого судом на случай, если его решение не будет выполнено.

Исходя из этого можно предположить, что конфликт между Дмитрием Босовым и Александром Исаевым, приведший к уходу последнего из «ВостокУгля» и «Сибантрацита», теперь «перекинулся» на Катерину Босов. На сайтах «ВостокУгля», «Сибантрацита» и «Аллтека» никаких пресс-релизов с извинениями перед ним найти не удалось. Значит, возможно, никакого примирения не предвидится.

25 августа в арбитражном суде Москвы должно состояться заседание, посвященное данному иску Александра Исаева, и чем оно закончится, сложно прогнозировать.

Дорогостоящий тоннель

Не менее трудно сказать, каково истинное положение дел в компаниях покойного Дмитрия Босова, какое у них финансовое состояние. Хотя кое-что можно все-таки узнать. Например, анализируя пресс-релизы «Сибантрацита», становится очевидным, что в 2019 году добыча им угля снизилась на 1,7 %, до 23,7 млн тонн, продажи – на 9,7 %, до 21,4 млн тонн. Выручка уменьшилась на 22,7 % – до 125,5 млрд рублей.

Про долговую нагрузку «Сибантрацит» предпочитает скромно молчать. Думается, она может быть весьма высокой, так как «Сибантрацит» собирался прокладывать второй Северомуйский тоннель на Байкало-Амурской железнодорожной магистрали и не факт, что он смог бы финансировать все строительные работы исключительно за счет собственных средств.

Вероятно, теперь никакой прокладки уже не будет. Последний пресс-релиз, посвященный Северомуйскому тоннелю – 2, на сайте «Сибантрацита» датируется ноябрем прошлого года, на портале же специально созданной для его строительства компании «Северомуйский тоннель – 2» – январем нынешнего. По официальным данным, прокладка приостановилась из-за коронавируса (цитируется «Коммерсант»).

Управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева допускает, что не китайская инфекция тому виной.

«Строительство Северомуйского тоннеля заморожено, но связано это не с пандемией, а с недостатком финансирования. «Сибантрацит» оказался в глубокой долговой яме. Инвестиции компании оценивались в 60 млрд рублей – собственных и заемных средств. Государственной финансовой поддержки компания на строительство не получила. Глава «Сибантрацита» Дмитрий Босов покончил с собой 6 мая. Все это не позволило компании продолжить работу над проектом, несмотря на его востребованность с логистической точки зрения», – указывает она.

Тем временем «Северомуйский тоннель – 2» успел попасть в поле зрения органов прокуратуры в Бурятии: они установили, что он получил в аренду административное здание от муниципального казенного учреждения «Содружество» без проведения аукциона. По представлению прокуратуры договор аренды между «Содружеством» и «Северомуйским тоннелем – 2» был расторгнут.

Проект с изъяном

Пока строительство Северомуйского тоннеля – 2 не сдвигается с места, Катерина Босов с партнерами совершила серьезную сделку: «Аллтек» отдал 75 % уставного капитала Арктической горной компании (осваивает угольные залежи на Таймыре) Роману Троценко, получив взамен его долю в проекте «Печора СПГ» (цитируется Forbes).

«Печора СПГ» предусматривает разработку Кумжинского и Коровинского газоконденсатных месторождений в Ненецком автономном округе и строительство завода по сжижению природного газа (СПГ). Запасы Кумжинского месторождения равны 140,2 млрд кубометров газа и 6,6 млн тонн конденсата, Коровинского – 46,6 млрд кубометров газа и 1,1 млн тонн конденсата. Мощность предприятия по сжижению голубого топлива пока не определена, рассматриваются три его концепции – завод может быть либо наземным, либо плавучим или же иметь гравитационное основание.

Текущая же ситуация на мировом рынке природного газа явно непростая – цены находятся на минимальных уровнях и поэтому сроки реализации многих СПГ-проектов переносятся или будут скоро переноситься. Впрочем, низкие цены далеко не вечны, считают отраслевые эксперты.

«У проекта «Печора СПГ» перспективы есть, потому что Арктический регион развивается, там реализуются разные проекты, и добыча полезных ископаемых остается одним из ключевых направлений деятельности в Арктике, – говорит Дмитрий Баранов, ведущий эксперт «Финам Менеджмент». – Не вечна и конъюнктура рынка, и газ проекта может быть востребован на внутреннем рынке».

Он прав, только время не ждет, и поэтому наследники Дмитрия Босова ведут переговоры с немецкой фирмой Lloyds Energy о продаже ей «Печора СПГ» (цитируется РБК). Вряд ли Lloyds Energy купит его за большую сумму, учитывая риски – и слабость глобального рынка углеводородов, и экологические проблемы: на Кумжинском месторождении в 1981 году был проведен ядерный взрыв (чтобы погасить горение газа в одной из пробуренных скважин), и нет никакой гарантии, что вмещающие породы не радиоактивны. Получать же «фонящий» газ за границей желающих не будет.

Рецепты сокращения долгов

Продажа «Печоры СПГ» и отказ от прокладки Северомуйского тоннеля – 2 могут позволить отчасти снизить долговую нагрузку на бизнес семьи Дмитрия Босова. Вероятно, ей придется пойти на продажу еще какого-то из оставшихся активов.

Здесь возможны два варианта – найти покупателя или для строящегося порта Вера в Приморском крае, или же для осваиваемого Сугодинско-Огоджинского угольного месторождения. В принципе правильнее было бы продать Сугодинско-Огоджинское месторождение, поскольку порт Вера важен с точки зрения перевалки угля на экспорт на собственных мощностях (сейчас приходится пользоваться имеющимися на Дальнем Востоке портами), развивать же добычу угля можно на существующих разрезах в Кемеровской и Новосибирской областях.

В пользу этой версии говорит намерение «Сибантрацита» построить в Кемеровской области новую обогатительную фабрику «Лесная» мощностью 10 млн тонн угля в год (в настоящее время покупателем предпочтителен именно уголь без примеси пустой породы).

Правда, данный проект может столкнуться с проблемами. Инвестиции в него оцениваются в 11,4 млрд рублей, и без кредитов «Сибантрациту» не обойтись. Не всякий банк согласится его выдать компании с большими долгами.

К тому же на российском рынке угля предостаточно, на мировом тоже, его там из-за низких цен девать некуда. В будущем же спрос на уголь может существенно сократиться – Китай планирует снизить долю «горючего камня» в структуре своего энергетического баланса, Индия же хочет отказаться от его импорта, Европа сворачивает угольную электрогенерацию. Все перечисленное в долгосрочном плане не может не сказаться на «Сибантраците» и аффилированных с ним активах семьи Дмитрия Босова.

Поэтому Катерине Босов как его наследнице придется напрячь все силы, чтобы скорее расплатиться с долгами, иначе они в сочетании со спадом потребления угля могут не просто привести к ухудшению финансового состояния «Сибантрацита», «ВостокУгля» и «Аллтека», но и поставить их на грань разорения.

Хотя все может повернуться в лучшую сторону. «Конъюнктура на рынке угля, как и на других рынках, переменчива, сегодня она не самая благоприятная, но впоследствии она может измениться, спрос на этот ресурс может вырасти. Уголь по-прежнему остается одним из основных энергоносителей и, вероятно, останется в таком качестве еще много лет, – прогнозирует Дмитрий Баранов. – Не стоит забывать и о том, что старые месторождения угля постепенно истощаются, их требуется замещать новыми месторождениями. Так что по мере изменения спроса на рынке компания вполне может увеличить объемы добычи угля – как в тех местах, где она делает это давно, так и на новых месторождениях».

На запрос «ФедералПресс», направленный по электронной почте в пресс-службу «Сибантрацита» по поводу его проектов и активов связанных с ним компаний, комментариев получено не было.

Фото: pxfuel.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Сибантрацит
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1