Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Свердловская область
0

Кризис развития. Какие преобразования назрели в УГМК

УГМК
В компании накопилось слишком много проблем

Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) считается лидером российской медной отрасли. Однако у нее есть проблемы, препятствующие движению вперед, – инерционность руководства, семейственность, мешающая карьерному росту способных сотрудников, истощение сырьевой базы и даже социальные проекты, отнимающие деньги. Совершенно очевидно, что УГМК может в конце концов зайти в тупик. Как потом из него выбраться, разбирался «ФедералПресс».

Низкая доходность

Производство медной продукции за девять месяцев текущего года показало противоречивые тенденции: согласно данным Росстата, выпуск рафинированной меди увеличился на 2,5 %, тогда как выпуск сплавов из нее упал на 17,6 %. Мировые же цены на медь постепенно поднимаются, пытаясь закрепиться на уровне выше 7 тысяч долларов за тонну.

Им пока не удается этого сделать; более того, по имеющимся прогнозам, в следующем году цены могут находиться на отметке ниже 7 тысяч долларов за тонну. Например, рейтинговое агентство Fitch Ratings ожидает, что их средняя величина составит 6 тысяч долларов за тонну. Его прогноз может не оправдаться, так как пандемия коронавируса, вызвавшая кризис в глобальной экономике, еще не закончилась. Следовательно, цены на медь могут в любой момент покатиться под откос.

В подобных условиях для российских металлургических компаний на повестке дня стоит вопрос не только сохранения позиций на рынке, удержания существующих и привлечения новых клиентов, но и повышения эффективности бизнеса. Особенно он важен для УГМК в силу ее непростого финансового положения: по данным Seldon.Basis, в 2019 году ОАО «УГМК» заработало свыше 49 млрд рублей выручки, его чистая прибыль равнялась «всего» 263,9 млн рублей. Обязательства же равнялись сумме в более чем 205 млрд рублей.

Перемена юридических лиц имеет значение

Собственно, процессы преобразования в компании уже идут. Известное многим ООО «УГМК-Холдинг» официально прекратило свою деятельность, ей на смену пришло ОАО «УГМК». Они были зарегистрированы довольно давно и несколько лет подряд существовали вместе. Теперь же именно ОАО «УГМК» выполняет функции управляющей компании. Вероятно, в будущем оно выйдет на IPO для привлечения инвестиций, по крайней мере отраслевые эксперты допускают такой сценарий.

«Я бы не стал исключать версии, что компания начала подготовку к выходу на IPO, хотя пока и не заявляет о таких планах», – считает Алексей Калачев, аналитик «Финам».

«Выход на IPO теоретически возможен. Конкретные масштабы будут зависеть от потребности в привлечении капитала и стремления сохранить контроль над компанией. Наиболее приемлемым вариантом могло бы стать размещение до 25 % акций», – солидарен с ним Дмитрий Пучкарев, эксперт по фондовому рынку компании «БКС Мир инвестиций».

Подготовка наследника

Одновременно УГМК стали покидать топ-менеджеры, работавшие в ней долгие годы. На ее сайте уже нет директора по персоналу Виктора Олюнина и директора по горному производству Григория Рудого, хотя они могут занимать какие-то должности внутри УГМК, не требующие публичности, – советников или кого-то еще.

Их уход довольно странен, так как в УГМК люди трудятся годами и редко уходят по доброй воле, если только им не сделали выгодное предложение со стороны или же они не захотели на покой. Изредка бывают сокращения штатов, не затрагивающие руководителей высшего звена.

Есть предположение, что изменения в составе топ-менеджмента связаны с назначением в прошлом году директором по трансформации Джахангира Махмудова, сына акционера УГМК Искандара Махмудова. Его официальная биография на сайте УГМК показывает хороший карьерный путь: работал в банках Goldman Sachs и Morgan Stanley, был советником генерального директора «Аэроэкспресса», главным специалистом службы директора по горному производству УГМК, директором по коммерческим и финансовым вопросам Челябинского цинкового завода и затем получил нынешнюю должность.

Совершенно очевидно, что его готовят к управлению всей УГМК, постепенно вводя в курс дела. И будучи наследником, он не может не видеть всех проблем, среди которых необходимость обновления кадров и семейственность.

Дети серьезных людей

В рамках решения первой из них и могли уйти со своих постов Григорий Рудой и Виктор Олюнин, со второй же будет справиться посложнее. Так, в 2010 году генеральным директором УГМК-ОЦМ (прокатный холдинг УГМК) был назначен Александр Банников, до того много лет проработавший на Среднеуральском медеплавильном заводе (СУМЗ). Через четыре года генеральным директором Ревдинского завода по обработке цветных металлов стал его сын Максим, успевший потрудиться в качестве менеджера на предприятиях УГМК, и даже бывший заместителем директора СУМЗа по коммерческим и финансовым вопросам. Столь быстрый взлет Банникова-младшего мог быть связан напрямую с протекцией его отца.

Другим примером семейственности может служить назначение директором по продажам УГМК-ОЦМ Демида Паньшина, сына технического директора УГМК Андрея Паньшина. Он, в отличие от Максима Банникова, успел побыть начальником отдела внешнеэкономической деятельности и управления экспортных продаж УГМК-ОЦМ. Демид Паньшин был в УГМК-ОЦМ неполных 2,5 года, после чего стал первым заместителем генерального директора «УГМК-Стали», управляющей двумя сталелитейными предприятиями УГМК.

В обоих случаях трудно сказать, какие достижения были у Максима Банникова и Демида Паньшина, возможно, они все-таки имелись. Как бы там ни было, сын простого рабочего при подобном раскладе стать топ-менеджером УГМК вряд ли сможет, каким бы талантливым он ни был. В свою очередь отсутствие социальных лифтов в компании может привести к стагнации в ее развитии. Поэтому Джахангиру Махмудову лучше делать акцент на деловые качества сотрудников, а не на их происхождение.

Нового Удокана нет и не предвидится

Еще одной серьезной проблемой для УГМК является истощение ее сырьевой базы. Она встала на повестке много лет назад и до сих пор толком не решена. Тогда в УГМК рассматривался вопрос по освоению Удоканского месторождения в Забайкальском крае – крупнейшего в России по запасам меди. По каким-то причинам УГМК не стала бороться за лицензию на его разработку. Она устремила свой взгляд на Еланское и Елкинское медно-никелевые месторождения в Воронежской области, провела на них разведку, однако к строительству ГОКа или добычи руд пока не приступила.

Зато УГМК, точнее ее «дочка», Урупский ГОК, собирается осваивать Худесское месторождение в Карачаево-Черкесии. Строительство на нем ГОКа планируется начать в следующем году, инвестиции оцениваются в 16,5 млрд рублей.

Приобрел же его Урупский ГОК в 2006 году, возведение горнодобывающего предприятия должно было стартовать в 2008 году, ввод в эксплуатацию – через два года. Бурной стройки не видно до сих пор, между тем запасы руд на эксплуатируемых УГМК месторождениях постепенно сокращаются, и в долгосрочной перспективе надо будет компенсировать их выбытие. Нет никакой гарантии, что рядом с действующими рудниками удастся найти большие месторождения, и тогда спада выплавки меди будет трудно избежать.

Расти не удается, падать нельзя

И последняя проблема, стоящая перед УГМК, – векторы развития. На сегодняшний день предпосылок для бурного роста производства у нее не наблюдается. Присоединение несколько лет тому назад «Кольчугцветмета» к расположенному по соседству с ним заводу «Электрокабель» фактически означало прекращение его существования: в продуктовой линейке «Электрокабеля» нет позиций, выпускавшихся «Кольчугцветметом».

В настоящее время под управлением УГМК находятся лишь Ревдинский и Кировский заводы по обработке цветных металлов, вынужденные конкурировать с Каменск-Уральским, подконтрольным «Ренове», и Гайским, входящим в Akron Holding. Все они борются за место под солнцем на узком российском рынке, масштабного экспорта их проката не наблюдается.

Говорить же о сильном увеличении выпуска проката в будущем не приходится – емкость внутреннего рынка серьезно не расширится. Аналогичным образом УГМК не сможет нарастить производство цинка (она не сможет расширить Челябинский цинковый завод, строить новое предприятие взамен сгоревшего «Электроцинка» не будет), прорывов в кабельном бизнесе ожидать не стоит.

Она явно достигла пика своей эволюции, и теперь главное для нее – удержаться на плаву на слабом внутреннем и медленно растущем глобальном рынках. Это непростая задача для компании с большими долгами и сложной структурой управления.

Нельзя сбрасывать со счетов и наличие непрофильных активов вроде «Свердловскавтодора», кучу социальных проектов – финансирование хоккейного клуба «Автомобилист» и возведение ледовой арены в Екатеринбурге и прочее. Если УГМК хочет выжить, ей понадобится какие-то из них продать, от каких-то просто отказаться – благотворительность на выручку не влияет, лишь снижает количество свободных денежных средств.

На запрос автора статьи в пресс-службу УГМК по поводу проблем, стоящих перед компанией, комментариев получено не было.

Фото: ФедералПресс / Виктор Бодров

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
УГМК
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1