Общество
  1. Общество
Общество
Самарская область
0

«Медицина в стрессе, население в панике». Как коронавирус повлиял на систему здравоохранения ПФО

Медицинские учреждения перепрофилируют под ковид-госпитали
Медицинские учреждения перепрофилируют под ковид-госпитали

Население Приволжья продолжает сокращаться быстрыми темпами. И причиной тому стала не столько новая инфекция, а скорее косвенные последствия борьбы с коронавирусом, на которую брошены все силы. Значительные финансовые средства, направляемые в округ на нужды медиков, не в состоянии решить все проблемы. Региональные системы здравоохранения работают на пределе. Об основных причинах сложившейся ситуации и точках социальной напряженности – в материале «ФедералПресс».

Миллиарды потрачены, а проблемы остались

Вторая волна пандемии коронавируса, совмещенная с сезонными простудами, создала серьезную нагрузку на медицинские учреждения. Граждане штурмуют регистратуры, пытаются правдами и неправдами попасть на прием и диагностику.

Учитывая возможный сценарий развития событий, федеральный центр заранее значительно увеличил финансирование региональных систем здравоохранения. Так, в Саратовской области расходы на медицину в первом полугодии выросли в 3,2 раза (по сравнению с аналогичным периодом 2019 года), в Мордовии и Кировской области – в 2,5 раза, в Марий Эл – в 2 раза.

Казалось бы, это много, однако в абсолютных цифрах картина выглядит не столь радужно. Например, Саратовская область за 7 месяцев потратила всего лишь 9,71 млрд рублей, Мордовия – 3,44 млрд рублей, Кировская область – 3,24 млрд рублей, Марий Эл – 1,61 млрд рублей. Больше всего на медицину выделили в Башкортостане – 22,52 млрд рублей, Татарстане – 19,11 млрд рублей и Нижегородской области – 9,76 млрд рублей.

финансирование

Но по сравнению с Москвой это очень небольшие цифры. Столица России в это же время израсходовала 304 млрд рублей, Московская область – 81,76 млрд рублей, Санкт-Петербург – 59,23 млрд. При этом надо учесть, что во многих регионах ПФО система здравоохранения до пандемии находилась в плачевном состоянии.

Так что «золотой дождь» помог лишь отсрочить коллапс системы. Тем более что денежные средства мало получить, ими еще надо и правильно распорядиться. А вот с управлением, созданием внятной системы информирования населения, правильной маршрутизацией, обеспечением медиков средствами защиты и наличием лекарств в аптеках местные чиновники справляются не всегда.

Конечно же, основные претензии граждане предъявляют к местной исполнительной власти, и это может стать причиной нарастания социальной напряженности, вплоть до протестов. Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков считает, что в ближайший год могут активизироваться дискуссии о разнице в уровне поддержки учреждений здравоохранения. «Причем к теме обделенности своих городов и районов будут обращаться представители как раз сравнительно благополучных, но привыкших сопоставлять себя с областным центром, а не самых депрессивных территорий в соответствующих регионах. К подобным темам могут активнее, чем раньше, апеллировать потенциальные кандидаты и наиболее активные региональные отделения партий при подготовке к ближайшей парламентской кампании», – делится эксперт.

Эпидемия – во благо?

Структура расходов в здравоохранении тоже поменялась. Например, новые требования Роспотребнадзора по обеспечению медиков средствами индивидуальной защиты, организации «красных» зон, дезинфекции помещений и машин скорой помощи потребовали многократного увеличения финансирования именно этих статей. Согласно расчетам Аналитического кредитного рейтингового агентства, наибольший рост произошел по разделу «Санитарно-эпидемиологическое благополучие» в 26 раз. Также в выделяемые Центром средства были включены «ковидные» выплаты медикам, работающим в «красной» зоне.

На строительство новых медучреждений денег уже не остается. Так, два антиковидных госпиталя за счет федеральных средств построены в Башкортостане и один – в Саратовской области. В Татарстане за счет собственных средств возвели новый корпус инфекционной больницы. В остальных регионах коечный фонд под ковид-пациентов формировали либо на основе существующих стационаров, либо переоснащали медучреждения.

Значительное увеличение финансирования не говорит о том, что в областях и республиках стало «все хорошо», скорее – все было очень плохо. По информации, полученной из федерального казначейства, больше всего средств выделялось регионам с низкими экономическими показателями и высоким уровнем бюджетного дефицита. И возможно, эту практику придется продлить.

«В «ковидный» год Центр давал регионам на здравоохранение много, однако в 2021 году траты планируется снизить. Впрочем, реалии таковы, что вторая волна ковида может поменять и эти планы и вынудить Центр тратить еще больше», – поделился мнением руководитель Института региональной экспертизы Дмитрий Михайличенко.

Он пояснил, что кратное увеличение расходов на здравоохранение Мордовии, Марий Эл и других небогатых регионов объясняется исчерпанностью собственных ресурсов и закредитованностью субъекта Федерации.

Впрочем, есть и плюсы. Политолог Николай Евдокимов считает, что пандемия способствовала осознанию властями одного важного факта – необходимости увеличения финансирования медицины в целом. «Во многих регионах расходы на здравоохранение выросли очень существенно, но нужно понимать, что самые высокие цифры роста, как, например, в той же Мордовии, объясняются тем, что в предыдущие годы эта сфера хронически недофинансировалась», – поделился мнением Евдокимов.

При этом эксперт предостерег, что не стоит рассматривать выделение больших денежных средств как панацею от коронавирусной инфекции. «Естественно, сами деньги людей лечить не будут. Важно то, как эти средства будут использованы, на какие цели направлены. Мы видим, что ряд регионов (например, Башкирия) понимают: необходимо фактически заново создавать медицинскую инфраструктуру. Как следствие строятся новые больницы, закупается необходимое оборудование. Но во многих субъектах ситуация с деньгами пока не достаточно прозрачна и делать выводы рано», – считает он.

Вымираем и без COVID

Ежедневная публикация информации о количестве зараженных коронавирусной инфекцией создает впечатление, что COVID-19 стал основной причиной смерти. Но это не так.
По данным Росстата, за I полугодие в России умерли 946,5 тысячи человек, естественная убыль населения составила 198,8 тысячи. Это на 3,1 % выше, чем за тот же период 2019 года. За этот же период от COVID-19 в стране скончался 19 831 человек (все случаи – коронавирус идентифицирован, возможен или оказал влияние на развитие смертельных осложнений).

В Приволжье за тот же период умерли 199 тысяч человек, естественная убыль населения – 63,4 тысячи, что на 14 % выше аналогичного периода. От COVID-19 в ПФО умерли 1407 человек.

Подробную информацию о причинах смерти Росстат в 2020 году не озвучивал, но можно опереться на цифры прошлого года и взять основные причины.

Коронавирус статистика

Примерно по 7 тысяч человек умерло от злокачественных опухолей в Башкортостане и Татарстане, более 6 тысяч в Нижегородской и Самарской областях. В Марий Эл, Мордовии, Удмуртии, Самарской, Нижегородской, Саратовской и Ульяновской областях смертность от онкозаболеваний растет.

Онкозаболевания статистика ПФО

Сопоставимы и цифры умерших от сердечно-сосудистых заболеваний. В динамике рост смертей от ССЗ наблюдается в Нижегородской области, более 25 тысяч за 2019 год (+18 %). Высокие показатели в Татарстане – 20 888, Башкортостане – 19 162, Пермском крае – 17 679, Саратовской области – 17 082, Самарской – 16 069, Оренбургской – 12 150.

Печальная ситуация с ВИЧ, здесь безусловным антилидером стала Самарская область: 55 тысяч выявленных и 1037 умерших. Далее идет Оренбургская область – 28 тысяч (531), Башкортостан – 23,5 тысячи (653), Нижегородская область – 22 тысячи (376).

ВИЧ статистика ПФО

При этом при «чрезвычайной» медицине все силы брошены на недопущение распространения коронавируса, а значит отменяют плановые операции, затруднен доступ к врачам на прием. То есть статистика за 2020 год может показать более высокие цифры прироста смертности по основным заболеваниям.

И списать все на коронавирус, по мнению политолога Николая Евдокимова, проблематично: «Безусловно, медицина сейчас находится в стрессовом состоянии во всех субъектах. Нигде не было опыта борьбы с COVID-19, но полагаю, что система здравоохранения начинает реагировать более эффективно, чем это было весной. Конечно, проблема роста заболеваемости и даже смертности от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний ощущается остро, но корни ее все же лежат не столько в пандемии коронавируса, сколько в непродуманной оптимизации сферы медицины в предыдущие годы».

Политолог Алексей Климовский считает, что нормальная деятельность будет восстанавливаться долго. «Вопрос в том, сколько времени потребуется и скольких жизней будет стоить. Возможно, это займет год, возможно, два. Все это время система здравоохранения будет буксовать и работать с большими сбоями. Сейчас и вовсе во многих регионах плановая медицинская помощь толком не оказывается. Конечно, это дает свои печальные результаты в виде роста «нековидной» смертности», – делится эксперт.

Фото: ФедералПресс / Андрей Гусий, инфографика: ФедералПресс / Алена Ткачёва

Сюжет по этой теме
4 февраля 2020, 17:59

Пандемия коронавируса

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
YouTube 1