Общество
  1. Общество
Общество
Алтайский край
0

Деприватизация «Кучуксульфата»: спасет ли встречный иск предприятие?

кучуксульфат
В суде рассмотрели иск Генпрокуратуры к акционерам «Кучуксульфата»

11 января в Арбитражном суде Алтайского края прошло третье заседание по резонансному делу «Кучуксульфата». Прокуроры добиваются от акционеров передачи 80 % акций государству. Претензии к заводу выдвигают не в первый раз. За четыре года там прошло около ста проверок со стороны надзорных органов, но серьезных нарушений найдено не было. Об итогах очередного судебного заседания по делу и мерах, которые заводчане принимают для отстаивания своих прав, – в материале «ФедералПресс».

Ответная реакция

11 января в Арбитражном суде Алтайского края в очередной раз рассмотрели иск Генеральной прокуратуры к акционерам «Кучуксульфата». Истцы требуют признать приватизацию, которая прошла в начале 90-х годов, незаконной и передать акции компании в пользу государства. Интересно, что Генпрокуратура не имеет претензий к первым собственникам завода – простым рабочим, которые выкупили акции у государства в начале 90-х, а затем продали ценные бумаги нынешним владельцам на свободном вторичном рынке.

По утверждению истцов, государство не знало, что приватизация вообще произошла. Акционеры же недоумевают: почему иск направили сейчас, ведь процедура состоялась 30 лет назад с соблюдением всех требований. При этом, по словам законных представителей предприятия в суде, у нынешних акционеров есть основания для отстаивания права собственности.

«У нас есть дополнительные основания для возникновения права собственности. А именно – давностное владение. Законом установлен пятилетний срок, после которого, если бывший собственник не интересуется своим имуществом, лицо, которое им открыто и добросовестно владеет, приобретает право собственности. Этот минимальный срок превышен практически в шесть раз, так как исчисляется с момента изначального выбытия от предыдущего собственника», – отметила адвокат адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Екатерина Сливко.

Кроме того, время подачи иска Генпрокуратурой давно вышло, так как срок исковой давности по таким делам составляет три года и начинается с момента, когда публично-правовое образование узнало или должно было узнать о допущенных нарушениях. О том, что приватизация прошла без нарушений закона, говорят и неоднократные проверки на предприятии, которые инициировали прокуроры в 90-х годах. Все они не выявили нарушений, а процедура была публичной – о ней много рассказывали местные СМИ. Созданное затем общество почти 30 лет было и остается открытым участником гражданского оборота и постоянно взаимодействует с госорганами. Представители предприятия также удивляются: почему претензии предъявляют нынешним акционерам, хотя приватизировали завод не они.

Нет дела

Вместе с тем прокуратура считает, что Алтайский комитет имущества не имел права осуществлять приватизацию, а значит, местные чиновники того времени, которые отвечали за государственное имущество, могли превысить свои полномочия, что уже подсудное дело. Но никакого уголовного преследования в отношении них со стороны Генеральной прокуратуры нет. Председатели фонда имущества Алтайского края 90-х тоже на свободе. По мнению представителей завода, если заявитель считает приватизацию незаконной, то логичнее было бы сначала наказать тех, кто ее допустил, а уже потом возвращать предприятие. Однако истцы требуют только акции. И дело тут не в торжестве закона или поиске справедливости, уверены ответчики.

Больше того, на заседании прокуроры высказали возражения против приглашения в качестве свидетелей бывшего руководителя фонда имущества Алтайского края – Потапова, который, кстати, был членом коллегии Госкомимущества России, и прокурора Алтайского края тех лет – Параскуна. Оба могли бы в суде дать показания и рассказать, как происходила приватизация. Один – об организации самой процедуры, второй – о ее законности. Ведь, когда завод приватизировали, нарушений выявлено не было.

«Прокуратура выступает против любого предложения с нашей стороны. Особенно смутило возражение относительно вызова в качестве свидетеля прокурора Алтайского края, который занимал эту должность во время приватизации предприятия, и бывшего руководителя фонда имущества. Это ценный с точки зрения обоснования нашей позиции человек. Он мог бы рассказать, как все происходило на самом деле, так как юридическая правовая реальность сейчас очень сильно отличается от той, что была тогда. На момент приватизации ставились государственные задачи, которые жестко педалировались из центрального аппарата Госкомимущества – как можно скорее всех приватизировать», – рассказала Екатерина Сливко.

Суд не удовлетворил ходатайства о привлечении этих свидетелей. Представители завода по итогам заседания отметили, что это не окажет существенного влияния на ход дела.

«Есть письменные доказательства за подписью свидетелей. Не могу сказать, что мы лишились каких-то аргументов и позиций. Суд удовлетворил много ходатайств. Например, о приобщении заключения профессора, доктора юридических наук Сергеева, который поддержал нашу правовую позицию, много архивных документов. Но при этом нам отказали в истребовании списка предприятий, которые подверглись приватизации, из госархива. Это не нужно трактовать как негативную оценку нашей позиции. Может, судью убедили другие доводы. Без этого документа позиция стройно обоснована, но он бы упростил ситуацию», – добавила Сливко.

Акционеры направили в отношении Генпрокуратуры встречный иск, суд его удовлетворил.

«Суд принял сегодня встречный иск. Мы полагаем, что приватизация прошла законно, мы являемся собственниками акций и каких-либо оснований об их истребовании нет. Но, чтобы использовать все возможные способы защиты права, мы заявили иск», – заключила юрист.

Многолетнее давление

Как считают заводчане, до суда на предприятие оказывали административное давление на протяжении четырех лет. За это время здесь постоянно организовывались проверки. Представители предприятия настаивают – такими мерами с 2017 года их пытались вынудить продать свои активы. Впрочем, надзорным органам не удалось выявить никаких серьезных нарушений.

Акции Кучукского сульфатного завода распределили между его работниками в 1992 году. К концу десятилетия предприятие находилось в трудном положении, а объемы реализации продукции снизились. Нынешние акционеры пришли на завод в 1999 году и выкупили ценные бумаги у прежних собственников. Они инвестировали огромные суммы в возрождение завода, фактически заново отстроили производство. С тех пор «Кучуксульфат» нарастил мощности в 2,5 раза, а выплата налогов предприятия увеличилась с 40 миллионов до 1,7 миллиарда.

Сейчас «Кучуксульфат» имеет огромное значение для местных жителей. Он дает работу для 1 251 человека. Организация несколько раз становилась победителем краевого конкурса «Лучший социально ответственный работодатель года», последний выиграли в 2021 году. Средняя зарплата у заводчан – 53 913 рублей, что вдвое выше, чем в среднем по Алтайскому краю.

Много средств и сил вкладывает «Кучуксульфат» и в развитие социальной инфраструктуры в Степном Озере и Благовещенском районе, предприятие помогает школам и детским садам, оказывает поддержку многодетным и малообеспеченным семьям. При этом существующее давление провоцирует напряжение в обществе. Партнеры сокращают закупки на фоне судебных разбирательств, падает прибыль и, как следствие, – налоговые поступления.

Преступление против людей?

Если иск Генпрокуратуры удовлетворят, то можно будет поставить под сомнение приватизацию других, гораздо более крупных и значимых предприятий страны, которые также перешли в свое время в частные руки. Эксперты видят в сложившейся ситуации тревожный сигнал. Ведь подобный юридический прецедент может угрожать всему инвестиционному климату России.

Местные жители тоже обеспокоены происходящими событиями, так как боятся, что в поселке ухудшится качество жизни. Ничего хорошего от деприватизации, которую считают криминальной, они не ждут.

«С 2017 года предприятие находится под сильным административным давлением. За четыре года там прошло больше 80 проверок, поступило больше 300 запросов от разных контролирующих органов. Они коснулись всех сфер деятельности. По итогам этих проверок никаких серьезных нарушений не нашли. А когда пришел иск от Генпрокуратуры, работники были в шоке. Мы – первоначальные акционеры, которые участвовали в приватизации в 1992 году, и акции тогда были распределены среди трудового коллектива. Теперь каждый из нас знает, что если Генпрокуратура предъявит иск к действующим акционерам, то они, в свою очередь, предъявят иск к нам. Люди возмущены происходящим беспорядком», – отметила специалист «Кучуксульфата» Мария Морина.

По мнению заводчан, в регионе есть десятки предприятий – жертв неудачной приватизации, в результате которой заводы находятся на грани банкротства, а люди лишились работы и доходов, однако они не вызывают интереса у прокуратуры.

Работники «Кучуксульфата» рассказали, что в сложившихся обстоятельствах боятся за благосостояние своих семей.

«Сегодня «Кучуксульфат» – успешное социально ориентированное предприятие, где каждый работник имеет лучший соцпакет по краю, у наших сотрудников самые высокие зарплаты. Поэтому возникает вопрос: в чьих интересах действует Генпрокуратура?» – размышляет Мария Морина.

Местные жители устраивают в защиту интересов завода мирные митинги, обращаются в различные инстанции, в том числе и к президенту, и надеются, что «Кучуксульфат» не ждет та же участь, что постигла в результате неудачных приватизаций предприятия многих российских городов и сел. За дальнейшим развитием ситуации следят корреспонденты «ФедералПресс».

Фото: ФедералПресс / Анатолий Коваленко

Сюжет по этой теме
3 октября 2021, 12:50

Мультиформаты «ФедералПресс»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати