Политика
  1. Политика
Политика
Вологодская область
0

Олег Кувшинников: «Люди Русского Севера не привыкли голосовать под административным нажимом»

Олег Кувшинников
Губернатор Вологодской области дал открытое интервью «ФедералПресс» в социальной сети Clubhouse

Губернатор Вологодской области Олег Кувшинников дал открытое интервью «ФедералПресс» в социальной сети Clubhouse. Глава Вологодчины рассказал, когда регион рассчитывает выбраться из демографической ямы, сколько денег нужно, чтобы превратить Вотчину Деда Мороза в огромный развлекательный парк, похожий на парк Санта-Клауса в Америке, и за кого вологжане будут голосовать на выборах.

10 лет, чтобы выбраться из «демографической ямы»

Олег Александрович, начнем со самой сложной темы. В Вологодской области сложилась катастрофическая ситуация с демографией: цифры настолько печальные, что хочется плакать. Смертность в 2020 году увеличилась на 9,4 %. Рождаемость снизилась на 4,2 %. На 1000 браков пришлось 773 развода. Почему население продолжает стремительно сокращаться? Сейчас регион по численности жителей занимает третье место в округе, но такими темпами скоро уступит его Архангельской области.

— Я думаю, маловероятно, что это произойдет. Это временные трудности, и мы постараемся их преодолеть благодаря мерам государственной поддержки, мерам по стимулированию рождаемости, увеличению продолжительности жизни и снижению миграционного оттока. Мы видим, что эта ситуация по миграционному оттоку и снижению количества населения актуальна во многих регионах Северо-Западного федерального округа, это касается регионов с суровым климатом.

Работать на наших промышленных предприятиях, в сельском хозяйстве, в малом бизнесе – это тяжелый, сложный, неблагодарный труд, который, к сожалению, иногда оплачивается значительно ниже, чем заработная плата в таких крупных городских агломерациях, как Москва, Петербург и города-миллионники. Посмотрите на уровень средней заработной платы. Плакать уже хочется нам, руководителям: почему такие перекосы среди регионов по средней заработной плате?

Это касается и работников бюджетной сферы. Те же педагоги: если в Москве и Петербурге работники педагогической сферы получают в среднем 80 тыс. рублей, то в Вологодской области они получают в два и более раз меньше. Наша главная задача – задержать сейчас молодежь: предложить им перспективное обучение в вузах, предоставить гарантированное трудоустройство на предприятиях, матподдержку из областного бюджета, льготную ипотеку, выплаты на рождение первого ребенка, земельные сертификаты. Мы что только не делаем, чтобы хоть как-то улучшить жизнь наших граждан и молодежи.

Я уверен, что мы ситуацию уже в ближайшее время возьмем под контроль и население Вологодской области стабилизируется: будет снижаться отток, особенно молодежи в вузы за пределами области, миграционная политика и наши демографические инициативы дадут тот эффект, который нужно.

Олег Александрович, не хочу вас расстраивать, но в ближайшее время это сделать вряд ли получится: даже аккуратные в прогнозах органы официальной статистики прогнозируют до 2035 года в Вологодской области отрицательную динамику.

— Да, у нас такой же прогноз: мы до 2032 года будем падать и, по нашим прогнозам, с 2032 года начнется подъем количества населения и миграционный приток.

Почему исчезают деревни

Пока что люди продолжают уезжать, в том числе и из столицы региона – из Вологды. Население растет в одном-единственном городе – в Череповце, где есть крупные компании и рабочие места. Получается неоднозначная ситуация, когда столица стремительно теряет свои позиции и привлекательность для жизни. Планируется ли все же как-то развивать Вологду, чтобы люди из нее не уезжали?

— Я с вами не соглашусь: статистика – вещь лукавая, можно по-разному трактовать те цифры, которые вы озвучиваете. Да, миграционный отток есть. Порядка 1900 человек уехали. Но это на 10 % меньше, чем уехало годом раньше. То есть миграционный отток населения снижается.

У нас не только Череповец, а три муниципальных образования с приростом населения. Это Вологодский район, это Череповец, это Вологда. И самый крупный город с прошлого года в Вологодской области все-таки не Череповец, а Вологда. Именно Вологда перегнала Череповец по численности населения. Череповец отстает на 2,5–3 тысячи человек.

То есть переносить столицу не будете?

— Да нет, что вы. Вологда – это наш культурный, административный центр. Здесь большое количество высших и средних учебных заведений, очень хорошо развиты средние и малые предприятия, на которых работает молодежь. А Череповец – это город-труженик, туда люди едут за большими заработками, потому что средняя зарплата в Череповце на 35–40 % выше, чем средняя зарплата по Вологодской области.

Однако у жителей Вологды есть некая обида: в Череповце все развивается, крупный бизнес вкладывает деньги в социальные объекты и инфраструктуру, а в Вологду никто не вкладывает. Недавно прошел градсовет, на котором как раз и обсуждались инвестиции в столицу – планируется построить новые объекты. Расскажите, сколько региональный бюджет готов выделить денег, чтобы создать в Вологде какие-то новые точки притяжения, новые инфраструктурные и спортивные объекты?

— Что такое градсовет? Это такая форма власти, когда люди предлагают, люди обсуждают, люди голосуют. В Вологде на градсовете было 500 человек, а посмотрели трансляцию 72 тысячи человек. Эта форма показала потрясающий эффект: мы сейчас направляем на развитие наших муниципалитетов более 22,5 млрд рублей. Единомоментно в Вологодской области ремонтируется, реконструируется и строится более 440 объектов.

Этот эффект мы сейчас увидим и в Вологде: когда принимается решение на градсовете в прямом эфире в присутствии фактически половины населения города о развитии городской инфраструктуры на 15 млрд 300 млн рублей. Мы начали с дорог и выделили на эти цели более 6,5 млрд рублей. Потом пошло здравоохранение, питьевая вода, инженерные коммуникации, газификация, сады, школы. Мы обсуждали 3 часа 15 минут. По каждому объекту проголосовали.

13 апреля такой же градсовет пройдет и в городе Череповце. Теперь череповчане уже «кипят и булькают» в социальных сетях: хотят, чтобы мы в Череповце создали такую же масштабную платформу для инфраструктурного рывка.

Да, финансовые вливания в крупные города впечатляют. А что происходит с самыми малыми населенными пунктами – деревнями? Сейчас они десятками исчезают с карты области. В прошлом году порядка 25 деревень было признано несуществующими. Еще несколько – уже в этом году. В Коми, например, наоборот стараются возрождать деревни и привлекать туда туристов…

— Опять же это лукавые цифры. У нас, как и в других регионах РФ, особенно в СЗФО, сокращается количество сельского населения. Это происходит везде. И говорить о том, что в Вологодской области происходит какая-то особая тенденция, я бы не стал. Сокращается количество сельского населения – это неизбежно по одной простой причине: там просто нет рабочих мест, которые существовали до механизации сельского хозяйства.

30 лет назад в сельском хозяйстве Вологодской области было занято 250 тысяч жителей. Они производили такое же количество продуктов питания, которое производится и сейчас. По некоторым показателям мы давно уже перешагнули объем производства советских времен. Как вы думаете, сколько сейчас в сельском хозяйстве занято людей?

Пусть будет 200 тысяч, например…

— Нет, всего 17 тысяч. И они производят точно такой же объем продуктов питания, а по некоторым показателям даже больше. Зачем 250 тысяч человек держать на селе без работы, если мы им можем предоставить работу в наших крупных городских агломерациях?

Еще один простой пример: у нас 8,5 тыс. зарегистрированных населенных пунктов. Из них в 7,5 тыс. живет менее 100 человек. А в 3,5 тыс. людей вообще не живет, но они продолжают оставаться на карте. И я единственный, наверное, глава региона, который начал чистку реестра. Поэтому у вас такое изумление от того, что в Вологодской области деревни закрывают, а я просто реестр чищу. Чтобы можно было показать объективную картину: количество сельского населения и реальных деревень.

А что касается туристических деревень в Коми… У нас таких аутентичных деревень огромное количество. Мы развиваем гастрономический туризм, экологический туризм, у нас огромное количество сельских населенных пунктов, которые приглашают к себе множество туристов. Они едут посмотреть, как готовится традиционная русская еда в русской печке. Приглашаю и вас, у нас есть что показать!

Дед Мороз побьется с Санта Клаусом

В этом году, боюсь, всех снова ждет провальный турсезон. В прошлом году, по вашим же оценкам, турпоток в регион сократился на 30 %. С другой стороны, надо ли вообще региону, треть доходов бюджета которого обеспечивают «Северсталь» и «Фосагро», заботиться о туристическом потоке, который дает в бюджет всего несколько процентов…

— Туристический поток для меня очень важен, потому что это малый и средний бизнес, это сфера услуг, это сфера развлечений, это гостиницы, отели, кемпинги… Это все то, что создает рабочие места. И это значительно больше работающих, чем на «Северстали» и на «Фосагро». У нас заняты в малом и среднем бизнесе сейчас 130 тыс. вологжан (против 27 тыс. занятых на крупных промышленных предприятиях). И их благополучие зависит от количества туристов, которые посещают наш регион.

Через наш регион проходит огромное количество турмаршрутов. Самый мощный турпоток идет через Волго-Балтийский водный путь: все крупные причальные стенки расположены в основном, в Вологодской области. Этот турпоток практически не сократился: иностранцев стало меньше, во время пандемии была небольшая пауза, но в принципе мы начинаем восстанавливать этот турпоток.

Второе – Вотчина Деда Мороза. Сокращение турпотока на 25 %. Но его восстанавливаем благодаря тому, что заканчиваем строить аэропорт, все региональные трассы, которые идут через Великий Устюг, передали в федеральную собственность, благодаря тому, что договорились с РЖД о поездах выходного дня.

Вотчина Деда Мороза – один из самых интересных объектов. Вы претендуете с ней попасть в национальный проект по туризму, который запустят через несколько месяцев. На что вы рассчитываете получить деньги? И удалось ли в конце концов навести порядок в самой вотчине? По информации вашей же администрации, последние 3 года там была кошмарная ситуация (цитирую ваш же пресс-релиз): «неэффективный менеджмент, трения между собственниками, снижение прибыли на 40 %». Что сейчас там происходит?

— Здесь тоже надо уметь отделять «мух от котлет». Если мы посмотрим на информационный фон вокруг Вотчины Деда Мороза, то он, к сожалению, имеет негативный оттенок из-за нескольких факторов. Первый фактор – то, что трагически погиб руководитель проекта Олег Александрович Васильев. После него финансово-хозяйственный аудит, который по моей команде провел департамент финансов, выявил некоторые недостатки в работе финансово-хозяйственного блока акционерного общества. Это так. И это все вышло в блогосферу и СМИ. И сейчас в любом поисковике люди натыкаются на негативную информацию, которая перекрывает все достижения за последние 20 лет работы. Поверьте, на Вотчину Деда Мороза приезжают более 300 тыс. человек в год и уезжают оттуда абсолютно счастливые! Дед Мороз настоящий, он живет в Великом Устюге, он высотой 3 метра, ему 3000 лет.

Приняты решения о дальнейшем развитии Вотчины Деда Мороза: это будет тематический развлекательный парк круглогодичного пребывания детей и взрослых. Принято решение увеличить размеры Вотчины с 50 до 150 гектар. Мы заявляем порядка 9 млрд рублей инвестиций и просим из федерального бюджета только одного – поддержки строительства инфраструктуры. Это линии электропередачи, системы водоподготовки и очистки стоков, строительство дорог внутри Вотчины.

На сегодняшний день проект находится в высокой стадии готовности. Сейчас крупные эксперты работают над завершением мастер-плана. И мы этот проект внесем в середине лета на рассмотрение в Ростуризм. Концепция его абсолютно уникальна. Информационные спонсоры и финансовые партнеры уже вырисовываются. Поверьте, мы сделаем так, чтобы это был проект, масштабом похожий на проект парка Санта-Клауса в Соединенных Штатах Америки. Но это должен быть наш русский сказочный символ, который выйдет на федеральный уровень. Сейчас этот проект региональный.

Федеральные средства массовой информации проявляют очень большой интерес к Вотчине Деда Мороза. Как только мы запустим полосу (в аэропорту), мы организуем большой пресс-тур. Я готов и вас пригласить, и мы вам покажем всю красоту этой туристической жемчужины, которая только-только выходит на федеральный уровень.

Номер один на выборах

Отлично, уже жду приглашения. Но у меня еще есть к вам вопросы на тему политики. В этом году у нас пройдут очень серьезные выборы, это выборы в Госдуму. Также будут выбирать состав Законодательного собрания Вологодской области. Есть установки от правящей партии, чтобы в регионах был достигнут рекомендованный результат: 45 % явки и 45 % голосов за «Единую Россию». Скажем честно, Вологодская область всегда немного недотягивала до этих показателей. На прошлых выборах поддержка «Единой России» была 37,21 %. Вы имеете некий моральный долг перед ЕР, потому что она вас в свое время выдвигала на губернаторские выборы. Как вы будете помогать партии? Будете ли вы выступать неким «паровозом» и тянуть за собой региональный список и список в Госдуму? Будете ли участвовать в праймериз?

— Давайте зададим себе вопрос: в чем различия избирательной кампании в регионах Русского Севера и, допустим, избирательной кампании в южных республиках? Почему на русском севере 35–40 % за партию власти, а в южных республиках 80–90 %? Вы знаете, люди Русского Севера своей ментальностью отличаются от наших соседей в южных регионах, в центральной России тем, что они привыкли голосовать не под административным нажимом, а голосовать своей душой и своими глазами. Если они визуально видят результат конкретной партии – партии власти, они придут и проголосуют. Если они этого результата не видят – они не придут, а если придут, то проголосуют против.

Сейчас я вот честно вам могу сказать: то, что сделала партия «Единая Россия» в тяжелый пандемический 2020 год – оно беспрецедентно. Люди – они не дураки, видят, что сразу же были созданы телефоны горячих линий и волонтерские штабы партии «Единая Россия» в каждом муниципальном образовании. В них пришли десятки, сотни жителей абсолютно разного возраста и помогали нашим старшим на горячих линиях поликлиник, больниц, развозили продукты. Наши волонтеры приняли больше 25 тыс. звонков. Сделали 20 тыс. выездов. Собрали деньги и подарили детям компьютеры для дистанционного обучения. Люди видят, что это партия реальных дел. Я уверен в том, что население Вологодской области эту работу видит.

И будете ли вы участвовать в праймериз и возглавлять списки?

— Конечно. Никогда я со своей дороги с партией «Единая Россия» ни на минуту с курса не сбивался. Даже мысли не было идти как беспартийный. Я все свои избирательные кампании, и эту тоже, пройду под номером один (если земляки меня поддержат). На праймериз я сейчас готовлю пакет документов. И обязательно возглавлю партийный список (опять-таки если земляки меня поддержат), и мы вместе пойдем на выборы в Государственную думу и Законодательное собрание Вологодской области.

Олег Александрович, спасибо за интересную беседу и ждем встречи с вами уже в Вологодской области.

Фото: страница «ВКонтакте» Олега Кувшинникова

Сюжет по этой теме
20 декабря 2016, 13:03

Интервью «ФедералПресс» с главами регионов

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
YouTube 1