Энергетика
Энергетика
Россия
0

Малый бизнес по-взрослому. Банкротство малых нефтедобытчиков грозит лишить Россию конкурентного преимущества

Независимые нефтедобывающие компании могут обанкротиться
Малые нефтедобывающие компании могут не пережить коронавирусный кризис

МОСКВА, 9 апреля, ФедералПресс. Независимые нефтедобывающие компании попали «под каток» мирового кризиса и балансируют на грани банкротства, прекращая добычу. «ФедералПресс» пообщался с экспертами и узнал, чем это грозит в перспективах для российской экономики

Ассоциация «Ассонефть», объединяющая малые нефтяные компании России, направила письмо премьер-министру Михаилу Мишустину, в котором организация просит отсрочить уплату налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Гендиректор ассоциации Елена Корзун предлагает предоставить отсрочку за март-май 2020 г. для предприятий, объем добычи которых составляет менее 500 тыс. тонн, либо по достижении 40 долларов за баррель в среднем за месяц.

На фоне обвала мировых цен на нефть и снижения спроса, связанных с пандемией коронавируса, выручка небольших компаний резко упадет, считают в ассоциации, в то время как у большинства независимых нефтяных компаний не хватит ресурсов для расчетов с государством, а также банками по привлеченным кредитам и поставщикам.

Корзун отметила, что независимые нефтяные компании не имеют технических и финансовых возможностей для хранения больших объемов добытого сырья и в случае отсутствия поддержки со стороны государства, компании окажутся «под реальной угрозой банкротства». Глава «Ассонефть» напомнила, что расчет НДПИ определяется по формуле, в которую закладывается средняя мировая цена на нефть за предыдущий налоговый период, вследствие чего уровень налога за март, уплачиваемого в апреле, остается высоким — 7500 рублей.

Внутренняя цена на сырую нефть, по оценкам ассоциации, в условиях кризиса упала намного сильнее, чем мировая. «При контрактации нефти на внутреннем рынке за тонну нефти предлагают менее 6 000 рублей за тонну (то есть меньше расчетного размера НДПИ за март), при этом нетбэк составляет около 10 000 рублей за тонну», — сказала Корзун.

«Выстрел себе в ногу»

Возможное банкротство и исчезновение с рынка независимых нефтедобывающих компаний (НКК) в ближайшей перспективе практически никак не отразится на экономике России, считают в «Ассонефть». По данным ассоциации, доля ННК в общем объеме добычи нефти в России составляет всего 4% или 23 млн тонн, при этом добытая продукция преимущественно реализуется на внутреннем рынке страны и практически не уходит на экспорт, таким образом в ближайшей перспективе рынок может не заметить банкротство нескольких организаций в условиях кризиса в случае, если государством не будет оказана поддержка.

Всего «в группе риска» сейчас находятся порядка 100 независимых нефтедобывающих компаний и, несмотря на свою «незначительность» сегодня, в перспективе они могут оказать значительную поддержку экономике России, отметил представитель «Ассонефть» — согласно разработанной Минэнерго энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2035 года, количество «малых» месторождений будет только увеличиваться, в то время как хэдлайнеры углеводородной индустрии проявляют слабый интерес к подобной разработке «с нуля», именно ННК заинтересованы в геологоразведке таких участков.

В «Ассонефть» полагают, что роль независимых нефтедобывающих предприятий после 2025 г. будет только увеличиваться, что даст России конкурентное преимущество на нефтерынке. Представитель организации считает, что уже через пять лет с учетом поддержки со стороны государства, объем добычи малыми предприятиями может быть увеличен втрое — с 4% до 12%. В случае благоприятных условий, суммарный объем добычи ННК может вырасти до 100 млн тонн.

Однако в случае отсутствия поддержки со стороны государства, стратегия Минэнерго будет провалена в зародыше и Россия лишится не только перспектив развития нефтяной отрасли и создания конкурентной борьбы на рынке, но и поступлений в бюджет, в том числе за текущий год.

Как рассказал PR-советник пресс-службы «Ассонефть» Сергей Ветчинин, Минфин России руководствуется «выпадающими доходами из бюджета», не учитывая кризисную ситуацию, в которой оказались малые предприятия, существующие в условиях «бизнеса для больших компаний» — многие ННК в текущих реалиях фактически не способны уплатить налог и продолжить свою деятельность в штатном режиме. «Остановка добычи малыми компаниями означает полное отсутствие поступлений в бюджет. Из «выпадающих они становятся никуда не попадающими», — добавил Ветчинин.

Согласно статистике, в России уже не первый год намечается спад интереса со стороны инвесторов к аукционам, на которых разыгрываются лицензионные участки с высоким шансом обнаружения исключительно малых месторождений. Отсутствие стимула и интереса в ассоциации связывают с особенностями российской налоговой системы и законодательной базы.

В качестве удачного примера взаимодействия правительства и нефтяных компаний, «Ассонефть» приводит опыт Татарстана — в 1997 г. первый президент Минтимер Шаймиев издал указ о поддержке и развитии малого нефтяного бизнеса, в рамках которого несколькоподразленеий отделилисьот «Татнефти» в виде малых нефтяных компаний и получили право использовать инфраструктуру гиганта, научные разработки и данные геологоразведки, а также господдержку. В республике налажен диалог между малыми предпринимателями и правительством, что позволяет оперативно реагировать на возникшие проблемы. Как итог — объем добычи ННКвыросдо 20% от общереспубликанского. В рамках проекта был создан специальный координирующий центр «Нефтеконсорциум», а рынок обрел большее конкурентное преимущество.

«Закон один для всех»

«На практике России нужны как вертикально-интегрированные нефтяные компании (ВИНК), так и компании неполного цикла», — отмечают в ассоциации, однако сложность состоит в том, что российское законодательство не учитывает скромные, по меркам хедлайнеров,финансовые возможности малого бизнеса. Российский нефтяной рынок не адаптирован к работе со множеством малых организаций и не учитывает нужды ННК.

По словам доцента кафедры международной коммерции ВШКУ РАНХиГС Тамары Сафоновой, доля независимых производителей нефти в докризисный период составляла порядка 15 % от общероссийской нефтедобычи. С учетом отсутствия у ННК точки опоры в виде сектора нефтепереработки и ритейла, компании не имеют возможность распределить портфель затрат между различными сегментами бизнеса.

«В период значительного снижения потребления углеводородов и падения мировых цен на нефть подходы к субсидированию и снижению налоговой нагрузки должны быть едиными для всех предприятий нефтедобычи — с учетом технологических условий залегания, степени сложности добычи, выработанности запасов, географии и свойств нефти», — считает эксперт.

Вотличие от ВИНК, ННК не имеют шансов попасть в список системообразующих компаний и получить поддержку от государства, считает заведующий кафедрой государственной экономики ИОН РАНХиГС Владимир Климанов. В «Ассонефть» также опасаются, что в правительстве отнесутся к проблеме серьезно,в свою очередь Сергей Ветчинин сообщил, что ответ от председателя Правительства РФ Михаила Мишустина пока не был получен.

В ассоциации отмечают, что на малые добывающие предприятия не распространяются льготы для обычного малого и среднего бизнеса. По итогам, независимые нефтедобывающие компании ведут бизнес по правилам «большой игры», но в условиях малых объемов добычи и реализации продукта на неоптимизированном внутреннем рынке. В отличие от «крупных», «малые» практически не экспортируют продукцию, что приводит к увеличению фискального бремени.

В случае отсутствия господдержки, малые нефтедобытчики будут вынуждены объявить себя банкротами, что в российских реалиях является «жестким» для индустрии сценарием, отмечает Ветчинин, в то время как, в США, например, аналогичная процедура означает лишь переход имущества от одного собственника к другому —компании не «умирают» и не уходят с рынка, а «консервируются». Также американское правительство оказывает активную и эффективную поддержку нефтедобывающей индустрии и, в частности, малым предприятиям.

«В США малые компании являются драйверами конкурентной среды в отрасли. Малые компании в США не могут тягаться с крупными по добыче, но составляют конкуренцию в технологическом аспекте, а также на рынке труда. Конкуренция— двигатель прогресса», — сказал Ветчинин.

Владимир Климанов отметил, что добыча нефти и газа является важнейшей бюджетообразующей отраслью российской экономики. Нефтегазовые доходы федерального бюджета в 2019 составили 7 924 млрд рублей или 39,3 % от общих доходов. Ранее эти показатели были даже выше: в 2018 - 9 018 млрд рублей или 46,4 %, а в середине 2010-х нефтегазовые доходы превышали половину доходов федерального бюджета. Поступления НДПИ в 2018 составили 6 060 млрд рублей или 31 % доходов бюджета.

Если ННК не переживут текущий глобальный экономический кризис, вызванный обвалом цен на нефть, а также пандемией коронавируса, Россия в перспективе может лишиться гибкого инструмента геологоразведкии охвата максимально возможного числа малых месторождений, количество которых, по прогнозам экспертов, в будущем будет только расти. В свою очередь «смерть» малых нефтедобытчиков не способствует поступлению налоговых отчислений в бюджет.

Как ранее сообщалось, встреча участников ОПЕК в рамках телеконференции была перенесена с 6 на 9 апреля. По словам представителя организации, вероятная сделка по стабилизации нефтяного рынка, может быть подписана уже в мае и будет действительна «минимум» на протяжении трех месяцев. Аналитики считают, что сокращение добычи входит в интересы основных игроков, однако новое соглашение может также дать почву для новых конфликтов среди стран-участниц. По оценкам экспертов, в случае подписания документа, цена на нефть «отскочит» до 40 долларов за баррель.

Фото: ФедералПресс / Полина Зиновьева

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1