Top.Mail.Ru
Политика
Москва
0

Минтусов о праймериз «Единой России»: «Партии важна победа сильнейших»

Праймериз
Почему праймериз для Единой России так важны?

Праймериз «Единой России» в этом году пройдут по открытой модели. Таким образом, поучаствовать в предварительном голосовании сможет любой желающий. Единственное исключение – кандидат в кандидаты не должен быть членом другой партии. Неожиданный для многих ход дает надежду на то, что партия действительно готова к обновлению, о чем постоянно говорят в руководстве ЕР. Об иных причинах серьезной ставки партии власти на праймериз, в интервью «ФедералПресс» рассказал президент Европейской ассоциации политических консультантов Игорь Минтусов.

Игорь Евгеньевич, «Единая Россия» на этой неделе запустила процедуру праймериз. В этом году было много споров вокруг модели предварительного голосования. Выбрали в итоге первую, наиболее открытую. Как вы оцениваете это решение?

– Несмотря на то что я не являюсь сторонником, а тем более членом партии «Единая Россия», думаю, что это было верное решение. Это я говорю как гражданин. Правильно, когда правящая партия выступает инициатором праймериз. Хочу напомнить, что ЕР заговорила о необходимости праймериз одной из первых. Формально, конечно, первые праймериз, если я не ошибаюсь, провели в «Справедливой России», еще году в 2007, но они были скомканными и не стали хорошей традицией. Тем более, я поддерживаю то, что была выбрана открытая модель. Это правильное политическое решение.

В свое время партия «Яблоко» также пыталась провести праймериз, но ничего не вышло. Что могло им помешать?

– Проведение праймериз – дорогая и требующая множества ресурсов процедура. Представьте, сколько усилий нужно для создания всего нескольких избирательных участков. А если мы говорим о крупном городе, то их для нормальной работы необходимо сделать несколько сотен. Плюс, стоит важный вопрос об информировании, а также множество нюансов в организации. Думаю, они просто не смогли это потянуть. Второе – «Яблоко» является уязвимой в политическом смысле партией. Она заинтересована в сохранении чистоты идей, а праймериз могут привести в партию тех кандидатов, которые не устраивают руководство.

Не стоит также забывать, что «Единая Россия» призвала проводить праймериз и другие партии, но они не смогли этого сделать. Праймериз – пример правильной политики, поэтому меня и удивляет, почему это делает именно «Единая Россия».

Позволит ли первая модель провести праймериз действительно честно? Или она тоже содержит какие-то уловки, которые помогут пройти, например, «согласованным» заранее кандидатам?

– Уловки остаются всегда, они были, есть и будут почти в любой системе, так как в любой технологии существуют стыки, где появляется возможность использовать человеческий фактор. Я зайду издалека. Вспоминаю интересный случай из моей практики. В 2007 году я был наблюдателем на выборах в Европарламент, которые проходили в Швеции. Мы работали в небольшом городке, в часе полета от Стокгольма. В день выборов мы объезжали избирательные участки и в одном из них столкнулись с тем, что среди восьми или девяти наблюдателей семеро были представителями крупнейшей партии. Я задал вопрос председателю комиссии про возможность фальсификации. Она задумалась, а потом сказала, что сейчас узнает. После небольшого совещания, она подошла и рассказала, что у них однажды была фальсификация. Пару лет назад из-за того, что почта не успела доставить голос избирателя, его не учли. И после этого был серьезный скандал. Это влияние политической культуры, политического менталитета. Им просто в голову не приходит такая история.

Другая история, также показательная. Многие люди, работающие в структуре ЦИК, любят выхватывать элементы из избирательной системы других стран и делать из них показательный пример. Я с этим неоднократно сталкивался. Представители комиссии любят говорить, что все ругают российские выборы, а во Франции их вовсе организует местное МВД. Чем не административный ресурс? Я был на президентских выборах во Франции в 2012 году. Мой участок, кстати, был на территории школы. Там было два больших стола: за одним выдавали бюллетени, а рядом с другим была урна. Рядом с урной сидели люди. Они представляли два лагеря: сторонники Олланда и Саркози. По такой системе у них проходят все выборы. Подсчетом занимаются представители тех партий или кандидатов, которые участвуют в выборах. Они считают голоса в ручном режиме и согласуют их друг с другом.

А причем здесь МВД? Они в конце подсчетов приезжают, забирают опечатанные урны и под вой сирен везут все это добро в центр, где подводят итоги. К чему я это все? Уловки всегда будут, но важно проводить выборы по правилам, тогда к чистоте никаких вопросов не будет. Да и никакие заранее «согласованные» кандидаты не пройдут.

Споры были вокруг формы голосования – электронной или очной. В итоге регионам дан выбор – очная, электронная или смешанная. При этом утверждать конкретную форму голосования для каждого региона будет федеральный оргкомитет. Это оптимальное, на ваш взгляд, решение?

– Это наиболее оптимальное решение. Необходимо оставить варианты для маневра. Лучше взять неоптимальную процедуру, которой доверяют люди, а не иначе. Здесь как раз актуальна аналогия с Францией. Там неоптимальная процедура по подсчетам голосов вручную, но она работает и люди готовы ей доверять. Электронное голосование почти по всем параметрам лучше, но тут есть вопросы с доверием к власти.

Какая из этих форм более прозрачная?

– Результаты электронного голосования намного сложнее подделать. Здесь ключевым является человеческий фактор. При базовых школьных знаниях любой член ЦИК может приписать то, что нужно. При электронном голосовании такие риски минимизируются.

Как вы считаете, насколько активно на праймериз будет задействован административный ресурс? Будут «загонять» на участки для голосования бюджетников, работников организаций, то или иное отношение к которым имеют участники праймериз?

– Никто не отменял региональные политические интересы, поэтому, естественно, этими ресурсами будут пользоваться. Но будет два ограничивающих фактора. Во-первых, этический стандарт организаторов, а, во-вторых, контроль со стороны кандидатов или общественности. Если вы являетесь руководителем регионального отделения, в регионе, где вы находитесь, у вас с большой долей вероятности есть десятки знакомых, друзей, родственников, к которым у вас будет предвзятое отношение. При равных условиях, конечно. Кроме того, региональные лидеры хотят видеть на постах тех, с кем им комфортно работать. Поэтому все будет зависеть от множества факторов.

По опыту прошлых лет, каков ваш прогноз – насколько реальные результаты праймериз будут отражены в партийных списках? Можно быть уверенными, что результаты не будут подтасованы (даже в случаях электронного голосования), и на выборы пойдут истинные лидеры общественного мнения?

- Будут реальные границы, которые руководство партии не захочет переходить. Впереди их ждут реальные выборы с реальными кандидатами. Поэтому их, в первую очередь, интересует конечный результат. И для них важна победа сильнейшего.

Фото: УралПолит.ru / Евгений Поторочин

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.