Top.Mail.Ru
Общество
  1. Общество
Общество
Тюменская область
0

Чем закончится конфликт с КРТ для Тюменской области: «К вопросу реновации вернутся»

реновация
Жители Старой Зареки в Тюмени добились, чтобы их район не затронула реновация

В Тюмени случился интересный прецедент. Губернатор Александр Моор неожиданно отменил принятое летом решение о сносе сотен домов в районе Старой Зареки, где планировалось построить межвузовский кампус – знаковый для региона инвестиционный проект. Пока жители микрорайона возвращаются к прежней жизни, региональным властям предстоит задача по выбору другой площадки под строительство объекта. С чем связано решение руководства области и является ли случай реальным примером защиты интересов общества – разбирался «ФедералПресс».

Кампус. Предыстория

Впервые о строительстве студенческого кампуса в Тюмени заговорили еще в 2016 году. Его планировалось построить рядом с Городищенским логом в районе улицы Перекопской. Объект, по сути, должен был стать студенческим городком ТюмГУ и включать корпусы для проживания и учебы, подземный паркинг, различные студии, студенческий клуб, тренажерные залы и многое другое.

Был подготовлен проект. Воплотить задуманное планировали в два этапа: сначала соорудить водопропускной канал за 276 млн рублей, а далее построить все объекты. Документация прошла госэкспертизу, были проверены сметы. Всего потратить на мегастройку планировалось 3,8 млрд рублей, а начать ее собирались в 2020 году.

Планы сорвались. Способствовали этому экоактивисты, которые настаивали на том, что застраивать лог нельзя – ни кампусом, ни чем-либо другим. Они указывали на уникальность природной площадки.

Дело дошло до поиска подрядчика. Но в марте 2021 года лот был снят.

В июле 2022 года разговоры о кампусе начались вновь: губернатор Александр Моор объявил о решении построить кампус рядом с набережной в заречной части города. Кампус должен стать межвузовским, а его масштаб – мировым.

Тиу

Параллельно было объявлено о комплексном развитии территории Старой Зареки. Здесь предстояло снести 320 частных домов. Центром расчищенной площадки как раз и стал бы кампус.

В этой ситуации возмутились уже местные жители, создав целое движение. Несколько месяцев они пытались давить петициями, обращениями на разные уровни власти, вплоть до федерального центра, и даже стали собирать средства на адвоката, который представлял бы их интересы в разного рода инстанциях.

Точку в противостоянии неожиданно поставил губернатор: для кампуса будет выбран другой участок, а проект КРТ в Зареке прекращен. Куда конкретно перенесут студенческий кампус – пока неизвестно.

Почему Старую Зареку оставили в покое

«Бюджет будет напряженным, и мы должны пересмотреть подход к реализации крупных инфраструктурных проектов. Все планы остаются, но то, что мы планировали сделать за год или два, потребует больше времени и будет зависеть от финансовых возможностей», – так объяснил положение дел и причины непростого решения губернатор Моор.

Моор

В местных телеграм-каналах, впрочем, усомнились, что дело состоит исключительно в бюджете. Возникли некоторые предположения о том, что населению Старой Зареки удалось поднять большой шум, а глава региона, разрешив этот конфликт, заработал на этой истории дополнительные политические бонусы, что особенно важно накануне предстоящей выборной кампании (в Тюменской области в сентябре 2023 года состоятся выборы губернатора).

Впрочем, по мнению тюменского политолога Александра Безделова, масштаб резонанса вокруг КРТ в Зареке на самом деле слишком преувеличен: недовольство крупными проектами случалось и раньше, и власти находили выход, нашли бы и тут.

Эксперт полагает, что причина по большей части все же именно финансовая: «Власти сэкономят по скромным подсчетам 1,5–2 млрд рублей, которые были запланированы на выкуп земельных участков. Это самый центр города, набережная, земля в частной собственности, и за нее просили серьезные деньги. Это был наиболее безболезненный вариант сокращения расходов бюджета в непростых экономических условиях».

Уральский политолог, директор Центра европейско-азиатских исследований Андрей Русаков считает, что электорально скандал мало угрожал тюменскому губернатору. «Не того уровня этот случай, чтобы он отразился на электоральных позициях Моора. Скорее всего, тут дело в другом. Возможно, он проявил осторожность в контексте того, сможет ли реализовать проект. Условно: дома снесли, а кампус не построили – эта ситуация еще более глупая. Предполагаю, что на такую осторожность толкнула неизвестная ситуация с наполнением бюджета», – говорит эксперт.

зарека

«Губернатор четко ответил на вопрос о выборах: решение об участии не принято. И даже если бы он действовал в русле избирательной кампании, то это был бы слишком ранний старт. Выборы почти через год. И в реальности губернатор не получил бы к выборам какого-то эффекта», – дополняет Александр Безделов.

С другой стороны, «галочку» рядом с Тюменской областью в администрации президента после произошедшего все же могут поставить, предполагает политолог Дмитрий Журавлев. «Дело дошло до социального напряжения. Это всегда фиксируется. Конечно, не значит, что сразу пишется приговор по потере доверия и главу региона уберут с должности, но такие вещи замечаются. Другой вопрос – как это расценят: как злостную ошибку, некомпетентность, просчет, и кто вообще виноват. Будут разбираться. Но опять же регионов у нас 88, а руководство АП немногочисленное, посчитают ли конкретное событие столь уж значимым, неясно», – рассуждает политолог.

Можно ли считать это прецедентом

По мнению Александра Безделова, по большому счету ничего уникального в этой ситуации нет. В Тюменской области бывали ситуации, когда власти уступали населению в крупных и важных для региона проектах. Правда, эффект от таких уступок, полагает он, неоднозначен.

В пример эксперт приводит завод ферросплавов, который должен был разместиться в Антипино. Стоимость инвестпроекта превышала 4 млрд рублей. Однако местные жители, экоактивисты усмотрели в нем угрозу экологической безопасности района и требовали референдума. Никакие встречи, объяснения не были услышаны. В июне Александр Моор вынужден был сообщить, что для завода будет найдено иное место.

«Есть вероятность, что этот проект так и не будет реализован. А это – рабочие места, сотни миллионов рублей налогов», – констатирует Безделов.

снос

Аналогичная ситуация сложилась несколько лет назад в Тобольском районе. В деревне Нижние Аремзяны восстали против намерения иностранного инвестора Elof Hansson Group построить рядом деревообрабатывающий комбинат. В итоге ему нашли другое место.

Были случаи, когда региональным властям удалось найти компромисс. Хороший пример – развязка на Червишевском тракте возле коттеджного поселка Комарово. О ее строительстве власти заявили летом 2019 года. Жителей тихих поселений в черте города соседство с шумной развязкой не обрадовало. Не нравилось им и то, что в результате был бы частично вырублен парк «Тополя», жаловались, что будет топить участки. От строительства важного транспортного объекта власти, несмотря на резонанс, не отказались, но сделали развязку компактнее. Возводить ее начали в этом году.

В начале 2021 года в регионе грянул еще один скандал, связанный с расширением участка трассы Тюмень – Омск, который проходит через Боровский. Проблема была в том, что дома и магазины стояли вплотную к федеральной дороге, и для расширения полотна с двух до четырех полос требовалось снести десятки построек и частных домов. Сельчане против такого решения бастовали, просили помощи у президента Путина, но в итоге дома были снесены. Расширение трассы в этом году идет ударными темпами.

Что с КРТ

Что касается КРТ, то в Тюмени этот механизм стартовал довольно гладко. В целом этот градостроительный документ в масштабах страны заработал в конце 2020 года. Спустя год в областной столице был запущен первый проект КРТ – это улица Камчатская на Лесобазе. К слову, он стал первым в УрФО.

Потом были участки в районе улиц Ставропольская, Жуковского и озера Песьяное; в границах улиц Минской, Смоленской и Киевской и другие территории. Сопротивления со стороны населения реализация программы КРТ до Старой Зареки не встречала.

Не то, что в других регионах. Пожалуй, самый громкий (если не считать Москву, которая стала, по сути, «столицей реновации» и сопротивления ей еще много лет назад) – пример Санкт-Петербурга, где губернатор Александр Беглов заявил о сносе всех хрущевок 1957–1970 годов постройки, независимо от их состояния. Жители города попытались отменить КРТ через суд. Не вышло – иск суд отклонил буквально на днях.

город

Сегодня города развиваются по собственной логике, расти вширь бесконечно невозможно, и старые районы неминуемо будут преображаться. И это дело времени, полагают эксперты. Говорил об этом и губернатор Моор: «Мы не отказываемся от планов по трансформации центра города. Мир меняется, и чтобы быть конкурентоспособными, мы должны улучшать городскую среду, качество которой стало важным фактором привлекательности населенных пунктов».

Александр Безделов считает, что этот сигнал со стороны главы региона был послан в том числе и жителям Старой Зареки, и когда ситуация в экономике наладится, к вопросу реновации власти вернутся.

Фото: ФедералПресс / Ольга Юшкова, Екатерина Байкалова, Евгений Поторочин, Дмитрий Шевалдин

Сюжет по этой теме
14 июня 2017, 09:45

Реновация жилья

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями УрФО в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати